Главная / Газета 6 Ноября 2003 г. 00:00 / Спорт

Роман Русинов

«Моя мечта – стать чемпионом мира в «Формуле-1»

Алла ПУГОВКИНА

В мировом автоспорте существуют три вершины: «Гран-при Монако», 500-мильная гонка в Индианаполисе и 24-часовое испытание в Ле-Мане. Занять место на стартовой решетке знаменитой французской трассы намерен российский гонщик со звучной и символичной фамилией Роман Русинов.

Романа Русинова можно встретить не только на гоночной трассе, но и в Интернете.
Романа Русинова можно встретить не только на гоночной трассе, но и в Интернете.
shadow
Для этого экипаж итальянской команды «Кураж», цвета которой будет защищать наш пилот, должен попасть в число призеров многочасовой гонки на спортпрототипах «1000 километров под Ле-Маном». Она состоится 9 ноября на кольце Бугатти. В ней примут участие 50 экипажей, и в их составе выступят такие известные мастера, как пятикратный победитель «24-х часов Ле-Мана» Том Кристенсен, экс-пилоты «Формулы-1» Стефан Саразин и Жак Лаффит. Тем не менее Русинов верит в успех. А еще в то, что обязательно пробьется в «Формулу-1», о чем рассказал «Новым Известиям».

– Роман, как вообще родилась эта идея – стать первым русским на «Ле-Мане»?

– Не секрет, что моя конечная цель – «Формула-1». А «Ле-Ман» – это лишь одна из важных ступенек на пути покорения главной вершины мирового автоспорта. Известно, что именно во время выступления на спортпрототипах был замечен специалистами и приглашен тест-пилотом в королевские гонки шестикратный чемпион мира Михаэль Шумахер. Кстати, «Ле-Ман» – единственная высота, которую пока не удалось покорить Красному барону. Но он говорит, что после завершения выступлений в «Формуле-1» обязательно приедет во Францию, чтобы ликвидировать этот пробел.

– Вы уже провели тестовые заезды на прототипе «Кураж». Какие впечатления? Наверное, непривычно управлять такой тяжелой машиной, ведь до этого вы выступали в европейской «Формуле-3000», где болиды значительно легче?

– Действительно, спортивный прототип почти на 200 кг тяжелее. Поэтому не прощает ни малейшей ошибки в управлении. Для того чтобы показать быстрое время, нужна предельная концентрация. Но я довольно легко освоился и доволен показанными в тестах результатами.

– Свой день рождения 21 октября вы тоже отметили на французской трассе?

– Да, с партнерами по команде. Но все было очень тихо и скромно, потому что позади и впереди было много тяжелой работы.

– Какая задача поставлена перед вами на гонку «1000 километров под Ле-Маном»?

– Задача одна – подняться на подиум и таким образом завоевать место на старте легендарных «24-х часов». Решить ее нашей команде под силу, поскольку тестовые заезды показали, что в этом году конструкторы «Куража» создали очень выносливый и очень быстрый прототип, способный даже выиграть. Так что главное – не ошибиться на трассе и добраться до финиша.

– Но участие в «Ле-Мане», как вы сами сказали, отнюдь не конечная цель. Насколько реально воплощение в жизнь главной вашей мечты – выступать и побеждать на трассах «Формулы-1»?

– Все реально. Мы выработали план, и, судя по промежуточным результатам, он верный. Сначала я выступал в чемпионате Франции по картингу, постоянно попадал в число призеров, затем поступил в единственную в мире школу профессиональных пилотов La Filiere, побеждал в интернациональных финалах «Формулы Рено», а в прошлом году регулярно завоевывал место на подиуме в английском чемпионате «Формула Палмер Ауди». Так что двигаюсь в нужном направлении и полным ходом, осталось сделать еще один, решающий шаг.

– И когда это произойдет?

– Возможно, уже в следующем сезоне. Если нет, то через год. Я уже сейчас имею четыре вполне конкретных предложения, но назвать команды, заинтересованные в моих услугах, пока не могу. Пусть еще какое-то время это остается тайной.

– В их числе есть «Минарди», в который вас активно сватают многие средства массовой информации?

– Есть, но это вовсе не значит, что там я и окажусь. Извините, но конкретнее ответить пока не могу.

– Честно говоря, удивительно в наше время видеть 22-летнего молодого человека, который точно знает, что он хочет сегодня и что будет с ним завтра, который к тому же свободно говорит на трех языках.

– Ничего удивительного в этом нет. Просто у меня есть цель, и я иду к ней. Наверное, если бы у меня не было мечты стать чемпионом мира в «Формуле-1», все было бы по-другому.

– Откуда эта страсть к автогонкам?

– От отца. Он был участником гонки «Париж–Дакар», организатором автомарафона «Париж–Москва–Пекин» и «Мастер-ралли». Так что любовь к автогонкам у меня наследственная. И хотя я занимался и горными лыжами, и альпинизмом, любимым видом спорта всегда был именно автомобильный.

– А любимым гонщиком? Чья манера езды вам импонирует?

– Мне нравятся два пилота – Михаэль Шумахер и Хуан Пабло Монтойя. Но колумбиец – больше, потому что Монтойя умеет и не боится обгонять.

– На что-нибудь еще, помимо тренировок и гонок, время остается?

– Я учусь в Париже в высшем институте управления. Сам работаю над своим сайтом в Интернете.

– Работа, учеба... А для души?

– Для души – музыка. Люблю Высоцкого и классику. А что касается желудка, то обожаю суши.

– Последнее время вновь активно обсуждается тема строительства трассы «Формулы-1» в Москве или Подмосковье. Верите, что на этот раз слова перестанут быть просто словами?

– В России возможно все. Трассу могут построить и на следующий год, а могут и лет через пятьдесят. Но если это действительно произойдет, то выгоду получат все – не только поклонники автоспорта, но и экономика страны. Другое дело, что трасса – это, конечно, хорошо, но за кого будут болеть россияне, если своего пилота в «Формуле-1» у нашей страны нет. Он обязан появиться, если мы хотим принимать у себя королевские гонки.

– Но у нас же будет свой пилот?!

Роман загадочно улыбнулся, а затем уверенно ответил:

– Будет.

Опубликовано в номере «НИ» от 6 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: