Главная / Газета 4 Ноября 2003 г. 00:00 / Спорт

Алексей Ягудин

«Самое время начать новую жизнь»

Оксана ТОНКАЧЕЕВА

Поздним вечером в воскресенье самый титулованный российский фигурист в одиночном катании Алексей Ягудин простился с любительским спортом.

Алексей Ягудин прощается с большим спортом.
Алексей Ягудин прощается с большим спортом.
shadow
Набитый до отказа зал дворца спорта в городе Мисиссога (там проходил второй этап коммерческой серии «Скейт Канада») встретил появление Ягудина стоя. Точно так же провожали его трибуны после триумфа на четырех чемпионатах мира и Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити. Поцеловав лед и исполнив любимые программы, фигурист пообещал радовать болельщиков и своими новыми начинаниями. Просто и трогательно. Жаль только, что увидеть выступление кумира не смогли в России.

– Я бы с удовольствием «попрощался» с большим спортом на родине, особенно в родном Санкт-Петербурге, но у меня начинаются репетиции в показательном туре «Start on ice» («Звезды на льду» – самое престижное шоу у фигуристов. – О.Т.), поэтому приехать в Россию пока не могу, – сказал он накануне «Новым Известиям».

– Решение оставить любительский спорт далось вам трудно?

– Нормально. Это не было скоропалительным шагом. Оно зрело подсознательно последние несколько месяцев. Операция на ноге прошла успешно, мы с Татьяной Тарасовой (тренер Ягудина. – О.Т.) готовились к сезону, сделали новую произвольную программу... Но я прекрасно понимаю, что травма до конца неизлечима, время от времени боль давала о себе знать и после хирургического вмешательства. У меня была мечта выиграть Олимпийские игры. Она сбылась. Я всегда хотел кататься в «Start on ice» – это тоже получилось. Конечно, если бы я поставил себе цель выиграть еще одни Игры, это было бы отличным стимулом для продолжения карьеры в спорте. Но я решил этого не делать. Именно потому, что хочу начать новую жизнь, испытать себя в других областях. Считаю, сейчас для этого самое подходящее время. Потом может быть поздно.

– Прежде всего – это тренерская деятельность?

– Прежде всего – это катание. Я ведь не вешаю коньки на гвоздь. Буду выступать в туре, в профессиональных чемпионатах... Одной тренерской работой ограничиваться не собираюсь. У меня действительно очень много идей и проектов.

– Помнится, летом вы говорили, что хотели бы открыть бар в теплой стране...

– С тех пор как начались проблемы с ногой и стало больше свободного времени, о чем-то подобном я думал постоянно. Я в самом деле люблю теплые страны, наверное, потому, что всю жизнь провел на холодном катке. Так что, возможно, все, о чем говорил, сбудется. Хотел бы выучить еще один иностранный язык, например французский.

– Татьяна Тарасова расстроилась, узнав о вашем решении?

– По-моему, она была готова к такому повороту. Но жалела, конечно. Мы же готовились, строили планы на сезон. Но, с другой стороны, в моем лице она, считаю, найдет отличного помощника в работе.

– Обычно, когда человек решает начать новую жизнь, что-то меняется в нем самом...

– Я стал более спокойным. Я успокоился после Олимпиады. А травма вообще все поставила на место. Раньше мне было наплевать на свое здоровье, теперь это не так. Знаю, где и когда надо остановиться. Наверное, я стал взрослее...

– Каков главный итог вашей спортивной карьеры?

– Я горжусь тем, что смог себя преодолеть. Я был на высоте какое-то время, потом спустился вниз и нашел в себе силы вновь подняться на вершину. Я победил сам себя, сделал то, что должен стараться делать каждый спортсмен.

– Многие сожалеют, что не увидят больше дуэли Ягудина и Плющенко...

– Мы с ним действительно подталкивали друг друга, двигались вперед, а за нами стремились остальные. Теперь, как мне кажется, такого нет. Женя слишком далеко ушел от остальных, пока я не вижу сильной борьбы между ним и другими фигуристами.

Опубликовано в номере «НИ» от 4 ноября 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: