Главная / Газета 30 Июля 2014 г. 00:00 / Общество

Скорая помощь для «скорой»

Экстренная медицинская служба находится на грани выживания в целом ряде регионов России

Вероника Воронцова

Вчера комиссия Контрольно-счетной палаты Башкортостана начала проверку станции скорой медицинской помощи Уфы. Ведомство проверит эффективность использования средств республиканского бюджета, а также фонда обязательного медицинского страхования. О бедственном положении скорой помощи в столице Башкирии заявили неделю назад сами ее сотрудники: там не выплачивают положенные надбавки, не индексируют зарплаты. В результате за последние месяцы со станции уволилась пятая часть сотрудников, и сформировать полноценные бригады станция уже не может. Как выяснили «НИ», в бедственном положении находятся станции скорой помощи по всей России. Из-за низких зарплат сотрудники увольняются, а те, кто остается, испытывают огромные нагрузки из-за переработок: есть даже случаи смерти во время смены.

Фото: ОЛЬГА ШВЕЙЦЕР
Фото: ОЛЬГА ШВЕЙЦЕР
shadow
О протестах сотрудников скорой помощи Уфы «НИ» сообщали в номере от 25 июля, когда медики готовились к забастовке. Как рассказала «НИ» участница протестного движения, медсестра кардиологической бригады Тамара Богданова, если руководство больницы не поднимет им зарплаты и не выплатит положенные надбавки, медработники с 11 августа устроят так называемую «итальянскую забастовку». Эта форма протеста предполагает, что работники свои обязанности выполняют строго в рамках существующих приказов и инструкций. Это, как правило, полностью парализует рабочий процесс. По словам г-жи Богдановой, различные предписания, инструкции, приказы в сфере отечественного здравоохранения настолько далеки от реальной медицинской практики, что их выполнение может привести не просто к сбоям, а полной остановке работы скорой помощи: например, по закону любой медработник должен приезжать на вызов в чистом спецкостюме, но поскольку формы для «скорой» хронически не хватает, многие вместо нее надевают обычный белый халат. Следовательно, в случае итальянской забастовки сотрудник скорой помощи будет приезжать на вызов либо в идеально чистой спецодежде, либо не поедет совсем. То же самое касается инструкции, согласно которой если в машине скорой помощи везли больного с острой формой инфекции, положено проводить ее тщательную дезинфекцию в течение 1,5 часа. Учитывая, что машин «скорой», как и бригад, хронически не хватает, соблюдение этого правила может значительно затормозить работу экстренной службы.

Причина недовольства уфимских медиков – мизерные зарплаты, из которых к тому же вычли ряд надбавок. Сейчас фельдшер в Уфе, работая на полторы ставки, зарабатывает 12–14 тыс. рублей, что в два раза меньше, чем даже в соседних районах Башкортостана. Зарплата упала после того, как надбавку 100% за ночное дежурство руководство станции срезало до 50%. При этом когда в начале 2013 года вступил в силу указ президента «О мероприятиях по реализации государственной политики», многие надеялись, что зарплаты у медиков, наоборот, поднимутся, ведь согласно документу у них становилась выше обязательная часть оклада. На деле же во многих учреждениях все оказалось по-другому – стали срезать премиальные, дополнительные надбавки. Фактически зарплаты либо остались на таком же уровне, либо уменьшились.

Причины уменьшения премиальной части могут быть самыми разными. Например, как объяснил участникам акции протеста главный врач станции скорой помощи города Уфы Марат Заганшин, перебои связаны с дефицитом средств в ОМС в этом году. Эту информацию подтвердили и в правительстве Башкортостана. Кроме того, пресс-секретарь ведомства Павел Самойлин пояснил, первые проверки уже показали нецелевое использование средств ОМС. Тем временем руководство города и области на одном из общих собраний вспомнило, что по закону при дефиците средств в ОМС зарплаты сотрудникам должны выплачивать из городского бюджета. Власти обещали покрыть все долги в ближайшее время.

Но даже без забастовки медработников жители Уфы могут дожидаться «скорой» часами. Как рассказала «НИ» жительница города Ирина Фархутдинова, весной этого года она несколько часов ждала «скорую» для своего трехлетнего ребенка с температурой под 40. «Мы ждали, не находили себе места, потом нам позвонили с местной подстанции с вопросом: вам «скорая» еще нужна или как?». После этого Ирина с мужем повезли сына в больницу на такси. Опрошенные «НИ» врачи местной «скорой» называют такую ситуацию «типичной» для их города: исходя только из официальной статистики, с начала этого года уволились около 200 человек, это при общем штате около 1000. Работники грозятся: если положение дел не изменится, уволятся еще несколько десятков человек.

Напомним, что с 1 января 2013 года, в соответствии с указом президента № 597, вся служба скорой медицинской помощи в стране полностью перешла на финансирование за счет средств обязательного медицинского страхования. Было прописано два возможных способа оплаты медработникам на усмотрение конкретной станции скорой помощи: по заранее составленной смете или количеству выездов бригад к пациентам. Последний способ предусматривает простую схему: чем больше вызовов у «скорой», тем больше денег получит отдельный врач. Поэтому в руководстве регионов, где практикуют подобное, на возмущения медиков теперь отвечают примерно одинаково: мало денег, потому что мало вызовов. Например, пресс-служба администрации Уфы распространила пресс-релиз, в котором объясняет, что на «скорой» зарплаты действительно стали ниже, потому что «нормативные объемы медицинской помощи по «скорой» на 2014 год в соответствии с Программой государственных гарантий утверждены на 2,5 тысячи вызовов меньше уровня прошлого года».

По данным Минздрава РФ, ежедневно на дороги России выезжает более 20 тыс. автомобилей скорой помощи, а за год экстренную медицинская помощь получают около 50 млн. человек. Каждые сутки на линию выходят 14,4 тыс. врачебных, 23,8 тыс. фельдшерских и 945 реанимационных бригад. По данным Росстата, средняя зарплата фельдшера скорой помощи на май 2014 года составляет более 21 тыс. рублей, при этом самые высокие зарплаты в Москве (около 40 тыс. рублей) и Красноярске (более 26 тыс. рублей), а самые низкие – в Уфе (18 тыс.) и Астрахани (7,5 тыс. рублей).

Однако проблемы уфимской «скорой» не чужды и другим регионам. Как рассказал «НИ» врач подстанции скорой помощи Кировского района Новосибирска Сергей Мауль, начиная с 2013 года, когда на законодательном уровне подняли оклад, стимулирующие надбавки начали сокращаться. Фактически вышло, что уровень дохода врачей остался на том же уровне. «Этими надбавками легко манипулировать, что наше руководство с успехом и делает», – отметил г-н Мауль.

На станции скорой помощи в городе Мытищи Московской области существует серьезный кадровый голод – из 30 положенных бригад работают 17. Как рассказал «НИ» фельдшер одной из мытищинских подстанций Даниил Власов, многие его коллеги ушли в первую очередь из-за штрафов, которые накладывает на медработников страховая компания за обслуживание граждан, у которых нет полиса. «Типичная ситуация: несчастный случай с гастарбайтером на стройке. У человека ни полиса, ни прописки, ни разрешения на работу, а спасать мы его обязаны, иначе – нарушим приказ № 100 Минздрава РФ, согласно которому все граждане имеют право на экстренную помощь», – рассказал медработник.

В Барнауле (Алтайский край) до сих пор вспоминают случай, произошедший в марте этого года, когда прямо на рабочем месте умер врач подстанции «Урожайная». Как рассказал заведующий подстанцией Юрий Поцелуев, из-за того, что на подстанции не хватает как минимум 15 человек, сотрудникам приходится значительно перерабатывать и не всегда остается время даже на минимальный отдых.

Даже когда недовольные врачи выходят на забастовку, это нередко заканчивается не повышением зарплат, а штрафами. Так, в августе прошлого года сотрудники скорой помощи города Владикавказа провели массовую акцию протеста против задержки зарплаты, а также против отказа начальства оплачивать переработки. Через три недели после этого комиссия государственной инспекции труда Северной Осетии опубликовала результаты проверки, исходя из которых «нарушений по выплате заработной платы не было; зарплата начислялась согласно по Трудовому кодексу, более того, зарплата ранее была увеличена». После этого медиков «скорой» оштрафовали за нарушение общественного порядка и срыв в работе экстренной службы.

С тех пор как скорую помощь начали финансировать не региональные и городские бюджеты, а страховые компании, в этой службе стало еще больше проблем, рассказал «НИ» председатель независимого профсоюза работников скорой помощи «Фельдшер.ру» Дмитрий Беляков. «Очевидно, что ОМС, как и любая страховая компания, мало заинтересована в том, чтобы зарплаты врачей были высокими, а медпомощь – качественной», – отметил он. Также г-н Беляков убежден, что в экстренной помощи недопустим принцип «чем больше больных, тем больше денег», который сейчас практикуется в некоторых регионах.

В существующем порядке финансирования также видит проблему и оргсекретарь межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрей Коновал. По его словам, финансирование «скорой» по количеству вызовов, или, как принято это называть, «исходя из дорожной карты» приводит лишь к возникновению множества коррупционных схем. «Разумнее всего финансировать «скорую» по бюджетно-сметному принципу, то есть платить не за вызов, а за смену», – отметил он.

Уже около 3–4 лет наблюдается тенденция к замалчиванию какой-либо официальной статистики в сфере работы «скорой», рассказал «НИ» президент «Лиги пациентов» Александр Саверский. По его словам, в последнее время все чаще наблюдается гигантский разрыв между тем, что говорят о размере собственных зарплат медики и официальные власти. Поэтому понять, кто прав, а кто виноват, бывает непросто. «Идет такая игра, при которой первые хотят получать как можно больше, а вторые – как можно меньше платить», – отметил он. Выходом, по его словам, может послужить создание крупного всероссийского профсоюза сотрудников скорой помощи, который бы курировал работу этой службы на федеральном уровне.


Американские медсестры «скорой» зарабатывают, как российские топ-менеджеры
В США насчитывается 61 992 службы «Скорой помощи», которые в год обслуживают почти 85 млн. пациентов. Медицинский состав «скорой» насчитывает 228 тысяч сотрудников. Каждый из них, помимо обычных дипломов колледжей или университетов, должен иметь специализированный диплом. Работают специалисты круглосуточно. Рабочий день состоит из трех восьмичасовых смен. Заработная плата медиков «Скорой помощи» соответствует их профессиональной градации. Средняя годовая зарплата медсестер – 75 –100 тысяч долларов, а докторов – 175 – 210 тысяч долларов. У медперсонала «Air ambulance» аналогичная зарплата, а работникам диспетчерской службы платят в среднем от 20 до 25 долларов в час. Два раза в год в городах и штатах страны проводятся опросы жителей по поводу оценки качества работы «Скорой помощи». В Иллинойсе большинство опрошенных оценили работу «скорой» на 9 из 10 возможных баллов.
Борис Винокур, Чикаго

Европейская «скорая» определяет местонахождение больного по номеру телефона
Как работает европейская «Скорая помощь» буквально месяц назад корреспондент «НИ» узнала на собственном опыте, сильно подвернув ногу – правда, не в Германии, а в пригороде Парижа. Оказалось, вызов «Скорой» по телефону 112 действует в большинстве стран Евросоюза. В некоторых европейских странах диспетчерские службы автоматически получают информацию о месте нахождения абонента от провайдеров мобильной связи. В ответ на мой плохой французский диспетчер предложил общаться на английском или немецком. Врач и медбрат, прибывшие минут через 8–10, осмотрели ногу и на носилках перенесли меня в машину, хотя «допрыгать» я могла и сама. На территории Евросоюза обслуживание по вызову «Скорой» бесплатное, не потребовалась и моя медицинская страховка. В Германии к вам могут приехать пожарные, имеющие специальную фельдшерскую подготовку. Даже водитель «Скорой» имеет образование не ниже медбрата: может при необходимости и роды принять, и дефибриллятор применить. «Скорая помощь» в Германии иногда прибывает к больному на вертолете: более 80 немецких вертолетов оборудованы под реанимационные центры. Вблизи всех крупных больниц обязательно имеются специальные вертолетные площадки. Расчетное время от поступления сигнала бедствия до подъема в воздух – две минуты. Почасовая работа врача-контрактника на «скорой» в среднем составляет 65–120 евро в час. Впрочем, работа медиков любого звена в Германии традиционно оплачивается хорошо.
Адель Калиниченко, Мюнхен

Опубликовано в номере «НИ» от 30 июля 2014 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: