Главная / Газета 25 Июля 2003 г. 00:00 / Спорт

Экономия по контракту

Косовским миротворцам, вернувшимся на родину, придется бегать по судам

Алла ВИКТОРОВА
На Родине их уже заждались. В судах.
На Родине их уже заждались. В судах.
shadow
Вчера последний эшелон с российскими солдатами покинул территорию бывшей Югославии. Завершился вывод наших миротворческих сил из Косово. По словам очевидцев, местные жители провожали русских солдат со слезами на глазах. А на Родине их, видимо, ожидают хождения по судам.

Все солдаты, проходившие службу в Косово, – контрактники. А причина обращения в суд у них одна – невыплата денег. Только в этом году с жалобами в военные суды обратились (по данным Военной коллегии Верховного суда РФ) более 22 тысяч солдат-контрактников. Причина обращения одна – несвоевременная или неполная выплата за участие в боевых действиях. По признанию представителей Минобороны, общая сумма по искам может составить 30 млрд. рублей.

Все это говорит о том, что невыплаты становятся системой.

– Как правило, военнослужащие даже не знают, куда обращаться, поэтому многие приходят к нам, – рассказала «Новым Известиям» ответственный секретарь Комитета солдатских матерей России Валентина Мельникова. – Вполне вероятно, что и ребята, вернувшиеся из Косово, столкнутся с теми же проблемами.

Причина судебных тяжб банальна. Утверждая окончательный вариант федеральной целевой программы комплектования армии преимущественно военнослужащими-контрактниками, правительство России не сформировало при этом материальную базу. На практике все получилось так, что контрактники в стране есть (и их число растет с каждым годом), а денег на них нет.

«Новым Известиям» удалось пообщаться с военнослужащим, проходившим службу в Чечне. Костя рассказал нам некоторые тонкости распределения армейских финансов.

– Наша зарплата складывается из постоянной ставки и надбавок, – поясняет он. – С их начислением творится полная неразбериха. К примеру, «боевые» у нас рассчитывали так: сегодня произошла битва, значит, всем дадут «боевые». Если попали в засаду, и сражение продолжалось еще пару дней, то получаете «полевые», как если бы сидели в штабе. Определяет ставку финансист армии. Вот почему их часто бьют.

После трех месяцев службы Костя попал в московский военный госпиталь (ему ампутировали полноги). Но своей зарплаты он не получил до сих пор. – В больнице я живу на деньги, которые присылает мама, – продолжает Костя. – Ей самой тяжело жить, а тут такое… Причем знаешь, что где-то на счетах Минобороны затерялось 30 тысяч моих рублей.

Правда, ни Костя, ни любой другой контрактник не может точно сказать, сколько он заработал за время службы.

– За расходованием армейских средств следить крайне сложно, поэтому они активно разворовываются, – комментируют ситуацию в Комитете солдатских матерей. – Что может сделать солдат? У человека, покалеченного войной, просто нет желания бегать по судам.

У всех на слуху история с бойцами московского ОМОНа, которые больше года судятся из-за невыплат «боевых», а ответчик (МВД РФ) не желает признавать свою вину. В ассоциации ветеранов боевых действий ОВД и внутренних войск России нам рассказали историю о сотрудниках милиции, проходивших службу в ЧР. Они тоже прошли через суд. Два года назад их иск удовлетворили, но выплаты задолженности они ждут до сих пор.

Если контрактная служба в нашей стране – эксперимент, то получается, что контрактники его жертвы. И дело не только в задолженностях. Никаких льгот и компенсаций пострадавшим на службе в законодательстве также не предусмотрено. В Комитете солдатских матерей «Новым Известиям» пояснили, что контрактник, ставший инвалидом во время прохождения службы, вправе рассчитывать только на выплату страховки (60 окладов). А в дальнейшем на пенсию по инвалидности (1500 рублей в месяц). Единственный документ, который есть у солдат и который мог бы дать какие-нибудь социальные гарантии, – это сам контракт, а выглядит он весьма несуразно. Третий его пункт гласит: «Военная комендатура района (того места, где был заключен контракт) обеспечивает соблюдение прав военнослужащего и членов его семьи, включая получение льгот, гарантий и компенсаций, установленных законодательными или иными нормативно-правовыми актами». Получается, что «чеченцам», которые заключали договор где-нибудь в Шали, следует отправиться в поисках правды в Чечню. А косовским миротворцам соответственно – в Косово.

– Чтобы получить зарплату, мне надо уволиться со службы, – продолжает свой рассказ Костя. – А уволиться можно только по месту заключения контракта, то есть опять же в Чечне. Как я туда на протезах поеду?

Единственно, что успокаивает, что у нас всегда можно найти возможность обходить строгие законы. И солдаты уже научились их обходить. На место заключения контракта достаточно послать запрос, а медкомиссию можно пройти и в Москве. За определенную мзду.

Косовским миротворцам еще предстоит этот бег по кругу.

Опубликовано в номере «НИ» от 25 июля 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: