Главная / Газета 25 Августа 2003 г. 00:00 / Спорт

Всем врагам назло

Светлана Хоркина пошла ва-банк и выиграла

Валентина КРАСНЫХ, Анахайм
В Анахайме Светлана Хоркина доказала, что она великая спортсменка
В Анахайме Светлана Хоркина доказала, что она великая спортсменка
shadow
Кто бы мог подумать, что именно на этом, «черном» для российской спортивной гимнастики, чемпионате Светлане Хоркиной удастся сделать то, что не удавалось еще ни одной спортсменке – в третий раз стать абсолютной чемпионкой мира!

От Анахайма до Голливуда час езды, и казалось, что какие-то не слишком лояльные к сборной России режиссер и сценарист заглянули на чемпионат мира по спортивной гимнастике, чтобы снять то ли драму, то ли триллер под названием «Кошмар на помосте, или Россия на коленях». Вместо того чтобы даже после такого позорного выступления в командном первенстве уйти с помоста с достоинством и в микст-зоне ответить на вопросы журналистов из 30 стран мира, наши мальчики и девочки, сгорбившись, глаза в пол, руки плетьми, уходили к автобусу. И если до их трусливого побега с поля боя весь пресс-центр сопереживал России и оправдывал наш провал досадным стечением обстоятельств, необкатанностью дебютантов, фатальным невезением, то после сделал выводы: «Сказать им нечего, значит – что-то неладно в великом гимнастическом королевстве. А может, и королевства больше нет?» А когда в личном многоборье Алексей Бондаренко упал с брусьев и стал лишь одиннадцатым, а Евгений Подгорный сорвался с перекладины и, получив перелом руки, выбыл из борьбы, нам вынесли вердикт: «Россия сломлена, Афины они не возьмут». И уже никто даже не сомневался в том, что в личном первенстве Светлана Хоркина в лучшем случае станет пятой, в худшем…

Одна из американских газет напишет за день до личного первенства: «Хоркина решила уйти из гимнастики, и всем ясно, что она приняла правильное решение. Может, даже не стоит ждать Афин?» Но все те, кто загорелся желанием выкинуть Свету с помоста, забыли, что великая Хоркина – такой же незыблемый символ мировой гимнастики, как статуя Свободы – Америки. Стояла, стоит и будет стоять. Вывернувшись наизнанку, Хоркина срежиссировала свой фильм «Всем врагам назло», впервые в истории мировой гимнастики став трехкратной абсолютной чемпионкой мира.

«Этот мир принадлежит сильнейшим. Будьте ими», – напутствовала американских гимнасток их координатор Марта Кароли. Сильнейшими быть легче, когда на твоей стороне сильные мира сего – судьи. Хоркина выходит на помост первая. Чистый опорный прыжок, доскок – и всего лишь 9,312. Отскребают сотые в пользу «сильнейших». На огромном экране над помостом – Хоркина. Она сидит на стуле, раскачиваясь из стороны в сторону, взгляд в одной точке. Камера продолжает следить за ней: взгляд Хоркиной уходит вправо, затем она встает и внимательно смотрит на крошечную китаянку Чжан Нань, которая закончила упражнение на бревне. «Мне наш тренер, Марина Васильевна, сказала перед началом: Света не следи за своими оценками, за соперницами, выходи к снаряду, делай свою работу и настраивайся на следующий вид. Все узнаешь и увидишь потом. Я так и делала и вдруг совершенно случайно поймала оживленный гул, по инерции повернулась в ту сторону, откуда он шел, а там оценка китаянки на бревне 9,700. Я приказала себе выбросить ее из головы». После первого вида китаянка первая, американка Карли Пэттерсон вторая, румынка Оана Бан третья, Хоркина шестая. Так странно, но впервые за весь чемпионат я почти примкнула к неверящим в Хоркину: таким далеким от пьедестала казалось ее шестое место, тем более что никто из лидеров не ошибался.

Второй вид – брусья. Хоркина весь чемпионат не могла понять, почему ее комбинацию при стандартной базовой оценке в 10 баллов здесь судили из 9,700, не засчитывая фирменную «вертушку». Везде и всегда считают, а здесь нет. Американский зал, любящий Хоркину не меньше своих, затихает, когда худющая, как сами брусья, Света подходит к снаряду. Наскок и Хоркиной больше нет. Между жердями летает быстрая, огненная шаровая молния, красивый сгусток энергии, который взорвал зал мертвым доскоком. «Кстати, ты не знаешь, сколько мне поставили на брусьях?», – спросит она меня уже сидя в отеле. «О! 9,662. Ну, наконец-то, «вертушку» засчитали! Молодцы». Скорее всего, помимо идеального исполнения комбинации, на решение судей повлиял протест, поданный российской делегацией во второй день командной борьбы, после очередного судейского «проката» Хоркиной на брусьях. Света дошла до половины чемпионского пути третьей. Американка была первая, китаянка – вторая. И уже стало стыдно за свое неверие.

Бревно. Его пройти – не поле перейти. Гимнастический КПП. «Бревно – самый сложный для меня вид, и поэтому я работаю на нем больше всего, прорабатываю каждую деталь миллионы раз и все равно даже при стопроцентной готовности психологически не могу на нем быть такой же свободной, как на других видах. Это барьер, который раз за разом я преодолеваю в неимоверной борьбе с собственными нервами». Она поправила мостик, застыла и… Зал как-то в одну секунду скукожился, когда на экране застыло крупным планом лицо Хоркиной перед соскоком: черты лица сузились в тонкие ниточки, в глазах – одержимость и сила, как у летчиков перед тараном вражеского самолета в фильмах про войну. На бревне стояла концентрация всех предельных и запредельных человеческих возможностей. Застывший, плотный, злой на весь мир дух Хоркиной. Она протаранила КПП. И за шаг до коронации была второй. Перед лицом китаянки, но за спиной американки, которая вытянула счастливый билет – последней из участниц выйти на помост, завершив чемпионат опорным прыжком. А это значило, что судьи к выходу Пэттерсон, зная результат Хоркиной, спокойно могли высчитать золотые для американки баллы.

«Перед вольными я подумала, а может, выкинуть самую сложную связку. Пусть будет попроще и почище. А потом сказала сама себе: «Нет, Света, иди-ка ты по полной программе, покажи всем последний раз, кто такая Хоркина, чтобы потом не было стыдно за собственную слабость. И я пошла ва-банк». С последними звуками музыки из «Нотр-Дам де Пари» для Хоркиной закончились все чемпионаты мира. Впервые за весь день она улыбнулась, взмахнула ручкой, поблагодарив зрителей, и сошла с мирового помоста навсегда. И, сопереживая, зал встал. Даже сидевшие рядом со мной в ложе инвалиды-колясочники приподнялись кто как мог, чтобы выразить свое уважение и восхищение великой Хоркиной, которая, выложившись до судорог в мышцах, ушла из зала, чтобы не ожидать решение своей судьбы на глазах у нескольких тысяч зрителей.

Хоркина ушла мыть руки, а через несколько минут на прыжок вышла Карли Пэттерсон. Прыгнула и не попала в доскок, сделав два крупных шага вперед. Это были шаги с первой ступени пьедестала на вторую. А Хоркина все моет руки. «Света! Ты первая!» Хоркина смотрит на меня, как на приведение, и отвечает: «Я? Нет, не может быть, это ошибка». И, не видя дороги, идет в зал. И я ей верю. Понимаю, что неправильно посчитала сумму американки и становится больно от собственной глупости. Вдруг голос диктора ставит все точки над «и» – Хоркина трехкратная чемпионка мира! «Я вообще не понимала, что ты мне говоришь. Подошла к нашим, а мне тренеры говорят – ты выиграла! Я молчу. Они опять – ты чемпионка. Слова через меня проходят, но их смысл я не осознаю, потому что внутри меня вата. Я же сегодня наизнанку вывернулась».

Опубликовано в номере «НИ» от 25 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: