Главная / Газета 24 Июля 2014 г. 00:00 / Общество

Крепостное право

Онкобольные испытывают огромные трудности при получении лекарств за пределами своего региона

Маргарита Алехина

В конце прошлой недели прокуратура Москвы опротестовала столичные правила предоставления обезболивающих онкобольным, согласно которым пациенты и их родственники должны сдавать в медучреждения пустые ампулы и пластыри. За последние несколько месяцев возникло несколько региональных и федеральных инициатив, связанных с облегчением выдачи обезболивающих, однако процедура все равно остается неоправданно усложненной. Одна из многочисленных проблем – территориальная «привязка» пациентов: пациенты, зарегистрированные не в регионе проживания, вынуждены проходить дополнительные бюрократические сложности и сталкиваться с необоснованными отказами в обезболивании; иностранцы вовсе лишены возможности законно получить наркотические анальгетики. Медики называют существующий порядок «крепостным правом», а правозащитники заявляют о его неконституционности.

Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
shadow
Одиннадцатилетняя Алина живет у друзей семьи в подмосковных Химках. У девочки неизлечимый рак и сильные боли, однако получить в аптеке морфинсодержащее обезболивающее ее семья не может: у маленькой пациентки нет российского гражданства, поэтому ближайшая поликлиника не имеет права выписать ей рецепт. «Мама и папа сидят круглосуточно рядом, гладят и целуют, но нужен морфин», -- писала на своей страничке в Facebook менеджер детской программы фонда помощи хосписам «Вера» Лидия Мониава, надеясь, что пост прочтут в подмосковном минздраве: «Я уверена, они найдут способ приписать Алину к поликлинике в Химках и обеспечить ее инъекционным морфином по месту проживания». Следующие события Лидия Мониава называет чудом: с семьей Алины связались представители Минздрава, которые спустили просьбу оказать ей помощь в ближайшую поликлинику, где девочке сначала хотели выписать неэффективный в ее случае трамал, а затем через районного онколога прописали инъекционный морфин. Медикамент Алина получила в тот же день.

Пример Алины, к сожалению, типичным назвать нельзя: на сегодняшний день законодательство не предусматривает никакой легальной возможности получить наркотическое обезболивание для лиц без российского гражданства. Для получения рецепта необходимо иметь паспорт и полис ОМС. Без рецепта же приобрести сильнодействующие и наркотические препараты невозможно. «По Конституции на бесплатную медпомощь имеет право каждый гражданин РФ. А вот медпомощь для неграждан осуществляется в рамках международных договоров, ратифицированных Россией. Никто в поликлиниках и больницах об этих договорах не знает», -- комментирует ситуацию «НИ» президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский.

Отсутствие законного способа получить наркотические медикаменты, находясь в России, побуждает иностранных пациентов обходить закон. Так, в конце 2012 года Мосгорсуд рассмотрел кассацию женщины (ее имя не разглашается), которая, обладая врожденным заболеванием и получив множественные переломы конечностей, приобрела для личного пользования героин. Женщина, осужденная поначалу за сбыт наркотика, пояснила суду, что в отсутствие российского гражданства получить нужные обезболивающие легально не смогла, а препараты, имеющиеся в свободной продаже, ей не помогли. Дело было переквалифицировано с части 3 на часть 2 статьи 228 УК РФ: оснований для привлечения женщины к ответственности за сбыт героина суд не нашел, однако за покупку и хранение наркотика в крупном размере все же наказал.

Однако сложности с лечением возникают не только у приезжих из-за рубежа, но и у внутренних мигрантов, российских граждан. Основные проблемы связаны с отказами в прикреплении к поликлинике или диспансеру: многочисленные жалобы на такие отказы публикуют пользователи специализированных форумов для онкобольных. Участница форума rakpobedim.ru Регина рассказывает о своем отце, зарегистрированном в подмосковных Бронницах, но фактически проживающем в Москве. Семья пыталась прикрепить больного к столичному онкодиспансеру. «Написали запрос в Министерство здравоохранения о постановке на учет по фактическому месту жительства. Нам отказали, мотивировав это тем, что он должен проходить лечение исключительно по месту прописки», – рассказывает женщина. «Мне 30 лет, у меня рак желудка, 4-я стадия. Я живу и работаю в Москве, но прописка владивостокская. Мне платно сделали операцию в 62-й больнице. Теперь надо встать на учет в онкодиспансер, и также требуется пройти химиотерапию. У меня есть полис ОМС. Я не хочу ехать на лечение во Владивосток, так как уровень медицины там совсем другой. Я хочу продолжить лечение в Москве», – заявляет участница форума onkoforum.ru.

Директор фонда «Справедливая помощь» Елизавета Глинка сообщала в своем ЖЖ о подмосковном инженере, больном раком четвертой стадии: «Лечиться сейчас ему можно только по месту прописки, несмотря на то, что в Москве он прожил с 2003 года. Но без регистрации». А для попадания в столичный хоспис мужчине требовались разрешение Минздрава Московской области и разрешение Департамента здравоохранения Москвы.

Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
shadow Подобные отказы незаконны всегда, объясняет «НИ» юрист горячей линии помощи онкобольным АНО «Со-действие» Пелагея Тихонова: «Закон не ставит прикрепление к поликлинике в зависимость от прописки. Чтобы получить медпомощь, достаточно паспорта и полиса ОМС». При этом, по ее словам, жалобы на отказы лечить больных не по прописке поступают на горячую линию «Со-действия» если не еженедельно, то по нескольку раз в месяц. «Мы рекомендуем просто сходить к главврачу. Обычно проблема исчезает», – говорит г-жа Тихонова. «Люди не крепостные. Если человеку отказывают, он должен жаловаться в Департамент здравоохранения», – добавляет в беседе с «НИ» руководитель паллиативного направления Европейского медицинского центра Михаил Ласков.

Но если добиться приема онколога достаточно несложно, то с получением обезболивающих все обстоит несколько иначе. «Инвалиды могут получать лекарства в любом регионе, предоставив справку из пенсионного фонда, полис ОМС и рекомендацию лечащего врача. Без инвалидности все сложнее, потому что в этом случае прикрепление к поликлинике основывается на разрешении местного департамента здравоохранения: за человеком закреплена региональная льгота», – поясняет юрист Тихонова. По ее словам, и на подобные запросы департаменты нередко отказывают.

Существующий порядок, при котором для лечения и обезболивания жителю другого региона нужно обращаться во властные органы, противоречит Конституции, убежден в беседе с «НИ» Александр Саверский. «Конституция граждан не дифференцирует. Это основная правовая формула. Все остальное – от лукавого, и любые нормативные акты, привязывающие человека к месту проживания, противоречат Конституции. Включая закон «Об охране здоровья граждан», по которому человек имеет право на выбор медучреждения только «с учетом территориально-участкового принципа». То есть права выбора лечебного учреждения у нас на самом деле нет», – считает правозащитник. По его словам, в каждом случае отказа пациент может обратиться в прокуратуру, чтобы она инициировала расследование «по статьям 124, 125, 293 – это нормы, связанные с неоказанием помощи больному, оставлением в опасности, халатностью».

В целом же после гибели в феврале этого года контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, застрелившегося из-за невозможности получить обезболивающие лекарства, специалисты отмечают определенные подвижки в процедуре лечения и обезболивания онкобольных. «Было хорошее разъяснение Минздрава о том, что таблетки и пластыри сдавать не надо. Все по традиции сдают, хотя ни в одном приказе это не прописано. Московский эндокринный завод начал производить новые формы лекарств – на западе их около пятидесяти, а у нас две или три», – рассказывает «НИ» Михаил Ласков. На данный момент в Госдуму внесены несколько законопроектов, призванных упростить получение анальгетиков онкобольными. Пересматривается и региональное законодательство: так, столичная прокуратура на прошлой неделе заявила протест руководителю Департамента здравоохранения об изменении норм местного законодательства, по которым онкобольные должны отчитываться об использованных наркотиках. «Но привязка к субъекту, конечно, усложняет дело. На данный момент, насколько я понимаю, никто соответствующие нормы менять не собирается», – подтверждает в беседе с «НИ» Михаил Ласков.


ОНКОБОЛЬНЫЕ В США МОГУТ ПОЛУЧАТЬ ЛЕКАРСТВА В ЛЮБОМ ШТАТЕ
Отрасль американской фармацевтической индустрии по производству и продаже наркотических обезболивающих лекарств, как и все остальные отрасли здравоохранения, никак не связана с административным делением страны. Соответственно и страховые компании не «привязывают» своих пациентов только к месту их проживания. Больной человек безо всяких проблем и хлопот может жить в одном штате, а лечиться в клинике или какой-либо больнице другого штата. И в том, и другом случае больной может пользоваться наркотическими обезболивающими средствами, но только официально утвержденными департаментом здравоохранения. В случае заболеваний граждане из других стран, находящиеся в США на основе официальной документации, также могут получить в аптеках наркотики, но только по рецептам местных врачей. Не говоря уже о том, что в критических ситуациях любой иностранец получает соответствующее лечение в больницах любого города.
Борис ВИНОКУР, Чикаго

ИНОСТРАНЦЕВ В ГЕРМАНИИ ЛЕЧАТ НАРАВНЕ С ГРАЖДАНАМИ
Едва ли не главный принцип немецких онкологов – больной не должен испытывать физические страдания. Поэтому проблемы получения онкологическими больными обезболивающих наркологических препаратов в Германии не существует. Врач выписывает все необходимые препараты, которые по рецепту можно получить в каждой аптеке. Сколько бы ни стоило лекарство, его оплачивает больничная касса. Максимальная доплата из своих средств не бывает выше десяти евро. Больным с тяжелой стадией рака, как правило, находящимся в стационаре в отдельной палате, обезболивающие препараты подбираются индивидуально, с тем чтобы человек находился в адекватном состоянии. Если онкологический больной приехал в Германию лечиться за свои средства из-за границы, то его оперируют, лечат и обезболивают наравне с немецкими пациентами.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

Опубликовано в номере «НИ» от 24 июля 2014 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: