Главная / Газета 8 Сентября 2014 г. 00:00 / Общество

Преступление и издевательства

Российским тюремщикам разрешат безнаказанно избивать заключенных

Ольга Бородина

Сотрудников Федеральной системы исполнения наказаний (ФСИН) освободят от ответственности за вред, причиненный осужденным при применении физической силы. Об этом говорится в подготовленном Минюстом законопроекте, на который правительство на минувшей неделе дало положительный отзыв. Хотя документ допускает применение силы к заключенному только в случаях, когда тот пытается сбежать или нанести повреждения охраннику, другим заключенным либо себе, правозащитники утверждают, что избивать станут за любую провинность.

Избитый заключенный всегда будет виноват в том, что его побили.<br>Фото: EPA
Избитый заключенный всегда будет виноват в том, что его побили.
Фото: EPA
shadow
Подготовленный Минюстом законопроект вносит изменения в законы «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» и «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Согласно документу, тюремщики освобождаются от ответственности при применении к осужденному физической силы при конвоировании, когда заключенные «своим поведением дают основание полагать, что могут совершить побег». Также сотрудники ФСИН имеют право надеть на заключенных наручники и «иные средства ограничения подвижности».

В законопроекте сказано, что не допускается «нанесения человеку ударов палкой по голове, шее, ключичной области, животу, половым органам, в область проекции сердца». Однако в ряде случаев действует отступление и от этих запретов. В проекте перечисляется, когда можно использовать специальные средства: палки, газовые средства, электрошокеры, водометы и бронемашины. Один из случаев – «пресечение неповиновения заключенного».

Эту норму можно трактовать как угодно, говорит «НИ» основатель сайта «Гулагу.нет» Владимир Осечкин, напоминая историю заключенного Руслана Латыпова. Тот провел 580 суток в штрафном изоляторе, где его «избивали за малейшую оплошность, например, за то, что сегодня не поздоровался с начальником колонии, который вчера его пытал».

«Если раньше били и скрывали, то теперь это даже скрывать не будут», – делает вывод Осечкин. По его словам, наибольшим пыткам и насилию в колониях подвергаются не реальные нарушители порядка, а те, кто пытается отстоять свои права, пишут жалобы: «Если бы в проекте было сказано, что случаи неповиновения нужно записывать на видео, то тогда бы факт избиения надо было оправдывать видеозаписью, которая бы показывала, что, например, заключенный пытается убежать, забрав табельный пистолет. Но документ этого не прописывает, и, таким образом, даже отказ делать зарядку может считать основанием для насилия».

Никакой необходимости в ужесточении порядка в колониях нет, недоумевает в беседе с «НИ» бывший председатель столичной комиссии по наблюдению за правами человека в местах лишения свободы Валерий Борщев: «Практика показала, что конфликты в колониях решаются спокойно и при нынешнем законодательстве. Хотя избиения происходят и сейчас. Недавно ездил в Белгородскую колонию, там не покормили 25 человек, и колония взбунтовалась, а потом заключенных избивали палками».

Правозащитники утверждают, что изменения в закон пролоббированы правоохранителями, потому что внимание правозащитников к ситуации в тюрьмах стало велико. «Как только сотрудников колонии стали сажать на реальные сроки за издевательства над заключенными, многие тюремщики сообщили своим начальникам, что больше не будут выполнять приказания о применении физической силы. Но в российских колониях система держится на страхе применения насилия. Поэтому нужен этот закон», – считает Владимир Осечкин.

Активисты «Гулагу.нет» уже призвали председателя президентского Совета по правам человека Михаила Федотова созвать экстренное заседание по этому законопроекту и отправить резолюцию президенту.

Новые правила обоснованны и имеют аналоги в мировой практике, говорит «НИ» федеральный судья в отставке Сергей Пашин: «Я знаком с работой американских полицейских. Там тоже предписаны жесткие меры, вплоть до применения оружия при попытке побега, нападения на конвой. Конечно, есть опасность, что за малейшее нарушение будут избивать, но это вопрос прокурорского надзора и ведомственного контроля».

Опубликовано в номере «НИ» от 8 сентября 2014 г.


Актуально


Смотрите также

В свердловском спецприемнике для мигрантов произошел бунт


Суды: залоги страшнее ареста?


Почти 18 тысяч человек погибли в тюрьмах Сирии с весны 2011 года


Писториуса госпитализировали с порезанными запястьями

В тюремной камере легкоатлета-ампутанта нашли лезвия

Спецназ освободил двух заложников в тюрьме во Франции

Ранее заключенный захватил смотрителя и сокамерника и потребовал перевода в другое исправительное учреждение

Мингазов вышел из Гуантанамо, но остался в США

Последний россиянин выпущен из американской тюрьмы без предъявления обвинений

Начали с допросов

В колонии, где произошел бунт заключенных, допрашивают свидетелей

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: