Главная / Газета 28 Августа 2014 г. 00:00 / Общество

Ограниченный контингент?

Установлением места гибели российских солдат займутся члены президентского Совета по правам человека

Маргарита Алехина

Работающие в Пскове журналисты сообщили вчера, что с могил десантников, погибших предположительно на Украине, сняли таблички и поминальные венки. Тем временем общественники и родственники военнослужащих продолжают сообщать о пропаже и гибели россиян на востоке Украины: речь идет как минимум о бойцах, служивших под Костромой, Псковом и в Чечне.

Правозащитники называют тайную отправку военнослужащих на Украину уголовным преступлением.
Правозащитники называют тайную отправку военнослужащих на Украину уголовным преступлением.
shadow
О снятии табличек и венков с могил псковских десантников Леонида Кичаткина и Александра Осипова сообщил вчера депутат Псковской областной думы Лев Шлосберг: «Могилы стали безымянными. И убраны венки от воинской части». Позднее ту же информацию подтвердил на своем сайте телеканал «Дождь», корреспонденты которого также побывали на этом кладбище. Напомним, ранее по соцсетям разошлась информация о похоронах в Псковской области двоих десантников, предположительно попавших под обстрел близ деревни Гергиевка в Луганской области. Позднее эти сведения были подтверждены работающими в Пскове журналистами.

Вчера новостное агентство Воронежа сообщило о похоронах на одном из областных кладбищ сослуживца псковичан – командира взвода 76-й десантной дивизии Антона Короленко. На странице «Вконтакте» его жены Натальи к вечеру вчерашнего дня оставалась запись, где она не сообщает ни о причинах его гибели, ни о месте похорон: «Помолитесь все за моего единственного и любимого Антона, как же может такое быть, его больше нет...»

Тем временем глава Комитета солдатских матерей Ставропольского края Людмила Богатенкова вчера заявила, что ей удалось собрать данные уже о 400 раненых и погибших на Украине российских военных. Речь, по ее словам, идет пока в основном о бойцах подразделений, расквартированных в регионах Северного Кавказа.

В список Богатенковой, скорее всего, не попали задержанные на Украине девять десантников, которые, по официальной версии, «заблудились» при патрулировании границы и углубились в украинскую территорию на 20 км. Такие сведения привел президент РФ Владимир Путин после встречи с украинским коллегой Петром Порошенко в Минске: «Что я слышал – они патрулировали границу, могли оказаться на украинской территории. Но они же заходили к нам, украинские военнослужащие, на бронетехнике заходили. Проблем не возникало».

Речь идет о бойцах 331-го полка 98-й Свирской дивизии ВДВ, о потере связи с которыми ранее заявили их родные. В понедельник родственники задержанных встречались с командованием части, которое, с их слов, признало потери личного состава. Заместитель командира дивизии Александр Хотулев сказал им, что два контрактника погибли, около десяти – ранены, еще девять – задержаны. Таким образом, костромские десантники стали первыми жертвами конфликта на Украине, чья принадлежность к российским вооруженным силам была официально подтверждена.

«Родственники приходили сегодня сюда, их несколько человек. Они встречались вчера с командованием, но достоверной информации о местонахождении бойцов у них нет», – уточнили «НИ» в костромском Комитете солдатских матерей. По словам нашего собеседника, родные плененных военнослужащих сейчас «мечутся по всем инстанциям». Так, ранее в своем видеообращении на Youtube они попросили вернуть сыновей домой лично президента и министра обороны РФ.

Правозащитники тем временем пытаются установить точное место гибели военнослужащих 18-й гвардейской мотострелковой бригады РФ, которые, по официальной информации, погибли 9–11 августа на учениях под Ростовом. Члены президентского Совета по правам человека Сергей Кривенко и Элла Полякова потребовали у Следственного комитета РФ расследовать их гибель и при наличии оснований возбудить уголовное дело, сообщается на сайте СПЧ.

«В Интернете много информации об отправке наших военнослужащих на Украину, но каких-то официальных подтверждений она не находила. Не было обращений от родственников, от самих военнослужащих. И вот от наших партнеров из Комитета солдатских матерей Ставропольского края поступил такой список из девяти военнослужащих, которые якобы погибли при невыясненных обстоятельствах. Список был в очень достоверном виде, с личными данными и должностями. Это уже информация, с которой можно работать», – рассказал «НИ» Сергей Кривенко. По его словам, в СПЧ не исходят из того, что контрактники погибли именно на Украине: «Сейчас надо эти сведения подтвердить или опровергнуть. Известно лишь, что части этой бригады, которые дислоцируются в Чечне, были переброшены на полигон в Ростовскую область».

По словам г-на Кривенко, если подтвердится, что военнослужащие участвовали в боевых действиях, тот, кто их туда направил, должен будет понести уголовную ответственность, поскольку официально Россия в войне не участвует: «В УК есть соответствующие статьи – «Развязывание агрессивной войны», отдача преступного приказа. Это военные преступления». Если же на момент гибели военнослужащие успели расторгнуть свои контракты с российскими вооруженными силами и вступить в некие «добровольческие» формирования, инициатор этого также должен будет понести наказание по российским законам: «Есть статья «Наемничество», есть «Организация незаконного вооруженного формирования». Ответственность наступает, даже если все произошло на территории другого государства». Перечисленные г-ном Кривенко статьи УК подразумевают от 2 до 20 лет лишения свободы.

Если россияне, оказавшиеся участниками военного конфликта, действительно расторгли свои контракты с российской армией, они или их родственники не смогут рассчитывать на компенсацию, отмечает Кривенко: «В законе четко перечислены все места и времена, где РФ вела боевые действия. Только участники перечисленных боевых действий – от Гражданской войны до войны 2008 года в Южной Осетии – могут рассчитывать на социальную поддержку. Поскольку решение об использовании войск верховным главнокомандующим на Украине принято не было, никто этим людям не гарантирует такой соцпомощи».

Родители российских срочников опасаются, что попасть в зону боевых действий могут и их дети. Напомним, ранее председатель Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова сообщала «НИ» о давлении на призывников-десантников, которых после переброски на учения под Ростов-на-Дону заставляли подписывать контракты. Позднее стало известно об обращении в комитет жительницы Магнитогорска Алены Косаченко, сын которой 20-летний Валерий Комаров, проходивший срочную службу в 137-м гвардейском парашютно-десантном полку в Рязанской области, был переведен в Ростовскую область, откуда 26 августа сообщил, что солдатам в жесткой форме предлагают подписать контракты, а также что у них «отобрали бирки и номерки на случай пропажи без вести или смерти».

Опубликовано в номере «НИ» от 28 августа 2014 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: