Главная / Газета 1 Октября 2014 г. 00:00 / Общество

Армия негодных

Российские Вооруженные силы продолжают пополняться больными новобранцами

Вероника Воронцова

С сегодняшнего дня в России стартует осенний призыв, во время которого власти обещают «сокращение количества призывников и постепенное замещение их контрактниками». Как убедились «НИ», план по призыву продолжает пугать многих российских военкомов, из-за чего в ряды Вооруженных сил нередко попадают негодные и откровенно больные молодые люди. Яркий тому пример – история солдата-срочника Алексея Исаева из Сызрани, которого направили на обследование только после обращения «НИ» к руководству Минобороны. Сотрудники части, правда, продолжают утверждать, что вмешательство внешних сил здесь ни при чем.

Фото: EPA
Фото: EPA
shadow
Солдата-срочника Алексея Исаева, служащего в воинской части № 11300 подмосковного города Щелково, на прошлой неделе отправили на дополнительное обследование в главный военный клинический госпиталь им. Бурденко. Как рассказала «НИ» мать солдата Марина Исаева, случилось это после вмешательства сотрудников военной прокуратуры, представитель которой лично позвонил руководству части. Звонок этот носил неофициальный характер. Сотрудник прокуратуры, который просил не афишировать свое имя и должность, имея личные связи с руководством части, «поговорил с ними по-человечески».

«Его направили в госпиталь благодаря нам», – заявили «НИ» в пресс-службе Минобороны.

О ситуации с рядовым Исаевым «НИ» писали на прошлой неделе (статья «Служба в беспамятстве» в номере от 23 сентября). Тогда супруга солдата Ригина пояснила, что у ее мужа с начала службы наблюдаются онемение конечностей, сильные головные боли, обмороки и даже частичная потеря памяти. Несмотря на это, руководители части отправлять парня на обследование не спешат. Причина в том, что Алексей уже прошел одно обследование в госпитале Бурденко, и оно не показало значительных отклонений в его здоровье, хотя в числе поставленных диагнозов – «нейроциркуляторная астения с незначительными клиническими проявлениями, обусловленная перенесенным бронхитом, синдром вегетососудистой дистонии», патология в бронхах. Когда Алексея Исаева призывали в Вооруженные силы, его родственники обнаружили, что детская медицинская карта молодого человека «бесследно исчезла». Как рассказали семье Исаева в детской поликлинике города Сызрани, где он родился и жил в детстве, в их учреждении случился потоп, после которого странным образом была уничтожена не только карта Алексея, но и документы нескольких десятков других молодых людей призывного возраста. А именно в детской карте, по словам Ригины, можно было найти несколько диагнозов, по которым Алексей мог спокойно стать «рядовым запаса».

После возвращения в войска приступы у Алексея возобновились, но теперь сослуживцы и командование его жалобы всерьез уже не воспринимали, считая его симулянтом. Когда молодой человек приходил в себя, сослуживцы нередко издевались над ним, унижали морально, обливали холодной водой. Как рассказал «НИ» сам Алексей, однажды, очнувшись после очередного приступа, он обнаружил у себя в руке лезвие и следы пореза. Сам он утверждает, что покончить жизнь самоубийством у него бы не поднялась рука: «У меня жена и маленький ребенок. Есть ради чего жить». Так что, как полагает солдат, руководство части хотело доказать наличие у парня проблем с психикой.

Симптомы, отмеченные у Исаева, есть у многих призывников, сказал «НИ» военный врач-хирург Владимир Лямкин. «Чаще всего за этим скрывается нейроциркуляторная астения – это не заболевание как таковое, а временная физиологическая незрелость регуляции сосудистого тонуса», – отметил он. Указанные симптомы могут говорить о множестве серьезных заболеваний, и без тщательного обследования парня в симулянты записывать нельзя, рассказал «НИ» врач-кардиолог Андрей Тарасов. «У молодого человека вполне может оказаться рассеянный склероз, серьезные патологии сердца, а также глубинные проблемы психики», – отметил он. По словам врача, стремление держать в части откровенно больного солдата не совсем понятно, потому что «если он умрет, головы снимут со всех».

Представители части № 11300 в разговоре с «НИ» факт звонка из военной прокуратуры не подтвердили. «Молодой человек находится сейчас на обследовании, с его родственниками мы решили все вопросы, я не понимаю цели вашего звонка», – ответил «НИ» заместитель начальника по воспитательной части Святослав Солдаткин. «У Алексея действительно есть проблемы со здоровьем – головные боли и обмороки. Именно поэтому мы его отправили на повторное обследование», – рассказал «НИ» начальник медсанчасти Андрей Малышев. Он заверил, что поводом для этого послужило не давление родственников и прокуратуры, а его реальное состояние здоровья. «Исаев – это единственный из ста человек в роте, который себя так ведет. Я его видел-то считаные разы: он то в медпункте, то в поликлинике, то в госпитале», – рассказал «НИ» командир роты Александр Мамин. По его словам, если солдат действительно болен, то никто не заинтересован в его нахождении в части и он должен быть уволен по состоянию здоровья.

Происходящие с Алексеем несчастья его родственники объясняют тем, что молодой человек исповедует оппозиционные взгляды и является членом самарского отделения одного из протестных движений. Как рассказала «НИ» Ригина Исаева, во время призывной комиссии молодой человек просил определить его в ВДВ, на что военком ему ответил, что «носителей оппозиционных взглядов в войска такого рода не определяют».

«Притеснение по политическим мотивам имеет место быть в российской армии, это неудивительно, учитывая сложившуюся в стране ситуацию», – рассказал «НИ» руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок. По его словам, с точки зрения армейской дедовщины наиболее уязвимы те призывники, которые хоть как-то выделяются на общем фоне: взглядами, национальностью, поведением.

Капитан роты, где служит Алексей, Александр Мамин в разговоре с «НИ» категорически опроверг это предположение. «Мы вечером всех солдат сажаем смотреть Первый канал, хотим, чтобы они формировали собственное независимое мнение о событиях, происходящих в России и за рубежом», – отметил он. Преследование за политические взгляды г-н Мамин назвал пережитком прошлого.

Похожая история случилась с жителем Москвы Алексеем Егоровым, который с детства страдал серьезной формой сколиоза. Медицинская карта молодого человека оказалась утеряна, при осмотре его признали годным к службе и оправили в одну из воинских частей под Мурманском. Вскоре после начала службы призывник простудился, и его начали обследовать. «Меня направили на флюорографию, в ходе которой выяснилось, что позвоночник, мягко говоря, неровный, после чего отправили на полное обследование в центральный госпиталь», – рассказал «НИ» молодой человек. Врачи подтвердили сколиоз и сделали вывод, что это… армейская травма. Егорова комиссовали.

Сотрудник одного из российских военкоматов на условиях анонимности рассказал «НИ», что подобные «инсценировки» потери или случайного уничтожения медицинских карточек случаются нередко. Тайными заказчиками служат именно представители военных комиссариатов, которым нужно «выполнить план». Наслышан о подобных историях и руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок. По его словам, нередко военкомы готовы на все, чтобы их не наказали за малое количество молодых людей в рядах Вооруженных сил.

Между тем часто именно детская медицинская карта призывника имеет решающее значение в принятии решения о его годности. Как рассказала «НИ» председатель Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова, нередко во время осмотра к призывникам подходят настолько формально, что пропускают очевидные вещи. «На моей памяти было два случая, когда молодых людей признали годными. У одного был протез вместо ноги, у другого – горб», – отметила она.

«Часто бывает так, что в военкоматах признают годными больных молодых людей, ведь им нужно выполнять план», – пояснила «НИ» правозащитница. По ее словам, родственникам Алексея Исаева следовало сразу после признания его годным обращаться в суд со всеми имеющимися справками и прочими документами.

Представители российской армии нередко «дотягивают» солдат одной категории годности до другой, рассказал «НИ» координатор общественной инициативы «Гражданин и армия» Сергей Кривенко. Например, из категории В («освобожден от призыва в мирное время»), перечеркнув несколько неудобных диагнозов, можно сделать категории Б4 или Б3 («годен к военной службе с незначительными ограничениями»). «Реально к военной службе годно не более трети призывников. К сожалению, здоровье нынешних молодых людей оставляет желать лучшего», – отметил наш собеседник. По словам г-на Кривенко, болезни, которые не выявили во время призывной комиссии, нередко вылезают у призывников, когда начинаются первые серьезные физические нагрузки. «Однако многие командиры не спешат увольнять подчиненных, потому что это сложная процедура с множеством административных барьеров», – считает Сергей Кривенко.

Хотя многие сотрудники военкоматов утверждают, что за невыполнение плана теперь не наказывают, а к недобору в армии уже все привыкли, все осталось по-прежнему, рассказал «НИ» Анатолий Цыганок. По его словам, руководство по-прежнему требует с военных комиссариатов набирать нужное количество людей, «а тем приходится «крутиться», и тогда откровенно больной человек превращается в солдата с категорией годности А».

В ответ на стремление российских военкомов набрать как можно больше призывников растет и число уклонистов. Этой осенью существенное влияние на ход призыва будет оказывать и необъявленная война на Украине, полагает Валентина Мельникова. По ее словам, все больше молодых людей будут откровенно бояться идти в армию, чтобы не погибнуть «неизвестно за что». Многочисленные обещания «откосить от армии во что бы то ни стало» корреспонденты «НИ» обнаружили в соцсетях, на форумах и новостных сайтах со сведениями о похоронах псковских десантников, погибших предположительно под Луганском, и сообщениями о «грузе-200» с Украины.

Тем временем Минобороны реализует «второй этап плана по сокращению количества призывников и постепенному замещению их контрактниками», сообщила пресс-служба ведомства в сентябре. Как рассказали в ведомстве, предполагаемый объем сокращения будет исчисляться десятками тысяч человек. Новый курс Минобороны предполагает отход от стандартной схемы «выполнения плана» по призывникам и «отлова» уклонистов в пользу формирования профессиональной, компактной и мобильной армии.

«При подготовке и в ходе весенней призывной кампании военными прокурорами проведено более тысячи проверок. Там, где требовалось вмешательство органов военной прокуратуры, нами совместно с Главным организационно-мобилизационным управлением Генерального штаба и территориальными прокурорами такие меры принимались. По результатам вмешательства прокуратуры и офицеров Генштаба порядок был наведен, и предстоящий призыв пройдет в соответствии с законодательством», – процитировала в ответе на запрос «Новых Известий» пресс-служба Минобороны начальника управления надзора за исполнением законов органами военного управления, воинскими частями и учреждениями Главной военной прокуратуры Александра Никитина.


Немецкая армия сама расторгает контракты с недостаточно здоровыми солдатами
Три года назад немецкие вооруженные силы полностью перешли на контрактную основу. Личный состав Бундесвера тогда был сокращен с 250 до 175 тыс. профессиональных военнослужащих. Еще несколько тысяч солдат добровольно заключили контракт на срок от 12 до 23 месяцев. В приоритете у немецкой армии – не «число», а «уменье»: предполагается, что к 2017 году будет закрыто еще 32 военных гарнизона, а 90 гарнизонов значительно сократят свою численность. А едва вступив в должность, новый министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен сформулировала свою главную задачу так: «Мы должны стать привлекательным работодателем».
Первые полгода немецкие военнослужащие-контрактники проходят испытательный срок. В это время обе стороны – и военнослужащие, и Бундесвер – могут расторгнуть договор. И такие случаи – отнюдь не редкость. Со стороны добровольцев преждевременное увольнение, как правило, вызвано переоценкой своих сил, несовпадением романтических представлений о службе в армии с действительностью, а также с семейными обстоятельствами. Кстати, сама госпожа министр, будучи матерью семерых детей, заострила внимание на нетипичной армейской проблеме: это необходимость создания детских садов и яслей при казармах, а также учет семейного положения бойцов при составлении служебного расписания, переводах в другие гарнизоны и командировках за рубеж. «Женщинам и мужчинам, военнослужащим бундесвера, нужно время для восстановления сил. Им нужно дать возможность совмещать службу с семейной жизнью», – считает Урсула фон дер Ляйен.
Со стороны командования Бундесвера основная причина расторжения контрактов – проблемы со здоровьем молодых людей. Ведь требования к физической форме военнослужащих, несмотря на дефицит желающих стать контрактниками, остаются очень высокими. Основной критерий годности к военной службе – спортивные тесты. Ясно, что человек с астмой или сердечной недостаточностью не сможет пробежать необходимую дистанцию или подтянуться на перекладине минимальное количество раз.
Однако сказать, что в немецкой армии полностью отсутствуют злоупотребления, нельзя. В прошлом году уполномоченный Бундестага по делам военнослужащих Хельмут Кенигсхаус получил 5061 жалобу. Он не раз обращал внимание командования Бундесвера на нагрузки, которые солдаты испытывают при несении службы и в ходе военных операций, – по его словам, они достигают предельно допустимого уровня, а порой даже превышают его. И тем не менее треть добровольцев по истечении срока контракта продолжают военную карьеру на профессиональной основе.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

Опубликовано в номере «НИ» от 1 октября 2014 г.


Актуально


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: