Главная / Общество / 10 Ноября 2016 г. 17:09

Елена Шувалова: «Мы теряем лицо Москвы»

Есения Мартынова

Депутат Мосгородумы Елена Шувалова подала поправку к законопроекту «О бюджете города Москвы на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов». На сохранение памятников культуры и истории выделили всего 3,2 млрд рублей. И проект приняли уже в первом чтении.

Депутат Мосгордумы Елена Шувалова. Фото: vk.com
Депутат Мосгордумы Елена Шувалова. Фото: vk.com
shadow
Депутат Мосгордумы Елена Шувалова уверена, что на «государственную охрану, сохранение и популяризацию объектов культурного наследия» нужно выделить не менее 16,2 млрд рублей. Тогда еще будет возможность, чтобы принять экстренные меры по реставрации разваливающихся исторических зданий и предотвратить их снос. Елена Шувалова рассказала «НИ», почему городские власти не замечают проблему, какие исторические здания могут в ближайшее время «уйти с молотка», и как можно спасти историческое наследие Москвы.

- Почему городские власти решили сэкономить на памятниках истории и культуры, многие из которых нуждаются в серьезной реставрации?
 
- Очень сложно ответить на этот вопрос. Почему у нас на какие-то гирлянды, световые инсталляции выделяется 19 млрд рублей, а, казалось бы, на такую очевидную вещь, как сохранение материальной исторической среды, о которой говорил Президент, на три года всего закладывают в бюджет по 3,2 млрд рублей. Мы сейчас уничтожаем последние памятники исторического наследия. Я прихожу к страшному выводу, что есть силы, которые целенаправленно разрушают историческую среду в Москве. Уничтожают такое историко-культурное понятие как «Москва и москвичи», которое очень точно сформулировал Владимир Гиляровский. Делается это целенаправленно, потому что представить, что просто забыли об историческом наследии, о котором напоминал Президент, невозможно.
 
- Получается, разрушение культурного наследия кому-то выгодно?
 
- Складывается впечатление, что идет борьба именно за уничтожение исторического наследия Москвы. Кремль уже обложили со всех сторон. Началось с того, что сделали стеклянные полусферы. Со стороны Тверской Кремль уже почти не виден. В глаза бросаются только эти полусферы. Со стороны Зарядья – буферная зона ЮНЕСКО - визуальный вид тоже уничтожается. А у экспертов есть такое понятие как сохранение визуального обзора. Так вот, для парка «Зарядье» сделают выносную платформу, которая тоже перекроет весь вид на Кремль. А со стороны Боровицкой площади – Владимир… На мой взгляд, совершенно бездарная статуя. Налицо - не просто чья-то выгода, а какой-то план по уничтожению исторических корней нашего государства, во всяком случае по уничтожению материальных корней, архитектурных сооружений, которые еще остались.
 
- А сейчас какие исторические объекты в Москве под угрозой уничтожения?
 
- В данный момент идет снос домов на Варварке, на Остоженке. На торги выставлен такой памятник истории культуры как «Миусское трамвайное депо» на Лесной улице – памятник истории развития московского общественного транспорта. Там была первая «конка». И это все выставили на аукцион под рестораны, галереи.

«Миусское трамвайное депо» на Лесной улице. Фото: mapio.net
shadow
 
- Неужели никакой закон не защищает такие памятники истории и культуры?
 
- Началось с того, что во времена СССР был довольно расширенный список памятников архитектуры. Потом его решили пересмотреть. Началось составление реестра объектов культурного наследия. И когда из одного списка переносили в другой, то большую часть объектов потеряли. Их перевели в разряд с очень красивым названием – градоформирующие здания. Так вот, есть закон о защите памятников истории культуры. А закона о защите градоформирующих зданий нет. Поэтому когда объект переводят в градоформирующие, то можно делать с домом, что душе угодно.
 
- Значит, государство не заинтересовано, чтобы такие памятники не передавать в руки инвесторов, а сохранить их?
 
- Раньше вообще нельзя было памятники истории культуры передавать из рук государства. Если это ценный исторический объект, то никто и не мог его продать. Сейчас все можно. Их запросто скупают. Если памятник не внесен в реестр градоформирующих зданий, то инвесторы нанимают своих экспертов, делают за деньги свою экспертизу. А потом получают «нужные» результаты, что, мол, здание уже почти не сохранило ничего исторического.
 
Сейчас такой процесс идет на Петровском бульваре, 17. В начале 19 века виноторговец Депре, бывший французский офицер, который во время наполеоновской войны был ранен, потом женился на русской девушке, остался в Москве и стал торговать французскими винами. Здесь он построил дом. Под ним шикарные винные склады. По виду они напоминают Грановитую палату. И эти здания инвесторы переводят в градоформирующие, собираются там строить апартаменты на продажу. А для этого нужны подземные гаражи. Вот в этих «грановитых палатах» они будут делать гараж. Как это возможно пережить нормальному человеку, который любит свою историю, ценит наследие? Катастрофа.

Дом виноторговца Депре. Фото: mostreet.ru
shadow
 
- Такая же история ждет Промышленное училище имени Александра II?

- Меня очень беспокоит его судьба. Сегодня это здание занимает Российский химико-технологический университет имени Д.И.Менделеева. Весь этот район Миус создавался в память манифесту об освобождении крестьян от крепостной зависимости. Тогда праздновали 25-летие с этого дня. Сейчас удивительно, но химия в государстве, богатом нефтью и газом, оказалась невостребованной, на реставрацию исторических зданий ВУЗа нет средств. У Минобрнауки тоже нет средств на поддержание их в нормальном состоянии. Что очень странно. Неужели стране не нужны учреждения, где готовят химиков?
Проблема выявленных памятников истории и культуры заключается в том, что после того, как люди подали заявку, в которой обосновали необходимость признания объекта памятником истории культуры, вопрос решается профильным департаментом Москвы. Должна быть проведена историко-культурная экспертиза. Но, если это здание занимает богатый инвестор, то он закажет «нужную» экспертизу, которая докажет, что это не памятник, и объект автоматически потеряет все свои охранные статусы.

Промышленное училище имени Александра II. Фото: progulkipomoskve.ru
shadow
 
- Что же нужно делать, что спасти оставшиеся исторические здания?
 
- Сейчас надо трубить во все колокола. Иначе мы ничего не сохраним. У нас будет город из стекла и бетона. Мы теряем лицо Москвы. В советское время был список исторических поселений, в него входило около 400 поселений. В том числе и город Москва. Сейчас порядка 40. И Москва оттуда вычеркнута. Я предлагала ее туда вернуть. А мне кощунственно говорят, что в Москве слишком мало сохранилось исторических зданий, чтобы называть ее историческим поселением.
 
Кроме того, я выносила законопроект о защите старинных зданий в мае 2016 года. Предлагала наложить вето на снос зданий, которым больше ста лет. То есть все здания, построенные до 1917 года, не сносить в зонах охраны. Закон был достаточно «скромным», в рамках федеральных норм. Но единороссы проголосовали против.
 
Я считаю, что Мосгордума представлена в большей части инвесторами, а не простыми москвичами. Они профинансировали избирательную кампанию своих представителей, которые отражают именно их интересы.
Исторические объекты надо сохранить во что бы то ни стало, поскольку разрушенные здания не вернуть.
 


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: