Главная / Газета 9 Декабря 2014 г. 00:00 / Общество

Производственная драма

По мере роста активности независимых профсоюзов усиливается и давление на них

Вероника Воронцова

В минувшие выходные около 1300 жителей Петрозаводска вышли на митинг, организованный рядом профсоюзов Карелии. Представители разных профессиональных отраслей и студенты протестовали против отмены «северных надбавок». Поводом для акции послужили заявления министра труда и соцзащиты РФ Максима Топилина, что правительство планирует пересмотреть порядок начисления районных льгот и гарантий для людей, работающих в сложных климатических условиях. Как выяснили «НИ», профсоюзы все чаще вынуждены отстаивать не только права трудящихся, но и собственное место под солнцем: хотя независимых профсоюзов становится все больше, в современных реалиях выживать им все сложнее.

В России профсоюзы существуют чаще на плакатах, чем в реальности.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
В России профсоюзы существуют чаще на плакатах, чем в реальности.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
На этой неделе глава профсоюза полицейских Казани, старший лейтенант Айрат Зайнуллин подаст апелляционную жалобу в Верховный суд Татарстана. Бывший теперь уже полицейский не согласен с решением Вахитовского районного суда Казани от 19 ноября, согласно которому профсоюзным активистам отказано в предоставлении помещения для правозащитной организации. Суд в своем решении сослался на документы руководства регионального МВД, согласно которым в Татарстане уже есть профсоюз полиции и помещение для него выделено. «Суд посчитал, что помещение нам не нужно, потому что никто не отнимал у нас права пользоваться уже предоставленным. Сейчас предстоит доказать, что в этой организации видеть нас не желают», – рассказал «НИ» Айрат Зайнуллин. Полицейский убежден, что руководство МВД республики противопоставляет им зависимую профсоюзную организацию – возможно, созданную специально для судебного процесса. «Глава этого профсоюза в суд не явился, ознакомиться с его уставом и деятельностью мне не дали», – отметил полицейский.

Эта организация в судебных документах значится как «Объединенный комитет профсоюза МВД Республики Татарстан». Ее председателем является Фиргат Гараев. Самостоятельного сайта у организации нет. По контактным телефонам организации на разных страничках в Интернете никто не отвечает. «НИ», однако, удалось связаться с Фиргатом Гараевым. Он заверил, что их профсоюз действительно существует – вот только состоит из неаттестованных сотрудников. Что касается Айрата Зайнуллина, г-н Гараев пояснил, что о его существовании он узнал недавно и взаимодействовать с ним не пытался. На вопрос корреспондента «НИ» о нынешнем роде деятельности собеседник резко оборвал разговор, заявив, что на все вопросы он ответил.

Об объединении полицейских в Казани, активистов которого разными методами заставляли свернуть профсоюзную деятельность, «НИ» уже рассказывали ранее (статья «Формой не вышли» в номере от 18 июня). Как выяснилось, начальники угрозу выполнили – на данный момент председатель профсоюза, старший лейтенант Айрат Зайнуллин и его заместитель Валентин Буторин из органов уволены. Однако сам профсоюз властям закрыть не удалось.

По существующему законодательству представители регионального МВД не имеют права препятствовать созданию профсоюза полицейских, даже если один уже имеется. Согласно Закону «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», количество профсоюзов на одном предприятии и организации может быть любым: «Наличие иных представительных органов работников в организации не может использоваться для воспрепятствования деятельности профсоюзов в соответствии с настоящим Федеральным законом». Для регистрации профсоюза достаточно трех участников, которые должны провести общее собрание, принять устав и подать заявку в Минюст РФ.

По закону запретить деятельность профсоюза нельзя. Однако есть масса способов давления на нелояльных трудовых активистов, рассказал «НИ» юрист, независимый эксперт по трудовому праву Тимофей Пружинин. Один из них – создание так называемого «карманного» профсоюза, который препятствует деятельности независимого. «Думаю, единственное, что можно посоветовать профактивистам, – нанять хорошего юриста», – отметил г-н Пружинин.

«Официальный» профсоюзный комитет Станции скорой медицинской помощи Уфы не просто не помогал, но и препятствовал разрешению недавнего конфликта между работниками «скорой» и руководства, убежден председатель независимого профсоюза медработников «Действие» Андрей Коновал. Конфликт, напомним, начался с сокращения зарплат медикам, а вылился в голодовку. «Именно профсоюз подписал весной изменения в коллективный договор, согласно которому работникам на половину срезали ночные выплаты», – отметил г-н Коновал. При этом с точки зрения закона к профсоюзу претензий быть не может: в его рядах состоит большинство работников станции скорой помощи. Вот только механизм вступления туда сложно назвать добровольным.

Как рассказала «НИ» бывший сотрудник уфимской скорой помощи Марина Явгильдина, при приеме на работу каждому работнику предлагалось вступить в действующий профсоюз. «Большинство соглашаются на это, ведь отказ может послужить сигналом, что человек склонен к оппозиционным настроениям и будет отстаивать свои права», – отметила она. При этом большинство членов официального профсоюза никак не участвуют в его деятельности. Однако руководству этого и не надо: люди нужны только для количества.

У председателя «базового» профсоюза уфимской скорой Ильдара Нигматуллина другая версия происходящего. По его словам, профсоюз идет на тесный контакт со своими коллегами из «Действия». Например, недавно организации создали единый представительный орган. «Это разве не шаг к сотрудничеству? Ведь мы могли не идти к ним навстречу!», – отметил собеседник «НИ». Он убежден, что многие члены «Действия» настолько увлеклись правозащитной деятельностью, что «напрочь забыли о своих непосредственных обязанностях».

Профсоюз «Действие» имеет первичные организации в нескольких регионах РФ и везде сталкивается с противодействием Профсоюза работников здравоохранения РФ в составе Федерации независимых профсоюзов России, рассказал «НИ» Андрей Коновал. По его словам, данная организация действует в интересах власти, а проблемы сотрудников ее интересуют мало.

Председатель Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Михаил Шмаков в беседе с «НИ» назвал эти сведения «бредом» и пояснил, что деятельность профсоюза «Действие» ему незнакома.

По похожему сценарию складывается и ситуация в профсоюзе челябинского завода «Трубодеталь», о котором ранее также рассказывали «НИ». Напомним, рабочие протестуют против совмещения разных ставок без дополнительной оплаты. В ноябре этого года ряд членов профсоюза заставили написать заявление об уходе. Как рассказал «НИ» председатель профсоюза Егор Цимбульский, в ходе переговоров руководство заявило о необходимости создания еще одного профсоюза на предприятии, целью которого будет, по сути, «защита руководства от профсоюза».

Само предприятие в официальном ответе «НИ» эти сведения не подтвердило. «Информацией о создании каких-либо альтернативных профсоюзов на предприятии мы не располагаем», – заявил директор по персоналу, связям с общественностью и общим вопросам завода «Трубодеталь» Николай Яковлев.

Официальные и независимые профсоюзы сотрудничают редко – ситуация в Российском национальном исследовательском медицинском университете им. Пирогова по-своему уникальна. Дело в том, что официальный профсоюз «второго меда», входящий в ФНПР, возглавлял доцент кафедры физики и медицинской электроники Игорь Сирко, который был уволен в ноябре прошлого года за «аморальное поведение». Ранее он несколько раз пытался через суд оспорить выборы ректора Андрея Камкина. Впоследствии суд восстановил его в должности, однако вернуться к работе Сирко так и не дали. Как рассказала «НИ» член независимого профсоюза «второго меда» Юлия Чебакова, сейчас обе организации тесно сотрудничают: «С учетом сложившейся ситуации мы находились в контакте с Сирко и оказывали друг другу информационную поддержку».

Несмотря на ряд успешных акций протеста, инициированных профсоюзами в последнее время, независимые трудовые организации в России можно пересчитать по пальцам, говорят эксперты. По данным исследования компании Нeadhunter, проведенного весной этого года, 71% опрошенных заявили, что в их организации профсоюз отсутствует, а 5% даже не интересовались, есть ли такая организация. Только треть признались, что в случае нарушения трудовых прав обратятся за помощью в профсоюз. Остальные используют иные пути решения проблемы.

Кроме того, процент доверия к действующим профсоюзам в обществе остается крайне низким. Согласно недавнему исследованию Объединенного профсоюза предпринимателей России, 34% опрошенных не доверяют профсоюзам вообще, 20% частично не доверяют. Полностью доверяют профсоюзам 8%.

На огромном количестве предприятий либо вовсе нет профсоюзов, либо они находятся «под пятой администрации», рассказал «НИ» сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Андрей Демидов. По его словам, пытаясь создать независимый профсоюз, активисты неизбежно попадают под пресс, а работодатели нередко привлекают к «воспитанию» несогласных силовые структуры.

Независимых профсоюзов в России мало, согласен секретарь Московского областного комитета профсоюзов «Защита» Владимир Комов – трудовые объединения в массе своей зависимы и не хотят идти на конфронтацию с работодателями. «Нередко сами работодатели входят в состав таких профсоюзов: многие из них давно поняли, что профсоюз может быть не врагом, а союзником, если его правильно прикормить», – говорит г-н Комов.

В апреле этого года правительство одобрило подготовленный Минтрудом законопроект «О профсоюзах». Сейчас документ находится на рассмотрении в Госдуме. Согласно пояснительной записке, законопроект «расширяет возможности профсоюзов на определение внутренней структуры своих организаций», в то время как действующее законодательство подразумевает достаточно жесткую иерархическую структуру трудовых объединений.

Активисты называют предложенные меры недостаточными. Председатель профсоюза «Действие» Андрей Коновал убежден, что для того чтобы независимых профсоюзов стало больше, необходимо ввести реальную уголовную ответственность за препятствование профсоюзной деятельности со стороны работодателей и чиновников. Собеседник «НИ» убежден, что «в России плохо реализуется процедура трудового спора», вследствие чего работники либо молчат, либо сразу выходят на забастовку.

Созданию и развитию независимых профсоюзов мешает отсутствие финансирования, отмечает юрист Тимофей Пружинин. «Карманные» профсоюзы финансируют предприятия, а где брать деньги независимым профсоюзам? Именно поэтому, а не из-за политических соображений, многие из них существуют недолго», – говорит «НИ» эксперт. Однако, по словам г-на Пружинина, те немногие, которые выживают, становятся реальной силой, и предприятиям приходится с ними мириться.


В США давление на профсоюзы уголовно наказуемо

Профсоюзные организации были разрешены правительством США в 1886 году. Сотни таких организаций объединились в Американскую федерацию труда, став полностью независимыми. В 1930 году так называемый «акт Вагнера» юридически защитил профсоюзы от посягательств на свободу: отныне давление на профсоюз со стороны предприятий и властей было криминализировано.
Сейчас деятельность американских labor unions охватывает все сферы рынка труда, включая даже политические институты. Например, представители профсоюза Департамента школьного образования Чикаго несколько месяцев вели уборную борьбу с чикагской администрацией, требуя перенести ремонт в школьных зданиях на летние каникулы: иначе детей пришлось бы временно переводить в соседние школы, увеличивая численность классов и нагрузку на педагогов. Победил в борьбе профсоюз, поддержанный местными жителями. Однако не все инициативы власти активисты принимают в штыки: когда чикагская администрация решила повысить часовой заработок всех госслужащих, профсоюзы были только «за».
Сейчас в Американской федерации труда состоят 18,7 миллиона человек. По данным Института Гэллапа, исследующего общественное мнение, деятельность профсоюзов поддерживают 74% американцев.
Борис ВИНОКУР, Чикаго

В Германии бастующих транспортников поддерживают даже пассажиры

Немецкие профсоюзы – мощная и реальная сила. Бывает, что профсоюз оказывает на хозяев предприятия такой мощный прессинг, что работодателю приходится соглашаться на почти неприемлемые с коммерческой точки зрения условия. Прижатый к стенке работодатель нередко бывает вынужден обращаться в суд.
Действенное и проверенное оружие немецких профсоюзов – забастовки. Например, полтора месяца назад 2200 человек приняли участие в забастовках онлайн-ритейлера Amazon, организованных профсоюзом работников сферы обслуживания Ver.di по всей Германии. Бастовали и железнодорожники, требовавшие повышения зарплаты на пять процентов и сокращения рабочей недели на два часа. Перед началом масштабных акций среди 20 тысяч членов профсоюза железнодорожников было проведено голосование, и 91% из них проголосовали за проведение забастовок.
Интересно, что жители Германии с пониманием относятся к неудобствам, которые им приходится терпеть в результате борьбы железнодорожников и работников аэропортов за улучшение условий труда. Граждане не только не ропщут, но и часто открыто выражают свою солидарность с бастующими.
В ФРГ действуют несколько десятков отраслевых профсоюзов. Самые крупные и известные из них – Объединение немецких профсоюзов, в котором состоят более 10 млн. членов – это железнодорожники, полицейские, крестьяне, учителя, строители, медработники и другие. Профсоюз государственных служащих насчитывает около 1,5 млн. членов. Около 500 тысяч членов состоит в Объединении христианских профсоюзов.
В общей сложности в немецких профсоюзах участвует каждый четвертый работающий житель Германии, ежемесячно платя за членство 1% от своей зарплаты. Профсоюзы, в свою очередь, предоставляют работникам льготы за свой счет: консультации адвокатов, курсы повышения квалификации. На некоторых предприятиях профсоюзы утверждают даже меню в столовых.
К слову, представитель профсоюза непременно входит в состав производственного совета – Betriebsrat. Основная задача этого выборного органа – не конфронтационная, а скорее дипломатическая. Совет не имеет права вставать на чью-либо сторону в производственных конфликтах, организовывать забастовки. Поэтому часто активисты считают этот орган бутафорским, малоэффективным и даже «карманным».
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

Опубликовано в номере «НИ» от 9 декабря 2014 г.


Актуально


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: