Главная / Газета 6 Августа 2014 г. 00:00 / Общество

«Ситуация с ОНК ухудшается»

Лидер движения «За права человека» Лев Пономарев

Анна Алексеева

На днях председатель комиссии СПЧ по пенитенциарной системе Андрей Бабушкин обратился в Общественную палату РФ с требованием объяснить, почему ряд правозащитников не прошли в расширенный состав региональных Общественных наблюдательных комиссий (ОНК) в местах лишения свободы. После недавних выборов в ОНК правозащитники обвинили комиссию ОП РФ по общественной безопасности в том, что она внедряет бывших силовиков в ОНК, а те работают не в интересах заключенных и ориентированы на сотрудничество с властью. Комиссию возглавляет нынешний руководитель столичной ОНК – председатель президиума организации «Офицеры России» Антон Цветков. Нынешнюю расстановку сил в ОНК «НИ» обсудили с исполнительным директором общероссийского движения «За права человека» Львом ПОНОМАРЕВЫМ.

Фото: GAZETA.RU
Фото: GAZETA.RU
shadow
– Лев Александрович, действительно ли в ОНК старательно внедряют бывших силовиков, отсеивая реальных правозащитников?

– Это давняя проблема, она тянется пару лет. Антон Цветков ее как бы координирует и будет дальше координировать. Мы рекомендуем своих людей – они рекомендуют своих. Тут вопрос, кто кого.

– Можно ли сказать, что ситуация в ОНК за последние несколько лет ухудшилась?

– Да, она ухудшается. В последний раз они несколько человек не допустили в комиссии, в том числе и тех, которых я собирал. Моя задача – найти людей в регионах. Сейчас был дополнительный набор в ОНК: какое-то количество людей провели, а какое-то – затормозили. Знаю, что председатель комиссии СПЧ по пенитенциарной системе Андрей Бабушкин написал письмо заместителю секретаря ОП РФ Владиславу Грибу с требованием объяснить, почему наши кандидатуры, у которых были нормальные документы, не прошли. Ведь до этого они прошли проверку. Рабочая группа, в которой был в том числе и Цветков, и Бабушкин, проверила документы – с ними было все в порядке, они прошли, а потом – раз, смотрим, и в списках их нет.

– Подобное происходит впервые?

– Они и осенью прошлого года состав ОНК формировали с большим жульничеством. Это была очень скандальная история. Сейчас они стали тщательнее подходить к отбору. Однако я абсолютно уверен, что они будут пользоваться любой возможностью, чтобы обмануть и протащить своих людей. Они это и делают. У них больше шансов.

– С какими еще проблемами сталкиваются правозащитники в формировании ОНК?

– Сложно найти правозащитников в регионах, а вот каких-нибудь бывших силовиков найти гораздо легче.

– То есть ситуация с дефицитом кадров актуальна?

– Абсолютно. Но мы еще существуем, боремся. Надо вкладывать средства, которых очень не хватает, обучать людей. Понимаете, в ОНК приблизительно треть правозащитников, треть силовиков и треть – «болото». Мы – Валерий Борщев, я и Людмила Алексеева – объединили наших сторонников в некую независимую ассоциацию наблюдателей. Находим деньги, гранты. ОНК – очень сильный инструмент, потому что работает в рамках закона. При этом многие журналисты думают, что только члены ОНК могут посещать колонию. Это неправда. Правозащитники имеют законное право посещать колонию для консультирования. В законе это прописано. Другое дело, что нас не пускают. Мы идем в суды, выигрываем. Поэтому тут тоже есть поле для борьбы. Она не проиграна.


КОММЕНТАРИИ
Член московской ОНК Зоя СВЕТОВА:>
– Сейчас есть перевес в сторону силовиков. Это очевидно. Тенденция будет только продолжаться. В регионах очень мало людей, которые хотят стать членами ОНК, там меньше правозащитников, чем в той же Москве. Я не испытываю большой любви к Цветкову и с большим подозрением относилась к тому, что он стал председателем ОНК, но могу сказать, что он нам пока совершенно не мешает работать. Мы работаем так, как хотим, и он никакие палки в колеса нам не вставляет, не мешает нашей правозащитной деятельности. Мы не должны ему, например, сообщать, в какие СИЗО мы хотим пойти. То есть та же независимость членов ОНК, которая была раньше, сохранилась. Нельзя сказать, чтобы мы как-то скрывали недостатки в работе УФСИН. Мы о них говорим. Несмотря на то что из наших 40 человек очень много выходцев из силовых структур, часть из них тоже ходит по СИЗО.
В регионах – караул. Там есть бывшие силовики, которые приходят с проверкой и покрывают все недостатки. Заключенные жалуются, что ОНК в ряде регионов (например, в Мордовии), по сути дела, обслуживают ФСИН, а не помогают заключенным.

Член московской ОНК Анна КАРЕТНИКОВА:
– Я с одинаковой охотой работаю со всеми людьми, которые хотят работать, вне зависимости от того, из прошлых ли они созывов или из нового. У нас в комиссии 40 человек. Мне кажется, работает только половина. В Москве полным-полно отделов полиции. Этим мало кто занимается. Мне кажется, что некоторым нашим членам следовало бы туда ходить и быть поактивнее.
Записала Анна АЛЕКСЕЕВА

Опубликовано в номере «НИ» от 6 августа 2014 г.


Актуально


Смотрите также

Правозащитники сообщили об освобождении 13 узников тайной тюрьмы на Украине


Рабский труд

Серпухович нашёл в стройматериалах записку с просьбой о помощи

«Если кто-то очень захочет, то он туда залезет»

Эксперты рассуждают о создании единой базы данных россиян

«Она никогда не была хулиганкой»

Петицию об освобождении юриста-«юмористки» подписали почти 60 тысяч граждан

Временно беззащитные?

Турция приостановливает действие Европейской конвенции по правам человека

ЕСПЧ коммуницировал жалобу на запрет гей-браков в России


ЦРУ не будут проводить пытки водой даже по приказу руководства страны


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: