Главная / Газета 9 Февраля 2016 г. 00:00 / Общество

Вместо закона – рэкет

Нерегулируемая деятельность коллекторских служб ставит под угрозу жизни людей

Анастасия Иванова

Совет Федерации РФ готовит парламентские запросы в МВД и Генпрокуратуру с требованием усилить контроль за случаями, когда коллекторы выбивают долги откровенно преступными методами. Об этом в начале февраля сообщила спикер Совфеда Валентина Матвиенко. Власти озаботились проблемой после вопиющего инцидента в Ульяновске, когда коллектор чуть не сжег полуторагодовалого малыша за долг родственников в четыре тысячи рублей. Между тем в России до сих пор нет закона, который регулировал бы деятельность коллекторских служб.

shadow
С декабря жительнице Екатеринбурга Юлии Исуповой регулярно звонят коллекторы. Они требуют от нее вернуть долг, который на самом деле принадлежит ее однофамилице. Девушка пыталась объяснить, что ее кредитная история абсолютно чиста: она никогда ничего не занимала у банков. Но сотрудников ООО «Югорское коллекторское агентство» это не смущает. Как и то, что Юлия и реальная должница прописаны в разных городах.

«До сих пор пытаются меня убедить, что именно я брала кредит в банке в городе Серове еще в 2010 году. А я там вообще ни разу не была, – рассказала «НИ» Юлия Исупова. – Объясняла им много раз, что это не мой кредит. А они твердят: раз им дали именно этот номер телефона, то по нему они будут требовать деньги». Имен беспокоящих ее людей она не знает – коллекторы не посчитали нужным представиться.

«НИ» попытались связаться с руководством ООО «Югорское коллекторское агентство». С нами отказались говорить по телефону: «А откуда я знаю, что вы журналист? Вдруг вы из прокуратуры», – сказал наш собеседник и заявил, что по телефону, без письменного запроса редакции комментария не даст.

За последние недели произошло сразу несколько громких инцидентов, когда действия коллекторов поставили под угрозу жизнь и здоровье людей. 8 февраля коллекторы позвонили должнику и рассказали, что за неуплату долга могут взорвать и школу с детьми. Запись этого телефонного разговора опубликовал в Интернете общественник Сергей Скрипаль, указав, что уже передал ее в полицию. А в Петербурге жители одного из домов пожаловались в полицию на то, что коллекторы залили замки всех квартир дома монтажной пеной и оставили на стенах угрожающие надписи.

На прошлой неделе в Петрозаводске мужчина, представившийся коллектором, угрожал взорвать детский сад за долги его директора. Из здания эвакуировали сотрудников и детей, но никакой взрывчатки кинологи не нашли. Такие же угрозы в декабре поступали одной из сотрудниц детсада в Ростовской области, которая тоже задолжала банку. В Челябинске коллектор третировал сотрудников больницы, которые из-за навязчивых звонков с угрозами вынуждены были отключить стационарные телефоны.

Недавно страну потряс случай в Ульяновске. 27 января коллектор поджег частный дом должников, которые не выплатили конторе микрозаймов 4 тысячи рублей. В результате полуторагодовалый малыш получил 40% ожогов тела. Коллектор кинул бутылку с зажигательной смесью в окно. Вспыхнула кровать, на которой лежал ребенок. На допросах мужчина отрицает, что он работал коллектором, и заявляет, что семью пострадавших никогда не видел.

Организация, которой задолжало семейство, указала у себя на сайте, что взысканием долгов не занимается, «а привлекаемые для этой цели коллекторские агентства гарантируют соблюдение прав и охраняемых законом интересов заемщиков». Там напомнили, что «коллекторская версия происшедшего является лишь одной из рассматриваемых следствием».

После этого случая спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что нужно приостановить деятельность коллекторских агентств, пока не будет принят закон, который бы строго регламентировал их работу. «Следует немедленно вернуть в закон о банковской деятельности ранее существовавший запрет передавать права, связанные с банковскими услугами, лицам, не имеющим банковской лицензии», – подчеркнула спикер.

Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
shadow Пока закон не принят, страдают люди, отметил «НИ» адвокат Анзор Ибрагимов: «Неясно, чего законодатель хочет больше: запретить коллекторов в принципе или поставить их в четкие рамки закона. Мало того что долги взыскивает некредитная организация, так еще под вопросом соблюдение банковской тайны».

19 января в Госдуму был внесен законопроект, который запрещает передавать коллекторам права требования по потребительским кредитам. Депутаты предлагают штрафовать кредиторов на сумму до миллиона рублей за перепродажу долга заемщика коллекторам. А в сентябре 2015 года правительство заявляло, что разработало проект документа, регулирующего работу коллекторов. В соответствии с ним коллекторам запрещалось обращаться к должнику в ночные часы, беспокоить его более одного раза в сутки, более трех раз в неделю и более десяти раз в месяц.

В коллекторских компаниях считают, что попытки свернуть рынок услуг по взиманию долгов «нецелесообразны». В этом, в частности, уверена президент компании «Секвойя кредит консолидейшн» Елена Докучаева. По ее мнению, следствием возможного запрета коллекторской деятельности будет повышение ставок по кредитам или ужесточение требований к заемщикам, так что запрет «отразится негативным образом на самих гражданах, для которых, с одной стороны, крайне затруднится получение кредитов, а для многих кредитование просто станет недоступным». Г-жа Докучаева в беседе с «НИ» отмечает, что участники рынка выступают за регуляцию, а не за запреты и требуют разобраться, «кто имеет право осуществлять деятельность по взысканию, кто является регулирующим эту отрасль государственным органом, какие методы взыскания могут быть использованы и каким образом будет осуществляться надзор за деятельностью коллекторов». По словам главы «Секвойя кредит консолидейшн», 99% жалоб поступают на «серые» коллекторские агентства, которые «могут применять любые, в том числе и сомнительные с точки зрения законодательства, методы взыскания». Поэтому г-жа Докучаева поддерживает «введение ряда серьезных ограничений для входа на этот рынок, создание государственного реестра профессиональных взыскателей и определение надзорного органа вместе с закреплением полномочий «отрегулированных» коллекторских компаний».

Однако, пока деятельность коллекторов остается вне правового поля, они продолжают выкупать долги заемщиков у банков. Банки указывают, что в кредитных договорах, как правило, прописано, что кредитор имеет право передавать информацию о кредите третьим лицам, а значит, такая схема законна: подписав такой договор, заемщик автоматически дает согласие, что его долг могут продать коллекторам. Банки также ссылаются на статью 382 Гражданского кодекса, где сказано, что «для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника».

За отказ выплачивать коллекторскому агентству возросшую сумму долга заемщику начинают угрожать расправой. «Мне такие сволочи звонили и предлагали убить детей, чтобы закрыть долг. И это еще далеко не все, что мне и моим родственникам пришлось выслушать за несколько месяцев, – рассказал «НИ» житель Мурманска Георгий З. – Да, я взял кредит в микрофинансовой организации. Не получилось вовремя выплатить, возникли трудности с поиском новой работы. Но долг у меня был всего 15 тысяч рублей, а коллектор требовал сто тысяч вернуть». После того как мужчина отдал коллекторам 30 тысяч рублей, он прекратил отвечать на звонки, а потом и вовсе сменил номер. «Мне, видимо, счастливый случай выпал – после месяца моего «игнора» от нас отстали. Но до сих пор спокойно мне не живется».

«Если должнику или его близким начали угрожать, то лучше все-таки обратиться в правоохранительные органы. Вступать в переговоры с сотрудниками коллекторских агентств может быть опасно, – отметила «НИ» адвокат бюро «Закон и право», кандидат юридических наук Оксана Филачева. – Если полиция бездействует, то нужно обратиться в прокуратуру и суд. В идеале с самого начала общение с коллекторами лучше переложить на плечи адвоката или юриста, если он, конечно, есть. Если нет, то рассказать об угрозах друзьям, родственникам. Такая широкая огласка обычно отбивает желание применять противоправные действия».

В пресс-службе МВД в ответ на вопрос «НИ» о контроле над деятельностью коллекторов посетовали, что «нормативное регулирование контроля за данной деятельностью не является исчерпывающим». Однако уголовные дела в отношении них все равно возбуждаются, хоть их и «не так много»: «Наибольшее количество сообщений о неправомерных действиях коллекторов связано с размещением в подъездах домов должников информации, порочащей их честь и достоинство (ст. 128.1 УК РФ), незаконным проникновением в их жилище (ст. 139 УК РФ), самоуправным изъятием имущества с целью погашения просроченного долга (ст. 330 УК РФ). Распространены факты угроз в отношении должников и их близких, применения к ним физического насилия». Также значительная часть дел против коллекторов возбуждается по статьям «Вымогательство» и «Самоуправство», «хотя в числе прочих случаев встречались также причинение легкой и средней тяжести вреда здоровью, побои, нарушение неприкосновенности частной жизни, тайны переписки», – указывают в МВД. Небольшое количество дел против коллекторов в ведомстве связывают с тем, что «в большинстве случаев заемщики не могут предоставить достаточное количество сведений и доказательств для возбуждения уголовного дела».

О «личном контроле» над деятельностью коллекторов отчитался в конце января генпрокурор Юрий Чайка. Как сказано в сообщении на сайте Генпрокуратуры, за три года органы прокуратуры устроили две масштабные проверки коллекторов: «Их результаты показали, что в большинстве случаев действия коллекторов напрямую сопряжены с преступной деятельностью». В ряде случаев проверки привели к уголовным делам: в Башкортостане преследуют за самоуправство агентство, изъявшее у пенсионерки корову в счет погашения долга ее сына. При этом бабушка не была поручителем по кредиту, а коллекторы прикинулись судебными приставами. В Белгородской области коллекторов судят за клевету – они распространяли листовки с порочащими сведениями о должниках, где содержались также и фотографии. В Казани коллекторов из конторы под названием «Закон и право» осудили за насилие и угрозы при вымогательстве 12 миллионов рублей.

В 2014 году президент России Владимир Путин заявлял, что, когда коллекторские организации «прибегают к незаконным методам вытряхивания денег», в дело должны вмешиваться правоохранительные органы. Однако похоже, что главу государства в правоохранительных структурах услышали далеко не все, и в большинстве случаев люди вынуждены своими силами противостоять коллекторам. В социальных сетях действует множество групп, где люди выкладывают телефонные номера коллекторов, рассказывают о своей ситуации и просят совета у коллег по несчастью.


В Израиле агрессивным кредиторам грозит тюрьма
Взысканием долгов во внесудебном порядке в Израиле занимается служба «Оцаа ле поаль», что примерно переводится как «Судебные исполнители». Иначе говоря, приставы. Никаких иных законных организаций по взысканию долгов в Израиле нет. Адвокат Светлана Португезова, более 15 лет специализирующаяся на делах по взысканию долгов, в беседе с «НИ» подчеркнула, что даже словесная угроза насилием по отношению к должнику уголовно наказуема вплоть до лишения свободы.
Процедура взыскания долга по закону такова. Организация или частное лицо, желающее получить долг, подает заявление в отдел судебного исполнения. Там выписывается предупреждение должнику о необходимости оплатить долг, к которому добавляются расходы по взысканию.
В течение 20 дней должник имеет право направить свои письменные возражения. В зависимости от материального положения долг можно минимизировать. При наличии убедительных возражений взыскание приостанавливается, а дело передается в суд. К слову, кредитор не лишен права обратиться в суд сразу – он должен выбрать одно из двух: или «Оцаа ле поаль», или судебная тяжба, то есть дело более затратное и долгое, но, возможно, более подходящее в некоторых случаях.
Валентин БОЙНИК, Иерусалим

Немецких должников предупреждают дважды
Коллекторских контор в Германии нет. Если человек длительное время не расплачивается по своим кредитным обязательствам, то он сначала получает по почте так называемый Mahnung. Это предупреждение о том, что, если задолженность не будет погашена в ближайшие дни, можно ждать неприятностей.
За первым предупреждением, как правило, приходит второе. В нем должника извещают о возможном обращении кредитора к судебным исполнителям. Еще через некоторое время приходит письмо от судебных приставов, которые уведомляют неплательщика, что им переданы полномочия по взиманию долга. Они просят должника предоставить данные о доходах.
Если доход у человека превышает прожиточный минимум и он способен оплатить долг, но на письма и предупреждения не реагирует, приставы могут явиться, чтобы описать имущество и конфисковать что-то для последующего погашения долга. Но такие санкции применяются в исключительных случаях.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

Опубликовано в номере «НИ» от 9 февраля 2016 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: