Главная / Газета 3 Октября 2003 г. 00:00 / Спорт

Ирина Винер

«У нас в гимнастике слева – удав, справа – кобра»

Оксана ТОНКАЧЕЕВА

Вчера главный тренер сборной России по художественной гимнастике Ирина Винер, а также ее ученицы Алина Кабаева и Ирина Чащина дали пресс-конференцию, посвященную итогам недавно завершившегося в Будапеште чемпионата мира. Все трое сошлись в одном – предолимпийский турнир оказался самым трудным для российских «художниц». Как призналась «Новым Известиям» Ирина Александровна, она счастлива уже оттого, что все это закончилось.

Ирину Винер трудно представить проигравшей.
Ирину Винер трудно представить проигравшей.
shadow
–Накануне Будапешта вы с девчонками буквально спрятались от всех на базе в Новогорске. Сложилось впечатление, что вы изрядно нервничали. Или показалось?

– Нервничала? Нет, скорее переживала всю эту неприятную ситуацию с дисквалификацией и не хотела видеть посторонних. Была нанесена психологическая травма, и все ее последствия мы с Алиной и Ирой должны были испить до дна. Было тяжело. Но паниковать, нервничать было некогда. Мы все – я, тренеры, врачи, массажисты – работали. На каждой тренировке разыгрывали модель чемпионата мира и победили! Теперь, надеюсь, ни у кого не осталось сомнений в том, что мы – лучшие. И никакие попытки убрать российских гимнасток с пьедестала даже самыми изощренными способами ни к чему не привели. Разве только Чащина не оказалась на том месте, которого заслуживает. Ира должна была быть как минимум второй. И не с Анной Бессоновой конкурировать. Они с Алиной должны были бороться между собой.

– Что же помешало?

– Накануне абсолютного первенства пошли разговоры о том, что у России «золота» (а мы к тому времени выиграли командный турнир) и так достаточно. Да и вообще многие находились в Будапеште под своеобразным украинским прессингом. Ведь тренер Бессоновой (к слову, дочери известного советского футболиста Владимира Бессонова. – О.Т.) Ирина Дерюгина еще в начале сезона заявила: «В Будапеште будет сюрприз». И началось: в аэропорту венгерской столицы Аня появилась в футболке с цифрой 1 на груди. А потом... Я никогда такого не видела: весь зал огромного дворца спорта по периметру был увешан украинскими флагами. Даже испанцы, в спортивных клубах которых работают многие тренеры с Украины, размахивали маленькими флажочками своей страны и... огромным украинским. А эти постоянные крики «Бес-со-но-ва!», когда на ковер выходили Ира и Алина... Просто какая-то спланированная акция.

– А что вы максимально объективно можете сказать о Бессоновой?

– Аня – очень красивая девочка и очень хорошая гимнастка. Достойная соперница Кабаевой и Чащиной. Но она, на мой взгляд, психологически еще не готова к подобным турнирам и к большим победам. Именно она, а не мои ученицы, допустила грубейшую ошибку в финале – уронила мяч. Дрогнула...

– Откуда у вас такая выдержка?

– А у нас иначе нельзя. Это в футболе можно выйти и как вда-а-а рить!.. У нас вдарить можно только вниманием и спокойствием. Я Алине всегда говорила: лучшее – враг хорошего. Не нужно лезть из кожи вон. Сделай, как положено, и будешь первая! И она с этой задачей справилась. Ведь в Будапеште я мало чем могла помочь. Как президент технического комитета ФИЖ (Федерации спортивной гимнастики. – О.Т.) я не могла выводить девочек на помост, быть рядом с ними, как обычные тренеры, во время соревнований. Встречаться с ученицей мне можно было только, написав официальную бумагу. Второй наш тренер, которая обычно подменяет меня в таких случаях, Вера Шаталина, работала в качестве арбитра. Но в день финала, кстати, ее и еще одну белорусскую судью президент техкома ФИЖ госпожа Амбруцени просто сняла с судейства, чтобы не было потом всяких разговоров.

– Может, то, что судьи не в первый уже раз так опускают самую техничную гимнастку современности – Чащину, говорит об их некомпетентности?

– Они могут быть слабоваты как тренеры, но как судьи достаточно сильны. Когда Чащина исполнила упражнение с булавами так, как, наверное, не исполнит больше никогда в жизни, а ее все-таки поставили второй, вслед за Бессоновой, мне было просто стыдно. И, видно, не мне одной. Потому что через день в многоборье, когда Ира отработала это же упражнение без ошибок, но уже без того блеска, оценка была почему-то высокой. Потому что поняли: так нельзя. Нет, судьи сильные, но понимаете, у нас везде – женщины. Заходишь в тот же техком, с одной стороны – удав, с другой – кобра... Не знаешь, с какой стороны ужалят. У каждой из нас свое мнение, и каждая хочет себя показать. Например, взять и «убить» тебя на булавах...

– Веселая жизнь ...

– Ничего, держимся...

– Интересно, а тренеры Бессоновой вас поздравили?

– Что вы?! К сожалению, Ирина и Альбина Дерюгины – люди, которые не приемлют никаких других имен, кроме своих. Когда заявления Ирины в кулуарах о том, что результаты будапештского чемпионата несправедливы, не нашли поддержки, она в сердцах бросила: «Я вижу, что кругом здесь вши!». И добавила напоследок, что будет добиваться исключения художественной гимнастики из программы Олимпиад.

– Можно представить, какая война нервов ожидает гимнасток в Афинах. Хотя, как сказала Ирина Чащина, они настолько закаленные, что какие-то выкрики с трибун...

– Или прочие неприятности их из колеи уже не выбьют. Она абсолютно права. Я считаю, что с главной задачей Алина и Ира уже справились. Причем блестяще!




Опубликовано в номере «НИ» от 3 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: