Главная / Газета 26 Августа 2003 г. 00:00 / Спорт

Алексей Немов

«Клянусь, у нашей сборной огромный потенциал!»

Валентина КРАСНЫХ, Анахайм
Несмотря на многочисленные травмы, свои медали Алексей Немов в Анахайме взял
Несмотря на многочисленные травмы, свои медали Алексей Немов в Анахайме взял
shadow
В Анахайме стало легче дышать. Не потому что спала дикая жара – за последние два дня чемпионата мира наши прервали беспрецедентное падение вниз по гимнастической лестнице, зацепившись за пьедестал.

Елену Замолодчикову на чемпионате вообще никто не ждал. Она долечивала серьезнейшую травму ноги, но за несколько дней до отъезда сборной в Анахайм получила повреждение Наталья Зиганшина, серебряный призер прошлого первенства мира. «СуперЗамо» ввели в команду. «Замолодчиковой надо памятник поставить! Не тренировавшаяся из-за травмы последние пять месяцев, она совершила невозможное, пройдя все свои снаряды без падений и ошибок», – сказала о Лене капитан команды Светлана Хоркина. В финале на опорном прыжке олимпийская чемпионка и чемпионка мира в этом виде Замолодчикова была лучшей, но судьи чуть-чуть поприжали оценку и потеснили ее на второе место.

– Лена, рады «серебру»?

– Конечно. Обычно, когда надеешься на «золото», а в итоге получаешь «серебро», то появляется чувство обиды или неудовлетворенности. Но после стольких неудач и поражений, после травмы, которую я, кстати, получила в феврале, здесь же, на турнире в Америке, сегодняшняя медаль имеет особую ценность и очень дорога для меня.

– После окончания выступления нашей сборной в командном первенстве вы все время повторяли, как заклинание: «Надо было поставить меня, надо было поставить меня…»

– Я была заявлена только на прыжок, но чувствовала, что могу сделать и вольные. Знаете, несмотря на долгий восстановительный период, во время которого я не тренировалась в полную силу, вдруг поняла, что не потеряла уверенности в себе, что если мне доверят – не подведу и не ошибусь. Но тренеры все-таки сделали выбор в пользу Шевченко, видимо, испугавшись, что я еще не набрала форму.

– И Шевченко, завалив вольные, оставила вас без медалей.

– Вы знаете, она просто перегорела. Она хотела показать лучшее, на что способна, но из-за отсутствия опыта больших турниров просто не смогла распределить правильно силы. Вообще я должна сказать, что вся молодежь у нас, даже несмотря на допущенные здесь ошибки, очень и очень сильная. И я думаю, что этот чемпионат хороший опыт перед Олимпиадой в Афинах. Надо теперь правильно сделать работу над ошибками. Людмила Ежова единственная из «старичков», кто допустил в командном первенстве ошибку на бревне. Она, признанная мировая «бревнистка», упала дважды, и именно ее срыв лишил команду пусть минимальных, но все-таки реальных шансов на «бронзу». После ее ошибки один из бывших советских тренеров, ныне работающий с европейской командой, сказал мне: «После такого не называйте Ежову суперпрофи на бревне. Суперпрофи на своих «кронках» тащат команду вверх, а не откатывают назад». Рубить сгоряча головы шашкой не будем, тем более Мила Ежова подтвердила свое реноме и выиграла в финале на бревне «бронзу». Просто попробуем разобраться в ситуации.

– Мила, что все-таки случилось в те злополучные минуты?

– Вы можете мне не верить, но я честно до сих пор не понимаю. Я не нервничала, наоборот, предельно собралась и сконцентрировалась. И вдруг первое падение. Я мобилизовалась. Раз – и вторая ошибка. Конечно, бревно такой сложный снаряд, на котором каждый даже при максимальной готовности может ошибиться, но не оправдываю себя этим обстоятельством и не складываю с себя вины за происшедшее.

– Сегодня вы не упали, но опять допустили ошибку.

– Помарку, которую я тут же исправила, сделав элемент чисто. Но судьи, как всегда на этом чемпионате, неправильно посчитали базовую оценку, и, естественно, финальная на две десятых сразу понизилась.

– Но нельзя не согласиться и с тем, что две китаянки, «серебряная» и «золотая», показали блестящие комбинации.

– Да, это правда. Я удивилась, что эти юные гимнастки, которые впервые показались на большом помосте, продемонстрировали потрясающе сложную и красивую, с изюминкой, гимнастику на бревне. И что самое главное – абсолютно безошибочную. Они все, как одна, стоят на нем намертво.

– К Олимпиаде будете что-то менять в программе?

– На бревне нет, потому что у меня очень сложная комбинация, которая оценивается, если судить честно, из 10,3 балла. Я буду только шлифовать ее. А вот над прыжком придется поработать немало, потому что он у меня никакой. И хотя я не собираюсь идти на Олимпиаде по многоборью, слабых мест в Афинах быть не должно. Ах, если бы вы видели, как обожают Алексея Немова в Америке. На всех постерах, выпущенных к чемпионату, – Немов. На всех телевизионных заставках – Немов. На футболках у детей – Немов. Юные девочки, захлебываясь от любви, кричат: «Алексей секси!». Дамы в возрасте умиленно улыбаются: «Очаровашка». Мужчины констатируют факт: «Красавец». Наш красавец красиво, с малюсенькой помарочкой сделал брусья и поделил второе место с китайцем Ху Хангом. А над перекладиной парил так, что девочки от страха за него глаза зажмуривали, у дам дыхание перехватывало, а мужчины констатировали факт: «Гагарин». Но в доскок он не попал. И стал лишь третьим.

– Доволен, рад, счастлив!

– Леш, но ведь на перекладине не «золото».

– Рад, что все закончилось. Устал безумно. Наверное, как никогда в жизни.

– К судьям претензии есть?

– Есть и еще какие! На брусьях я должен был быть третьим, а они меня на вторую ступеньку вытащили. Помогли, причем бескорыстно. Не улыбайтесь, я серьезно. Я считаю, что на брусьях мне оценку завысили, а вот перекладину отсудили нормально, по-честному. Я ошибся, меня наказали.

– Как вы сами себя наказали, оставшись без золотых медалей, так никто не накажет.

– Я уверяю, я клянусь, что у команды огромный потенциал! Нас травмы добили. Будем лечиться, анализировать ошибки и… Вперед к снарядам, труба зовет в Афины.

Опубликовано в номере «НИ» от 26 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: