Главная / Газета 14 Ноября 2003 г. 00:00 / Спорт

Незабываемый ковбой

Сегодня Игорю Бобрину исполняется 50 лет

Оксана ТОНКАЧЕЕВА

Сегодня во Дворце спорта «Лужники» большим ледовым представлением свой 50-летний юбилей отметит один из самых ярких советских фигуристов Игорь Бобрин. Человек, который на собственном примере доказал, что не обязательно быть олимпийским чемпионом, чтобы помнили и любили.

shadow
–Ты помнишь Бобрина? – удивилась я, когда молодой еще коллега, из всех видов спорта уважающий лишь футбол, живо отреагировал на фамилию известного фигуриста.

– А как же? Одно из самых ярких воспоминаний детства. Смешил родителей – брал шляпу у них, надвигал ее на глаза и важно так декларировал: «Я – Игорь Бобрин!»

Самое удивительное, что всенародную (без всяких преувеличений) любовь Бобрин сумел завоевать исключительно мастерством конька и даром артиста, а не титулами. Он не был ни мировым, ни тем более олимпийским чемпионом, отметившись в протоколах крупных международных соревнований лишь единственной победой на европейском первенстве в 1981 году. Но его самый знаменитый показательный танец «Ковбой» знают и помнят даже те, кто никогда особо не интересовался фигурным катанием.

Легендарный Игорь Борисович Москвин, отдавший Бобрину пятнадцать лет своей тренерской жизни, как-то заметил, что в исполнении сложнейших элементов фигурного катания его ученику просто не везло. «Одни прыгают, что семечки щелкают, а другие – словно на подвиг идут. У Игоря вся энергия в эмоции, в образ уходила, поэтому и не «хватало» его часто на тройные сальховы и тулупы. Прыгал бы без ошибок – все медали его бы были».

Но сам Бобрин никогда не жаловался на судьбу за недостаток чемпионских титулов. Хотя и не скрывал, что, получая золотую медаль первенства Европы и бронзовую – мира, был счастлив безмерно. Ему сполна повезло в другом. В творческом долголетии, например. Ведь в отличие от многих «попрыгунчиков» он сумел сохранить столько тех самых эмоций и творческой энергии, что, уйдя из большого спорта двадцать лет назад, до сих пор собирает полные залы. В семейной жизни с огненной Натальей Бестемьяновой, олимпийской чемпионкой Калгари-88 (в паре с Андреем Букиным) они неразлучны с 1983 года…

К слову, тогда, в начале восьмидесятых, когда уходить нашим звездам было особо некуда, Бобрин с единомышленниками решился на рискованный шаг – создание ледового ансамбля «Все звезды», а чуть позже и своего «Театра ледовых миниатюр». Затеял дело, в которое по большому счету мало кто верил. Всего девять фигуристов пошли тогда за ним в новый коллектив. И звезды с неба им поначалу не падали. Но год назад труппа уже могла себе позволить гастролировать в трех местах одновременно, и, судя по количеству творческих планов, талантливому коллективу еще жить да жить.

Бобрин утверждает, что именно в этом театре его сегодняшняя жизнь. Даже работу в качестве хореографа с лучшими фигуристами мира (с Еленой Бережной и Антоном Сихарулидзе, Ириной Слуцкой) он воспринимает философски: «Это как воспоминание о спорте, молодости, победах, обо всем лучшем, что с нами было. Интересно, но кратковременно. А в театре – семья, друзья. Все!» И отдается он этой жизни весь без остатка.

«Золушка», которую они покажут завтра специальным дневным сеансом для детей, признана лучшим ледовым спектаклем Европы. «Алиса в стране чудес», «Мэри Поппинс», «Щелкунчик. ХХI век», «Немое кино», «Распутин. Постфактум», хоть и не имеют подобных официальных титулов, – вещи просто потрясающие. Правда, когда Бобрина спрашивают о секретах успеха его детища, он скромно «уходит» на вторые роли, отдавая дань своим артистам. «Без них, а особенно без Наташи с Андреем (Букиным. – О.Т.), не получилось бы ничего. Чтобы там ни говорили, но театр после спорта – более низкая категория. По значимости, по славе, по популярности… Но то, что ребята, придя ко мне свежими олимпийскими чемпионами, до самозабвения погрузились в работу, говорило только об одном: они хотели не просто докатываться, а завоевывать себе новое имя. Наверное, поэтому нам рукоплещут залы».

«…Закончен день,
О нем не пишут саги,
закончен день,
Из многих на земле.
А на столе расстелен
лист бумаги,
Еще на влажном
кухонном столе…»


Это из стихов Игоря Бобрина. Он пишет их для себя, когда приходит вдохновение, а они помогают размышлять о нем. Истинный талант и впрямь многогранен…

С днем рождения!


Опубликовано в номере «НИ» от 14 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: