Главная / Газета 6 Ноября 2003 г. 00:00 / Спорт

Эксперимент начинающего химика

Россия предпочитает бороться с допингом без лишнего шума

Оксана ТОНКАЧЕЕВА

Череда скандалов вокруг нового вида допинга – тетрагидрогестринона (ТХГ), взбудоражившая в последнее время спортивный мир, не вызвала абсолютно никакой паники в Олимпийском комитете России. Возникает резонный вопрос – почему? Ответить на него «Новые Известия» попросили компетентных людей.

Всемирное антидопинговое агентство намерено проверить сотни биопроб на наличие в них запрещенного стероида – тетрагидрогестринона.
Всемирное антидопинговое агентство намерено проверить сотни биопроб на наличие в них запрещенного стероида – тетрагидрогестринона.
shadow
«Речь не идет о тотальной проверке на ТХГ всех, кто участвовал на июльском чемпионате мира в Барселоне, – объяснил ситуацию «Новым Известиям» член бюро Международной федерации плавания (ФИНА) и президент российской Федерации плавания Геннадий Алешин. – Повторным исследованиям подвергнутся только те анализы (а это примерно 400 проб), которые были сданы непосредственно во время соревнований в Испании. В обязательном порядке тесты сдавали все призеры, а спортсмены, занявшие с четвертого по шестое места, приглашались на допинг-контроль по выбору. Новых анализов, связанных с обнаружением ТХГ, специально никто из российских пловцов не сдавал».

«Приезды к нашим атлетам инспекторов ВАДА (Всемирного антидопингового агентства. – О.Т.) после всего случившегося не участились, – подтвердил и заместитель председателя Госкомспорта, президент Федерации легкой атлетики России Валентин Балахничев. – У нас и так берут анализы чуть ли не каждый день, но тетрагидрогестринон никак, повторю, их работу не активизировал. Непосредственно на новый допинг ИААФ (Международная ассоциация легкоатлетических федераций. – О.Т.) собирается проверить хранящиеся с августовского чемпионата мира пробы «А». И лишь в случае обнаружения в них ТХГ атлеты будут вынуждены сдавать пробу «Б».

Директор Антидопинговой комиссии ОКР Николай Дурманов считает маловероятным, что в результате этих перепроверок среди провинившихся окажутся наши спортсмены. Весьма скептически отнесся он и к желанию Международного олимпийского комитета еще раз исследовать биопробы участников Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити: «Что, собственно, будут проверять? Ведь из 700 проб, взятых в феврале 2002 года, сегодня для исследования пригодны меньше половины».

Самое удивительное, что наделавший столько шуму препарат сам по себе, по словам Дурманова, ничего уникального не представляет. ТХГ относится к группе анаболических стероидов и представляет собой химическую модификацию весьма распространенного на Западе противозачаточного вещества. Говоря научным языком, это своеобразный прогормон, который дозревает внутри организма, способствует ускоренному росту мышц и увеличению мышечной силы, что в свою очередь позволяет спортсмену выдерживать более высокие нагрузки.

«Вообще, – считает Дурманов, – важно не столько то, что открыт новый препарат. Перед нами наглядный пример настоящей фармакологической экспансии. Теперь ни у кого не остается сомнений в том, что в США, стране, которая активнее всех боролась с запрещенными препаратами, часто обвинявшая в нечистоплотности других, в том числе и нас, существовала своя разветвленная допинговая сеть. Никто не ожидал, что количество «пострадавших» в результате новых проверок американских спортсменов окажется таким масштабным. Но случившееся, конечно, повод не для злорадства, а для всеобщего беспокойства. Если в США такое возможно, то что же говорить о других?»

Случайное совпадение или нет, но именно в те дни, когда из-за океана одно за другим приходили известия о звездах, пойманных на применении запрещенных веществ, в ОКР штаб подготовки к Афинам-2004 разработал программу борьбы с допингом. План действий включает в себя три основные задачи. Первое – наладить научно-медицинское обеспечение сборных команд. Второе – проводить регулярный допинг-контроль (закупленная для российского антидопингового центра современная аппаратура теперь позволяет брать пять тысяч проб в год, а не тысячу, как два года назад). Третье – своевременно снабжать информацией врачей и самих атлетов о нюансах, которыми так богата фармакология. Как показывает практика, именно недостаток информации о тех или иных препаратах в итоге оказывается главной причиной того, что в организм спортсмена попадает допинг. А то, что, несмотря на жесткие санкции и уникальные технологии обнаружения запрещенных веществ, мир спорта от допинга отказываться не собирается, признают даже специалисты ВАДА. ТХГ там называют экспериментом начинающего химика по сравнению с тем, что может появиться в ближайшем будущем. На создателей новых препаратов, к примеру, работает целая наука – протеоника, позволяющая моделировать структуру лекарств и их действие на компьютере. Так что ВАДА советует спортсменам держать руку на пульсе.


Опубликовано в номере «НИ» от 6 ноября 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: