Главная / Газета 15 Марта 2016 г. 00:00 / Общество

Отзываются на стук

Практика повсеместного доносительства становится все более распространенной

Елена Ромашова

На этой неделе в Твери рассматривается дело блогера Андрея Бубеева. Проукраинскому активисту вменяется обвинение в экстремистских призывах за два репоста «Вконтакте». Это уже второе такое дело против Бубеева: если в этот раз инициатор его преследования неизвестен, то в прошлый раз на блогера пожаловался противник по интернет-спору. Доносительство снова становится обычным делом: друг на друга жалуются не только простые граждане, но и представители власти – они таким образом расправляются с несогласными и критикующими их действия людьми. По мнению опрошенных «НИ» экспертов, возродившаяся практика всеобщих жалоб опасна тем, что допускает многочисленные злоупотребления.

Фото: THINKSTOCKPHOTOS
Фото: THINKSTOCKPHOTOS
shadow
В последние годы практика повсеместного доносительства стала активно возрождаться, причем не без помощи государства. Власти создают все условия, чтобы гражданам было как можно удобнее жаловаться друг на друга: у всевозможных ведомств существуют отдельные горячие линии, на которые можно пожаловаться на плохо работающего сотрудника, а также сообщить о факте коррупции. Причем сделать это можно не только устно: приветствуются фото- и видеозаписи, на которых запечатлено, как вам хамит врач или берет взятку сотрудник ДПС.

Но зачастую готовность граждан докладывать «куда надо» используется не для предотвращения преступлений, а для выявления несогласных с линией партии. Так, директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский ранее рассказывал «НИ», что материалами для антиэкстремистских проверок региональные прокуратуры обеспечивают в основном бдительные граждане.

Недюжинным чутьем на потенциальных экстремистов обладает глава администрации Семилукского района Воронежской области Ирина Кокорева: благодаря жалобам чиновницы полицейские проверяют с десяток местных оппозиционеров, критиковавших работу администрации. А вот глава Самары Олег Фурсов остался недоволен опусом местного поэта Александра Гутина, нелестно отозвавшемся о деятельности мэра, и написал на него заявление в полицию об использовании ненормативной лексики в СМИ (при этом самарский литератор разместил стихотворение на собственной странице в соцсети). Помимо самого поэта, г-н Фурсов попросил полицейских наказать самарского адвоката Андрея Соколова, который поставил стихотворению «лайк».

В начале марта активистка Общероссийского народного фронта Валерия Рытвина из Екатеринбурга обратилась в Генпрокуратуру, ФСБ и МВД с просьбой проверить лиц, поддерживающих мать-одиночку, осужденную за репосты в социальных сетях. Речь идет о Екатерине Вологжениновой, которая поделилась на своей странице в соцсети проукраинскими картинками и стихами. В феврале ее приговорили к обязательным работам и постановили уничтожить ноутбук и даже компьютерную мышь. Вскоре пользователи Facebook начали сбор денег на новый компьютер для Вологжениновой. Этих активистов, по мнению Рытвиной, и нужно проверить – не финансируют ли они экстремистскую деятельность?

Большой резонанс не так давно вызвало и уголовное дело против ставропольского блогера Виктора Краснова, которого судят за фразу «Бога нет» – на оскорбление собственных чувств в органы пожаловались его оппоненты по интернет-дискуссии. А в Северной столице проверяют диссертацию историка Кирилла Александрова, много лет изучающего историю власовского движения. После жалобы помощника местного депутата Виталия Милонова – «православного активиста» Анатолия Артюха работой историка заинтересовалась прокуратура. Теперь диссертация изучается на предмет «призывов к развязыванию агрессивной войны».

Фото: THINKSTOCKPHOTOS
shadow По мнению главы Международной правозащитной группы «Агора» Павла Чикова, жалобщиков можно разделить на две условные группы. В первую входят заинтересованные прогосударственные активисты, которые специально ищут основания для атаки на своих идейных противников. К ним можно отнести структуры, пришедшие на смену движению «Наши», а также православных активистов. Вторая группа, встречающаяся гораздо чаще, по мнению г-на Чикова, состоит из заявителей, являющихся агентами властей. К ним относятся информаторы, а также те, кого склонили к сотрудничеству. «В широком смысле обе эти категории объединены умышленным инициированием репрессивных действий со стороны властей, – сказал «НИ» Павел Чиков. – Их цель в том, чтобы натравить тот или иной государственный орган на раздражителей – людей, которые не встраиваются в какую-то государственную политику в самых разных областях. После такого обращения появляется возможность для различных действий правоохранительных органов, например, возбудить уголовное дело, организовать проверку и так далее».

В памяти многих жителей постсоветского пространства еще живы времена, когда повальное доносительство приводило к трагическим последствиям. «Стучали» все и на всех: одни искренне верили, что помогают искоренять врагов народа, другие же руководствовались корыстными побуждениями. Донос был удобным способом заполучить чужую собственность, например, комнату в коммуналке, должность, а также банально свести счеты с обидчиком или неугодным. Отдельной строкой стояли политические доносы, зачастую написанные не по велению сердца, а под диктовку сотрудника КГБ. Советский и российский историк Александр Горбовский, умерший в 2003 году, одну из своих работ посвятил как раз «стукачеству».

Ситуацию усугубляло то, что до 1988 года были узаконены анонимные жалобы. «Они принимались, регистрировались, и по ним проводилась проверка, – рассказал «НИ» полковник милиции в отставке, адвокат Евгений Черноусов. – Но потом было вынесено постановление о недопущении к регистрации и проверке анонимных писем». В настоящее время анонимки не принимаются. Но есть исключения: «Если в обращении, даже без подписи, указано о случаях совершения каких-то тяжких преступлений, то они направляются оперативникам для проверки».

Собеседник «НИ» отметил, что закон «Об оперативно-розыскной деятельности» допускает для граждан добровольное сотрудничество на конфиденциальной основе с правоохранительными органами. Однако г-н Черноусов предупреждает: есть основания опасаться, что такой «сотрудничающий» гражданин может сообщить ложные сведения, а проверка все равно будет проведена. Интересно, что и привлечь такого человека к ответственности нельзя, ведь сведения он сообщает на конфиденциальной основе: «Поэтому недобросовестные оперативники могут зарегистрировать какое-нибудь лицо в качестве информатора и потом иметь возможность проверять по якобы его данным практически любого человека».

К слову, чуть меньше года назад в Сети появился сайт «Росдонос.рф», на котором любой желающий может оставить анонимную жалобу, адресованную тому или иному ведомству. На поверку, к сожалению, сайт оказывается шуточным: например, помимо возможности пожаловаться в МВД, Следственный комитет, Генпрокуратуру, Роскомнадзор, ФСБ, предусмотрена и функция жалобы в «Спортлото». Что, впрочем, не смущает многих жалобщиков: через портал ко вчерашнему дню были отправлены более восьми тысяч доносов. Сколько из них такие же шуточные – подсчитать едва ли возможно…


Немцы жалуются на соседей из уважения к Конституции
Люди, живущие в Германии, нередко слышат от знакомых из России вопрос: правда ли, что у немцев стучать друг на друга в «вышестоящие инстанции» не считается моветоном? Увы, это правда. Например, соседи могут написать владельцу дома, который вы арендуете, что вы выбрасываете мусор в ненадлежащий бак или что выгуливаете собаку там, где не разрешено ее выгуливать. «Доброжелатели» могут сообщить в полицию, что вы или ваши дети шумели после десяти вечера, или известить стражей порядка, что вы такого-то числа в неположенном месте припарковали свой автомобиль (не поленившись предварительно зафиксировать ваше нарушение на фото). А уж если кто-то кому-то во время ссоры покажет неприличный жест или обзовет нехорошим словом, а у оскорбленного найдутся свидетели, то жалоба в полицию поступит уже «от группы товарищей».
При этом не факт, что жалобщик сначала предупредит вас о своем обращении «куда надо». Например, звонить в квартиру с просьбой вести себя потише совершенно не принято. А жалоба наверх и даже кляуза начальству на коллегу воспринимается как правильная реакция на неправильное поведение.
Психологи считают, что этот чисто немецкий феномен объясняется не только известной приверженностью немцев к порядку, но и тем, что они сильно отождествляют себя с государством. Соответственно, доводя нарушения до сведения вышестоящих инстанций, они считают, что действуют на благо закона и конституции. Поэтому назавтра после звонка или письма в полицию жалобщик без тени смущения может пожать вам руку и совершенно искренне пожелать всего наилучшего.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

Опубликовано в номере «НИ» от 15 марта 2016 г.


Актуально


Смотрите также

Как животное

Водитель в Приморье сбил краснокнижного леопарда и скрылся

В Калининграде от рака скончалась мать семимиллиардного жителя Земли

Елена отказалась отправиться на лечение в Израиль, а собранные деньги передала церкви

Тело Павла Шеремета доставили в Минск

Похороны известного журналиста пройдут в белорусской столице в субботу

Обиженного на полицию тверичанина отправили под стражу

Арестован мужчина, обвиняемый в возбуждении ненависти к полицейским

Не дождалась помощи

СКР проверяет владимирских медиков, «закатавших» на «скорой» пациентку до смерти

Заплатит за вынужденную посадку

В Екатеринбурге с авиадебошира взыскали более 200 тысяч рублей

В деле Шеремета появилась женщина

Видеокамеры на улицах Киева зафиксировали предполагаемого убийцу известного журналиста

Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: