Главная / Газета 13 Августа 2003 г. 00:00 / Спорт

Анатолий Колесов

«В Афинах возьмем старт с крыла самолета»

Оксана ТОНКАЧЕЕВА
Тише едешь – дальше будешь. Похоже, и зал для волейболистов (на снимке), и другие объекты строятся в Афинах по такому принципу
Тише едешь – дальше будешь. Похоже, и зал для волейболистов (на снимке), и другие объекты строятся в Афинах по такому принципу
shadow
Ровно через год, 13 августа, в Афинах откроются ХХVIII летние Олимпийские игры. Как готовятся к ним хозяева, а также сборная России, «Новым Известиям» рассказал руководитель рабочей группы «Афины-2004», олимпийский чемпион, вице-президент ОКР Анатолий КОЛЕСОВ.

–Судя по информации, которая поступает из Афин, греки только вчера узнали о том, что через год у них состоится Олимпиада. Поделитесь своими впечатлениями. Все-таки видели все своими глазами...

– Проблем там действительно много. И прежде всего они связаны с вводом в строй новых олимпийских объектов и реконструкцией старых. Но дело даже не в этом. В итоге, думаю, они успеют все сделать в срок, смонтируют современную аппаратуру, а вот обучить персонал… Боюсь, с этим могут возникнуть проблемы. Еще одна беда – транспортная. Во время последнего визита я обратил на это особое внимание организаторов. Афины – город в транспортном отношении очень сложный. Необычные развязки, узкие улицы… К этому может еще добавиться проблема водителей. Их набирают со всей страны, и многие просто не знают город.

– Подобные проблемы типичны только для Греции?

– Нет, конечно. Транспортные проблемы были на всех Олимпиадах, кроме московской. Такой ситуации, как, скажем, в Атланте, когда наших гимнастов возили-возили по городу в поисках тренировочного зала и в итоге привезли обратно в деревню, мы даже представить не могли. Дай бог, чтобы такие проколы не стали правилом в Афинах. Мы все, с одной стороны, относимся к предстоящим Играм с каким-то трепетом, ведь Греция – родина Олимпиад. А с другой – внутренне готовимся ко всякого рода сюрпризам. Готовимся очень тщательно. Сломалось ли табло или сотрудник оргкомитета что-то перепутал – спортсмены страдать от этого не должны. Представители нашей делегации будут сопровождать их на допинг-контроль, тренировки, соревнования. Проследят за тем, когда нужно выходить на старт или в разминочную зону, чтобы в случае чего не выпустить ситуацию из-под контроля. Организаторы, кстати, обещали построить тренировочный комплекс в десяти минутах ходьбы от олимпийской деревни. Если обещание будет выполнено, часть проблем, надеемся, отпадет. Мы высказали хозяевам пожелания, что хотели бы разместиться поближе к тренировочному центру.

– А как обстоят дела со строительством самой олимпийской деревни?

– Из всех строящихся объектов она – наиболее подготовленный. Расположена в хорошем месте: на возвышении, где воздух чище и прохладнее. Кстати, с экологической точки зрения эта Олимпиада тоже будет непростой. В августе, когда стоит страшная жара и висит смог от выхлопных газов, в городе дышать нечем.

– Почему, к слову, ни организаторам, ни МОК не пришло в голову слегка сдвинуть сроки соревнований из-за жары?

– Это неоднозначный вопрос. Дело ведь не только в Афинах. А в том, что Игры, где бы они ни проходили, должны проводиться прежде всего для спортсменов. Для олимпийцев. Тогда как организаторы в первую очередь стараются учесть интересы туристов и спонсоров, чтобы получить большую прибыль. Это проблема Олимпийских игр в целом. Давно уже говорят и о том, что олимпийские чемпионы должны получать одинаковые призовые от МОК, а не в своих странах. Чемпион – он везде чемпион, но в разных государствах его успех оценивают по-разному. Это, согласитесь, несправедливо. Решать все эти вопросы, думаю, должна комиссия спортсменов, действующая при Международном олимпийском комитете.

– Когда наши олимпийцы планируют приехать в Афины?

– Знаете, как говорят ученые? К жаре нельзя адаптироваться, ее можно только терпеть. Поэтому мы собираемся стартовать с крыла самолета. Заключительные сборы наши команды будут проводить в Краснодаре, Адлере, Сочи, Волгограде, Ростове-на-Дону, Московской области. Заранее нам появляться в Афинах ни к чему.

– А хотя бы приблизительный состав команды уже известен?

– В настоящее время реальных кандидатов около 800 человек. А официальная делегация включит в себя почти 500 спортсменов. Для сравнения: в Сиднее было 454 человека. Окончательный состав будет зависеть от количества отобранных команд по игровым видам спорта.

– Год назад одной из самых острых проблем, которая стояла перед потенциальными олимпийцами, была нехватка в командах медицинского персонала.

– К сожалению, и сейчас она по-прежнему актуальна. Плохо обстоят дела не только с врачами и научными работниками, но и с медицинским оборудованием. Не хватает препаратов даже на восстановление спортсменов. И вообще сегодня самая большая наша проблема в том, что мы не можем полностью экипировать команды оборудованием и инвентарем, на котором им предстоит выступать. Добавьте сюда полуразрушенные базы, где нет необходимых восстановительных центров, и картина сложится совсем нерадостная. Выручают нас местные организации, за которые выступают спортсмены, губернаторы Краснодарского края, Волгоградской и Ростовской областей. Честно скажу: если бы не они, нам бы пришлось очень тяжело.

– Во сколько в среднем обходится подготовка олимпийской команды?

– Могу привести такой пример. Бюджет американцев на подготовку к Олимпиаде – 1 миллиард долларов, и они тратят из него столько, сколько нужно. У нас – 4 миллиарда рублей. Но мы и не привыкли к большим суммам. Можем работать и в этих условиях. Хотя нужно отдать должное Владимиру Путину, с его помощью три тысячи спортсменов получают сегодня стипендии по 15 тысяч рублей. И с финансированием подготовки проблем пока не было. Ни одного запланированного сбора не сорвано. Другое дело, что качество условий, в которых эти сборы проводятся, оставляют желать лучшего. У американцев как? Отпахал спортсмен первую тренировку, в гидрованну прыгнул и к следующей тренировке как огурчик. А у нас на многих базах о таких восстановительных средствах даже не слышали. То же самое и с допинговой лабораторией. В США она может проводить 29–30 тысяч тестов в год, в Германии – 15, в Китае – 9. У нас – всего 2,5 тысячи. Мы, кстати, обращались в МОК с просьбой выделить нам средства на покупку современного оборудования для допинг-тестов, но получили отказ. В итоге помогло государство.

– И, несмотря на все это, перед сборной России на Играх в Афинах поставлена задача – завоевать от 36 до 39 золотых медалей и первое место в общекомандном зачете?

– Да, и я искренне верю, что мы с этой задачей справимся. Все эти медали взяты не с потолка, они рассчитаны на конкретных людей. Из 29 чемпионатов мира, которые должны пройти в этом сезоне, на сегодняшний день закончились 17, и пока Россия, США и Китай находятся на одном уровне. Посмотрим, какая будет картина после чемпионатов мира по гимнастике и легкой атлетике. Нас беспокоят игровые виды спорта, академическая гребля, нужно подтянуть плавание… Но в целом, повторю, причин отказываться от борьбы за первое командное место я пока не вижу.

Опубликовано в номере «НИ» от 13 августа 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: