Главная / Газета 25 Февраля 2016 г. 00:00 / Общество

Скорая немощь

Почему больные в регионах ждут приезда врачей по несколько часов

Диана Евдокимова

Прокуратура Вологодской области в конце прошлой недели подтвердила, что местные кареты «скорой помощи» слишком долго добираются на вызовы. В частности, к одному пациенту бригада медиков ехала полтора часа. Похожие проблемы наблюдаются в последнее время по всей стране: порой ожидание растягивается до 7–8 часов. Кадровый голод, низкое финансирование, нежелание чиновников вникать в проблемы – так сотрудники «скорой» описывают причины участившихся промедлений. Ситуацию усугубила и эпидемия гриппа, которой в этом году СМИ уделили много внимания. В результате люди стали чаще вызывать «скорую», когда без нее вполне можно было обойтись.

shadow
Сообщения, что «скорая» долго ехала на вызов, можно легко найти на интернет-форумах и в сообществах местных жителей во всех регионах России. В Воронеже, например, обсуждают случай с умершим мужчиной, родственники которого ждали бригаду медиков 50 минут. А в Ленинградской области по поручению губернатора Александра Дрозденко проверяют медиков из Кировска после жалобы, что «скорая» приехала через два часа.

«Проблема существует в каждом регионе, причем круглогодично. А в период эпидемии гриппа просто усугубляется», – сказал «НИ» фельдшер выездной бригады скорой помощи из Новосибирска, попросивший не указывать его имя, поскольку общение с журналистами может грозить ему санкциями от руководства. Он рассказал, что пару недель назад, во время эпидемии гриппа и ОРВИ, число вызовов в сутки доходило до 5800, тогда как в среднем бывает около 3500 (в Новосибирске, напомним, полтора миллиона жителей). Время приезда бригады медиков зависит от района. «Где-то успевают за 20 минут, а где-то и по 4–5 часов задержки», – рассказал фельдшер. Он полагает, что растущее с каждым годом количество вызовов – основная проблема, из-за которой не всегда удается оперативно доехать до нуждающегося в помощи человека. «Людей постоянно пугают то по телевидению, то по Интернету различными страшными заболеваниями. Кроме того, вызов «скорой» для некоторых – лучшая демонстрация заботы о ближнем: не надо бежать в аптеку, тратить деньги. Достаточно просто позвонить. Каждый день мы сталкиваемся с огромным количеством бестолковых вызовов», – говорит фельдшер.

Еще одна причина – нехватка кадров: «Невыносимая нагрузка, несопоставимая с окладом. Фельдшер без категории, а таких большинство, за полторы ставки получает 25–30 тысяч рублей при условии идеальной работы. А лишить премии или оштрафовать могут легко. Бывало, за полторы ставки люди получали по восемь тысяч, не выдерживали и увольнялись».

Власти региона проблему признают. Министр здравоохранения Новосибирской области Олег Иванинский еще в ноябре сообщал, что укомплектованность службы врачами по региону составляет чуть более 20% (!) от нужного количества, в Новосибирске – 38,4%. Средних медицинских работников – соответственно 72,4% и 63,5% от необходимого числа. При этом, по данным чиновника, «скорая» Новосибирска в 82% случаев добирается до пациента менее чем за 20 минут. В свою очередь губернатор области Владимир Городецкий в феврале пообещал поощрить медиков денежными премиями за переработки. Цифры вызовов он привел такие: «В первые дни февраля было по 3,5 тысячи вызовов в день, хотя средняя нагрузка обычно около 1,8 тысячи». «Не знаю, откуда берут эти цифры. Да и над новостью о премиях мы уже посмеялись – обращались к начальству, и нам ответили, что ни о каких премиях не слышали», – рассказал фельдшер из Новосибирска.

О нехватке кадров говорят практически все опрошенные «НИ» сотрудники станций скорой помощи. «В Волгограде – огромный дефицит работников «скорой». Как следствие – машин достаточно, но ездить на них некому», – рассказывает «НИ» анестезиолог-реаниматолог местной станции «скорой» Михаил Николаев. Он поясняет, что, согласно приказу Минздрава о порядке оказания скорой медпомощи, в общепрофильной бригаде должно быть два медработника (врач и фельдшер либо фельдшер и фельдшер), а в специализированной – вообще три (врач-специалист и два медработника со средним образованием). Более того, в декабре Минздрав РФ анонсировал проект изменений в данный приказ, который увеличивает количество специалистов до троих в общепрофильной и до четверых в специализированной бригадах. «На деле чтобы заполнить машины, руководство Волгоградской «скорой», ссылаясь на «производственную необходимость», рассаживает людей. Например, на подстанции есть 10 машин. На смену заступило три врача и семь фельдшеров. Должно получиться три врачебные бригады и две фельдшерские. На деле же мы имеем 10 бригад, и никого не волнует, что там один медик вместо положенных двух», – рассказывает Михаил Николаев.

Подобное решение вроде бы позволяет «скорой» быстрее реагировать на вызовы, однако пациенты бывают разные. Часто одному медику не справиться: кому-то надо срочно делать сердечно-легочную реанимацию, а кто-то может напасть на врача (такие случаи, к сожалению, не редки). Кроме того, при необходимости госпитализировать пациента один сотрудник бригады не сможет донести его на носилках до машины. Таким образом, отсутствие второго медработника в машине «скорой» может в худшем случае стоить человеку жизни. Причем работа в одиночку, по словам Михаила Николаева, практически не оплачивается дополнительно. «Также сотрудникам «скорой» приходится в отчетности указывать, что к каждому пациенту они ехали не дольше 20 минут. Иначе накажут, лишат премии. В итоге по отчетам все хорошо, а на деле «скорую» ждут порой и по 7–8 часов», – рассказывает г-н Николаев.

«Кадровый голод не позволяет выполнять план выхода бригад. Вместо положенных 12 в день и 14 в ночь на подстанции работают в лучшем случае 9 и 12 бригад соответственно», – сообщает «НИ» медсестра-анестезист реанимационной бригады скорой помощи города Уфы, и.о. председателя Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» в Уфе Тамара Богданова. Медики, по ее словам, не идут работать в «скорую» по нескольким причинам: тяжесть труда, частые нападения на медиков, низкие зарплаты. «Бригады не укомплектованы, дополнительные нагрузки не оплачиваются, администрация же не заинтересована в новых кадрах, так как ее сотрудники получают премии за экономию зарплаты. Задержки вызовов – до девяти часов. В статистике же пишут просто: более трех часов», – рассказала Тамара Богданова. По ее данным, за 22 февраля на одну из подстанций Уфы поступило 226 вызовов. В день работали 9 бригад, а в ночь – 11. Нагрузка на одну бригаду составила 22,6 вызова.

Нередко на вызовы направляют одного фельдшера вместо бригады медиков.
shadow К сожалению, желание сотрудников «скорой» быстро доехать до пациента и помочь ему в текущих условиях редко заканчивается хорошо. В Саратовской области 17 февраля следователи возбудили уголовное дело о причинении смерти по неосторожности после того, как в машине «скорой» скончался семилетний мальчик. Оказалось, бригада, забрав ребенка для госпитализации, заехала еще к двум пациентам. В итоге мальчик прибыл в больницу только через два часа, а еще через полтора – умер от отека головного мозга, вызванного пневмонией.

Если в областных центрах больные рано или поздно дожидаются помощи, то в отдаленных населенных пунктах всё еще сложнее, говорят «НИ» сотрудники центральной районной больницы Людиновского района в Калужской области. Всего в районе проживает 46 тыс. человек, а в самом городе Людиново – 40 тыс. «В смену работает только две бригады на весь район. Часто случается так: одна машина выезжает на вызов за 50 км, а вторая везет с вызова больного с инсультом или инфарктом в Сосудистый центр, расположенный в соседнем районе (более 35 км в одну сторону, плюс ожидание там). В итоге на 2–3 часа, а то и больше, город остается вообще без «скорой». В это время «помощь» оказывает диспетчер станции по телефону», – рассказал «НИ» сотрудник районной больницы. По его словам, квалифицированные работники из местной «скорой» увольняются, а новые не приходят. Многих не устраивает низкая оплата труда.

Уже зафиксированы случаи, когда недостаток финансирования экстренной медслужбы приводил к трагическим последствиям. На прошлой неделе следственное управление по Тверской области начало проверку инцидента, когда медики отказались приехать к женщине, попавшей под поезд. Диспетчер «скорой» сослалась на отсутствие свободных машин.

По данным Минздрава, в России ежегодно регистрируются 46 млн. вызовов скорой медицинской помощи. Подавляющее большинство из них (80% вызовов на дорожные аварии и 90% вызовов вообще) обслуживаются в течение 20-минутного интервала. Как рассказали «НИ» в пресс-службе министерства, существует норматив: 84,7% всех выездов должны быть совершены за двадцать минут. По распоряжению правительства к 2018 году их доля должна увеличиться до 89%. «Но, конечно, бывают исключения. Причины этих исключений самые разные, и в этом смысле нет какой-то системности», – передали «НИ» в Минздраве слова пресс-секретаря ведомства Олега Салагая. Наличие проблем в ведомстве признают: «О проблемах с кадрами известно, предпринимаются меры». В частности, в ведомстве указали на рост конкурса на поступление в медицинские вузы, рост заплат медперсонала в 2015 году по сравнению с 2014 годом.

В декабре 2015 года замминистра здравоохранения Татьяна Яковлева провела селекторное совещание по актуальным вопросам скорой медицинской помощи. «Из регионов поступают сигналы о снижении заработной платы сотрудникам скорой помощи, не все они подтверждаются, но есть случаи, где эти жалобы обоснованы», – отметила замминистра. А для решения проблемы кадров она поручила регионам доработать совместно с Минздравом России кадровые программы.

«Если к вам долго не едет «скорая», то с правовой точки зрения это нарушение ряда статьей Уголовного кодекса РФ: 124 «Неоказание помощи больному», 125 «Оставление в опасности», 293 «Халатность». Можно звонить, указывать на них. Или даже звонить в полицию и требовать, чтобы они звонили в «скорую». В крайнем случае берите такси», – советует председатель общественной организации «Лига защитников пациентов» Александр Саверский. Он соглашается, что у работников «скорой» сегодня много проблем и не всегда стоит винить их: «Никак не дождусь, когда уголовные дела начнут возбуждать против чиновников, в обязанности которых входит обеспечение людей скорой помощью. Они должны знать, где взять резервы в случае эпидемий. К сожалению, пока мы видим только сокращение финансирования здравоохранения», – добавил эксперт.


В ФРГ пострадавших доставляют в больницы по воздуху
«Скорая помощь» в Германии – на самом деле скорая. В городах «скорая» прилетает за пять, максимум за десять минут. Если по улице разносится сирена «скорой», автомобильный поток останавливается, как вкопанный. Добравшись до пациента, бригада «скорой» самостоятельно принимает решение о госпитализации или вызывает к больному дежурного врача, оставаясь с пациентом до его приезда.
Бригады «скорой помощи» прибывают не только по земле, но и, при необходимости, по воздуху. Несколько десятков вертолетов по всей Германии оборудованы под летающие реанимационные центры. Они предназначены для транспортировки тяжелых пациентов: тех, кто пострадал в автокатастрофе на автобане, в горах или нуждается в перевозке в специальную клинику, расположенную в другом городе. В качестве спасательных вертолетов используются модели с пониженным уровнем вибрации и тряски, что немаловажно, особенно при транспортировке пациентов после инфарктов и тяжелых ДТП.
Во всех странах ЕС существует единый бесплатный номер вызова спасательных служб – 112, а 11 февраля каждого года отмечается праздник – День телефона спасения.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

На японской «скорой» врачи не работают
Если в Японии человеку, не дай бог, потребовалась «скорая помощь», он, как и в России, звонит по специальному номеру телефона. На этом сходство с Россией и заканчивается. Фактически служб «скорой помощи» в Японии не одна, а целых три. Прежде всего, заболевший вправе рассчитывать на приезд машины из больницы, к которой он приписан. Вызвать ее можно непосредственно звонком в эту больницу. Но чаще всего вызывают именно общую «скорую помощь», которая везет больного в первую попавшуюся больницу или в ту, где есть место.
Следует подчеркнуть: именно везет, а не оказывает помощь на месте. В «скорой» работают не профессиональные врачи, а люди, лишь окончившие специальные курсы. Теоретически, они, конечно, умеют делать уколы или накладывать гипс, но не будут этого делать.
Если же без срочной помощи на месте больному никак не обойтись, к нему направят службу реанимации. Она похожа на «скорую помощь» в российском понимании. Медики мобильной реанимации могут сделать укол или оказать минимальную медицинскую поддержку. Но потом все равно отвезут в больницу.
Оперативно ли работают японские «скорые помощи»? Безусловно, да. Жалобы на несвоевременный приезд или уж тем более на хамство сотрудников экстренных служб для Японии – дело немыслимое. И все же трагические накладки случаются. Несколько лет назад был случай, потрясший всю страну. «Скорая помощь», которая везла тяжелобольного мужчину, безуспешно пыталась пристроить его в несколько лечебниц. Во всех не было свободных места. Пока несчастного возили из больницы в больницу, он скончался.
Юрий СИНАЛЕЕВ, Токио

Опубликовано в номере «НИ» от 25 февраля 2016 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: