Главная / Газета 26 Августа 2003 г. 00:00 / Спорт

Американская трагедия

Как спринтер Джон Драммонд стал героем чемпионата

Валерий РАЗУВАЕВ, Париж
После того как американский спринтер Джон Драммонд узнал о своей дисквалификации, его хватил паралич
После того как американский спринтер Джон Драммонд узнал о своей дисквалификации, его хватил паралич
shadow
Большому спорту никак не убежать от большой политики. Она постоянно бросает на него свою черную тень. Война в Ираке, где интересы Франции и Америки разошлись, как в море корабли, эхом отзывается на чемпионате мира по легкой атлетике.

Французские туристические фирмы и раньше жаловались на обмеление туристического потока из-за океана. Янки побаиваются ехать в Европу. Да и французы индифферентны к гостям из США. Порой доходит до смешного. К примеру, диктор на Stade de France представляет участников забега, зрители каждому аплодируют, называют фамилию американца – тишина. Или американец выигрывает забег – зрители не замечают, француз прибежал четвертым – стадион ревет. И хотя американских чемпионов сложно не заметить, Франция за Америку на чемпионате не болеет.

И все-таки один американец нашел сочувствие публики. В четвертьфинале забега на 100 метров случились два фальстарта. По новым правилам следующий после первого нарушитель снимается с соревнований. В данном случае ими оказались Пауэлл с Ямайки и американец Драммонд. И если первый смирился с судьбой, второй – закатил настоящую истерику. Сначала набросился на стартера, ничего не добившись от того, улегся на дорожку и не желал двигаться с места. Этот цирк продолжался достаточно долго. Американец апеллировал к публике, демонстрировал какой он несчастный, несправедливо обиженный судьями. Понимая, что американца не убрать с дорожки силой, организаторы пошли на хитрость. Они якобы допустили обоих спортсменов к старту, но попросили их дать возможность провести следующий забег. А когда вновь пригласили участников прежнего четвертьфинала, Драммонда и Пауэлла уже не пустили на дорожку.

И вот здесь стадион зашумел. Не одобрил судейскую хитрость. Проникся сочувствием к обманутым спортсменам. Только оставшаяся шестерка спринтеров становилась в колодки, как трибуны начинали реветь. Это длилось около десяти минут. Спортсмены умоляли публику дать им возможность пробежать, но ответом им был неодобрительный гул. Наконец зритель смилостивился, и атлеты ушли на дистанцию. Что касается Драммонда, то, ничего не выиграв, он все-таки стал героем благодаря этому скандалу.

А вот интерес зарубежных коллег к нашим спортсменам обусловлен иным мотивом. Австралийцы и англичане в поисках информации о Юлии Печенкиной не раз подходили к российским журналистам. Их поразил феноменальный мировой рекорд нашей бегуньи на 400 метров с барьерами на чемпионате страны. Все пытались узнать, как такое возможно. Ведь спортсменка недавно тяжело болела – и такой рекорд. В Париже в первом круге Юля показала лучшее время из всех предварительных забегов и в какой-то степени дала ответ на волновавшие иностранных коллег вопросы.

А средневички разочаровали. Наталья Евдокимова и Светлана Клюка не попали в финал бега на 800 метров. Проиграли тактически. Надо было поначалу держаться в тени, а на финише поддать жару. Но они, каждая в своем забеге, разыграли один сценарий: сразу пришпорили и пролетели мимо кассы. О кассе вспомнил не случайно. Каждый российский спортсмен, который попадет в финал чемпионата мира, получит президентскую стипендию. Деньги неплохие – 15 тысяч рублей в месяц. Есть за что бороться.

– Девчонки обе молодые, – объяснил пролет главный тренер сборной Валерий Куличенко. – Тренер говорил, конечно, как надо строить бег. Но стадион орет, эмоции плещут через край. Ноги несут, а голова не работает. Это хорошая школа. Опыт можно обрести только на таком уровне. Перед Олимпиадой девчонки получили важный урок, хоть и с неудовлетворительной оценкой. А так все идет по плану. Четвертое место Елены Прохоровой в семиборье – неплохой результат, учитывая, что спортсменка почти год пропустила из-за травмы и операции на связках.

– Говорят, что в университетской деревне спартанские условия. Латыши жалуются, что макаронами закормили, транспорт плохо ходит. Половина американской команды уже съехала в отели. Россияне как, не ропщут?

– Условиями проживания интересуетесь? – и тут Куличенко завелся, видно, надавили на больное, и выдал монолог. – Вот вы любопытствуете, как мы в Париже устроились. Да, удобства и душ общие, в коридоре. Хотя спортсмены большей частью по одному живут, но изоляция такая, что можно через стенку переговариваться. На автобусе тоже могут лишние полчаса покатать. Наверное, водители тут иногородние. Но почему-то никто не хочет спросить, в каких условиях тренируются наши чемпионы дома, в России. Например, на базе в Подольске, где мы часто бываем на сборах перед главными стартами сезона, были и перед Парижем. Так вот там условия еще хуже. Спортсмен не может нормально отдохнуть, восстановить силы, а мы требуем от него медаль и лучше золотую. Почему у нас дома только на одном стадионе в Туле можно провести национальное первенство?! Этим кто-то поинтересуется? Ведь все наши успехи зависят от условий подготовки дома.

В Париж приехал Леонид Тягачев. Говорят, президент Олимпийского комитета России проведет тут ряд встреч с руководством Международной федерации легкой атлетики. Видимо, резонно будет поднять на них персональный вопрос о подготовке национальной сборной России к Афинам. Может быть, попросить международной финансовой поддержки, раз в самой стране, второй в мировом легкоатлетическом рейтинге, нет возможности построить нормальный центр подготовки?

Опубликовано в номере «НИ» от 26 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: