Главная / Газета 21 Октября 2003 г. 00:00 / Спорт

Илона Корстин

«Побывав в Самаре, поняла: пора возвращаться на родину»

Александр ЛЮБИМОВ

Защитника команды «Волгабурмаш-СГАУ», по общему мнению, самую привлекательную баскетболистку российской сборной, Илону Корстин признали одним из лучших игроков Мирового кубка и включили в символическую сборную. После окончания турнира мы побеседовали с Илоной. Удивительно, но спортсменка, родившаяся в городе на Неве, говорит с акцентом.

Илона Корстин умеет произвести эффект не только на баскетбольной площадке.
Илона Корстин умеет произвести эффект не только на баскетбольной площадке.
shadow
–Да по-другому и быть не может. Ведь последние шесть лет я прожила во Франции. Научилась не только говорить по-французски, но и думать.

– С русским проблем не возникает?

– Если честно, иногда могу вставить какое-нибудь французское слово в разговоре. Но это бывает очень редко.

– Говорят, что вы еще и жениха привезли из Франции?

– Да, там я встретила молодого человека, с которым продолжаю общаться до сих пор. Это Эрик. Вот он, кстати, рядом сидит. Он не баскетболист. Но игру любит. Во Франции работал на фирме, где делают ракеты. Когда стал встречаться со мной, у него на работе даже проблемы были.

– Эрик, – я обратился к бойфренду Илоны. – Как дома восприняли ваше решение уехать с Илоной в Россию?

– Сначала негативно, а потом, когда познакомились с ней поближе, то сказали, что она супердевушка, ты с ней нигде не пропадешь. Раньше, во Франции, я заботился о ней, теперь она будет заботиться обо мне.

– Илона, ваш отец, кажется, эстонец?

– Да, есть эстонские корни. Поэтому такая фамилия.

– А как вы попали во Францию?

– Все очень просто. Моя мать повторно вышла замуж за француза и хотела, чтобы я была рядом. Мне тогда только семнадцать исполнилось. В общем, от меня мало что зависело. Приехала во Францию. Через год меня пригласили играть. Вот так и стала русской француженкой. Если бы в нашей стране в то время было бы такое же отношение к спорту и женскому баскетболу, как сейчас, наверняка никуда бы не уехала. Возможно, продолжала бы играть в питерской команде «Форс-Мажор».

– Говорят, во Франции на первых порах вы жили в совершенно чужой семье...

– Так было лучше. Меня как бы бросили в воду, чтобы сама плавать училась. И я выплыла. Мне пришлось учить французский с азов, ведь в школе нам преподавали немецкий. Мама жила довольно далеко от города, в котором я играла, так что мне пришлось стать самостоятельной.

– Были трудности?

– Практически нет. Французская провинция отличается от нашей. Там все то же самое, что и в крупных городах. Главное было привыкнуть к новой жизни.

– Вы долго раздумывали над предложением, которое вам сделало руководство «Волгабурмаш-СГАУ»?

– Я дважды выигрывала с «Буржем» чемпионат Франции, была обладательницей еврокубка, но сейчас в клубе кризис. А когда я увидела новый зал в Самаре, какие здесь болельщики, решила, что надо возвращаться на родину.

– С женихом?

– Это было одно из моих условий.

– Руководители клуба выполнили все ваши условия?

– Пожалуй, есть только два момента, которые меня не устраивают. Мне дали великолепный дом, но там только местный, самарский телефон и нет Интернета. Мне пообещали, что в ближайшее время дадут другое жилье. Не хуже. И там будет отличная связь.




Опубликовано в номере «НИ» от 21 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: