Главная / Подмосковье / 23 Июня 2014 г.

Земельный вопрос

Жители большинства районов Подмосковья сегодня противостоят застройщикам

Валерия Нодельман

Послезавтра в Химках пройдет общегородской митинг против застройки и связанного с ней уничтожения парков, дворов, скверов и спортивных объектов. Аналогичные выступления местных жителей происходят почти во всех районах Подмосковья. Граждане недовольны строительством высоток в частном секторе, предприятий в жилых районах и мусорных полигонов вблизи населенных пунктов. При этом о многих стройках люди узнают уже после их начала – публичные слушания проводятся тайно и в неудобное для работающих людей время. Также постфактум жители узнают о том, что излюбленные места их прогулок стали частной территорией, а если на будущей стройплощадке находится памятник архитектуры, его безжалостно уничтожают. По словам экспертов, реально работающего механизма вовлечения граждан в обсуждение строительных проектов нет, и судьба отданной под строительство территории находится в руках чиновников.

Мнения местных жителей о стройках по соседству с их домами никто не спрашивает.
Мнения местных жителей о стройках по соседству с их домами никто не спрашивает.
shadow
Намеченный на среду согласованный митинг в подмосковных Химках собирают противники тотальной жилищной застройки и уничтожения зон отдыха, парков, спортивных объектов, дворов и скверов. Сейчас в Химках разворачивается конфликт вокруг застройки территории возле Москвы-реки, где находится единственный в старой части города общедоступный бесплатный открытый стадион «Маяк». Минувшей зимой вокруг стадиона появился забор, и местным жителям сообщили, что эта территория теперь – частная, а горожане якобы были проинформированы об этом и даже дали согласие на строительство на публичных слушаниях. Результатом противостояния уже стали письма от возмущенных горожан во все властные и надзорные структуры, серия пикетов у ворот стройплощадки, самый массовый митинг в Химках за последнее время и показательные карательные меры против одной из активисток Ирины Деревлевой – жительницу дома, расположенного рядом с «Маяком», горсуд Химок приговорил к 40 часам обязательных работ за якобы препятствование проезду строительной техники.

Аналогичные противостояния развернулись почти во всех районах Подмосковья. Только за последние недели митинги прошли в Мытищах, Щелково, Королеве, Пушкино, Одинцовском и Ступинском районах. В одних случаях люди протестуют против строительства высоток в частном секторе, в других – против уплотнительной застройки, в третьих – против строительства на месте природных зон, которые внезапно перестали быть общественной территорией и стали частной.

Чаще всего стройплощадки возникают в населенных пунктах Подмосковья неожиданно для местных жителей. Так, например, население поселка Барвиха в Одинцовском районе (не путать с одноименным элитным поселком на Рублевке) десятилетиями отдыхало в небольшом старинном сосновом бору в черте поселка и даже на собственные деньги выкопало там пруд в русле реки Самынка, притока Москвы-реки. Но в минувшем году в бор пришли рабочие и начали огораживать его забором. Тут-то и узнали барвихинцы, что территория эта продана в частные руки и ее владелец планирует возвести здесь жилой комплекс.

Как заявил «НИ» представитель застройщика бора, публичные слушания по его проекту будут назначены, «когда придет время» и «на соответствующем периоде только с разрешения администрации сельского поселения». Тогда фирма будет «советоваться с местными жителями» и «надеяться на их поддержку». Между тем строительные планы относительно этого участка уже согласованы на межведомственной комиссии при участии подмосковных Министерства строительного комплекса, Министерства культуры и Министерства транспорта. Разрешение на разработку задания и проекта планировки было выдано 25 марта 2014 года главой поселения Валерием Марковским. Компания намерена нанять проектировщика, будет вкладывать в это деньги. Вряд ли после таких затрат фирма откажется от застройки бора, даже если все участники публичных слушаний выскажутся против.

В российском законодательстве нет механизма вовлечения населения в обсуждение проекта на самом начальном этапе, отмечает в беседе с «НИ» член правления Объединения разработчиков градостроительной документации Александр Антонов: «На обсуждение выносится уже готовый проект, который можно лишь скорректировать. При этом публичные слушания носят только рекомендательный характер – власть обязана выслушать население, но учитывать его мнение не должна. Результаты публичных слушаний не могут быть основанием для запрещения строительства». По словам г-на Антонова, если прокурорская проверка не выявит нарушение законодательства, то судьба стройки будет находиться полностью в руках чиновников, которые вольны или разрешить строительство, или отправить проект на доработку.

Но даже при такой незначительной роли публичных слушаний власти стараются провести их как можно тише. Информация о слушаниях, как правило, лаконично мелькает только на сайте местной администрации и в местной газете, которая обычно не доходит до населения. Практика заполнения зала работниками администрации и иногородними постепенно начала уходить в прошлое, зато слушания повсеместно назначаются на рабочее время. Так, в подмосковном Дзержинском публичные слушания по ключевому для города вопросу – застройке поймы Москвы-реки двумя новыми микрорайонами – были назначены (и проведены) на 11.00 понедельника 26 мая. Естественно, работающие горожане прийти на них не смогли. По свидетельству местного жителя Сергея Васильева, из присутствовавших в зале примерно 160 человек лишь около десяти оказались работающими людьми.

Когда протесты набирают силу, местные власти соглашаются с гражданами. Однако утверждают, что планам застройщика они помешать не в силах, так как разрешение на строительство выдал не нынешний глава города или района, а предшественник. Так произошло в подмосковном Жуковском, мэр которого Андрей Войтюк оправдывается, что участок под стройку в самом центре города отдал прежний градоначальник Александр Бобовников, а недовольных г-н Войтюк призвал обращаться в суд.

«Интенсивность застройки Подмосковья совершенно нормальная для такого мегаполиса, каким является Москва – один из крупнейших мегаполисов в мире. Ожидать, что процессы пойдут по сценарию, характерному для провинциального города, совершенно неразумно и безосновательно. Москва и Московская область – это очень связанные территории», – говорит «НИ» руководитель пресс-службы строительной компании Роман Чернигов. Растет или не растет протестное движение в Подмосковье, связанное с застройкой, г-н Чернигов не знает: «У меня нет таких данных. Я не замерял». По его словам, рассматривать каждый случай недовольства надо отдельно: бывает, что действительно нарушаются нормы, а бывает, что местным жителям «просто не нравится проект».

«Застройка Подмосковья идет хаотично, без единого градостроительного плана. Подмосковье должно развиваться комплексно, и нужно увязывать транспортную стратегию, дорожное строительство, создание рабочих мест, экологический баланс. А жилищное строительство в таких масштабах приведет к тому, что значительная часть этого жилья будет не востребована и потом упадет в цене», – говорит «НИ» директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий. Он не склонен винить в сложившейся ситуации одних только застройщиков: «Застройщики виноваты ровно в той степени, в какой виноваты крысы в том, что поели зерно в амбаре. Виноваты еще те, кто этих крыс впустил. Виновато государство, которое соответствующим образом организовало весь процесс».

Страдает от застройки и население малоэтажных поселков, недавно ставших частью крупных населенных пунктов в результате административной реформы. Так, в стародачной малоэтажной Мамонтовке, ставшей микрорайоном Пушкино 10 лет назад, посреди частного сектора скоро появятся 17-этажные дома. Уже вырублены взрослые деревья на огромной площади (естественно, ставшей частной) возле реки Учи, и застройщик, даже еще не получивший разрешения на строительство, вовсю занимается земляными работами. Высотность новостроек не смущает ни местных, ни областных чиновников, ведь «в соответствии с действующими нормативами градостроительного проектирования Московской области, утвержденными постановлением правительства Московской области от 16.01.2012 №24/54, максимальная этажность для г. Пушкино составляет 17 этажей», – сообщается в ответе мамонтовцам, пришедшем из районной администрации.

Попытка горожан доказать, что на этом месте была рекреационная зона и жители Мамонтовки хотели бы видеть здесь парк, успехом не увенчалась. На соответствующий запрос в Минкультуры области гражданам ответили, что они вполне могут гулять в Парке культуры и отдыха, расположенном в центральной части Пушкино, и наличие этого парка вполне исчерпывает потребности пушкинцев в соответствии с распоряжением правительства РФ «О методике определения нормативной потребности субъектов РФ в объектах социальной инфраструктуры». Неудивительно, что в Мамонтовке только в мае прошли две акции протеста против строительства многоэтажек.

Нередко застройка сопровождается уничтожением памятников архитектуры. Так, историческое здание подмосковного Королева Дом Стройбюро от сноса спасла только прочность стен. Разрушение здания началось минувшей осенью, причем застройщик начал снос вопреки рекомендации Министерства культуры области дождаться заключения экспертов. Вначале здание крушили и поджигали «неустановленные лица», потом к ним подключился экскаватор, который на протяжении нескольких дней долбил стены ковшом. Однако часть стен устояла – коммуна беспризорников, построившая здание в 20‑е годы прошлого века, потрудилась на совесть. Остановить разрушение удалось после резонанса, который произошел благодаря лидеру городского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Марии Мироновой и заключению эксперта Екатерины Шорбан. Минкультуры Московской области присвоило зданию статус объекта культурного наследия, а подмосковные власти обязали мэрию Королева подыскать застройщику другой участок. Так что можно было бы считать, что история закончилась хорошо, если бы дом не стоял сейчас в руинах со смутными перспективами на восстановление.

Еще меньше везет деревянным подмосковным памятникам культуры. Несмотря на охранный статус, они горят один за другим, что явно работает на интересы застройщиков и чиновников. Утраченные даже частично исторические здания не восстанавливаются, а местные власти начинают продвигать вопрос о снятии с руин охранного статуса. Так, в Пушкино весной 2014 года пытались сжечь дачу Паустовского. Здание, в котором находится вечерняя школа, было подожжено ночью и спасено только благодаря молниеносной реакции пожарных. Место под зданием ранее приглядел застройщик, намереваясь использовать его под жилые дома и прикрываясь благородными целями – предоставить жилье обманутым дольщикам. Вопрос о возможности переноса дачи на неподходящее под застройку место был даже вынесен на публичные слушания, где провалился. Вскоре дом подожгли.

Жители подмосковных деревень, в свою очередь, страдают от строительства по соседству с домами и оградами складов, баз и логистических центров. В Ступинском районе деревня Сидорово оказалась зажата между железной дорогой, трассой и огромными ангарами логистического центра. Теперь в деревне нет не только преимуществ сельской жизни в виде чистого воздуха, тишины и леса по соседству, но даже безопасности – если построенный в метре от домов ангар загорится, деревню ничто не спасет. Тем более что оба деревенских пруда оказались за забором застройщика и были засыпаны. Жалобы и сидоровцев никто не слышит, а местные власти затаскали по судам лидера инициативной группы жителей Сидорово Ирину Ладыгину. Сейчас женщина отбивается от штрафа за якобы организованный несанкционированный митинг, который на самом деле был встречей с журналистами одного из центральных телеканалов.

От застройки страдают и подмосковные дачники. Так, на окраине Жуковского выстроенные вплотную к участкам завод по производству бетонных панелей и пятиэтажная гостиница для рабочих перекрыли не только свет, но и доступ к старинному водоему. Дачникам же приходится дышать пылью, которую поднимают грузовики, снующие в промзону.

«Таких объемов строительства ранее в Московской области не было. Более того, не было таких темпов застройки свободных территорий, в том числе сельскохозяйственных полей», – поясняет Александр Антонов. По его словам, значительная часть возводимого жилья – это, по сути, общежития: «Если мы посмотрим типологии квартир, то основное их количество – это однокомнатные квартиры и квартиры-студии. Это не способ улучшить жилье, ведь на обычную семью из четырех человек должны приходиться четыре комнаты: одна общая и три спальни». А так как строительство не сопровождается созданием новых рабочих мест, вскоре многие населенные пункты Подмосковья, по мнению г-на Антонова, накроет транспортный коллапс.


В США в пригородах запрещают строить заводы и мусорные полигоны
При застройке городов и пригородов американское законодательство требует не допустить ухудшения экологической обстановки. Существует однозначный запрет на возведение заводов и фабрик любого профиля вблизи населенных пунктов. Аналогичный запрет действует в отношении мусорных полигонов, которые не могут находиться ближе трех километров к жилью.
Примером применения этого закона может служить история, произошедшая в штате Теннесси. В горной долине два года назад была сооружена электростанция, работающая на угле. Расстояние от электростанции до ближайшего города Галатин с населением в 300 тыс. человек составляло 10 км, и проектировщики сочли, что до жилой застройки вредные выбросы электростанции не доберутся. Однако выяснилось, что пепел и ядовитые газы, образующиеся при сжигании угля, доходят до зоны жилой застройки, что было зафиксировано приборами. В результате администрация штата Теннесси постановила перенести электростанцию еще на 20 километров от города. Обошелся этот перенос в 1,5 млрд. долларов.
А вот какие-либо ограничения на строительство высотных зданий даже посреди коттеджных поселков в США отсутствуют.
Борис ВИНОКУР, Чикаго

Немцы по поводу строек проводят городские референдумы
В Германии не согласованное с населением строительство вблизи жилых домов или в зоне отдыха практически невозможно. Контроль за проектированием и застройкой территорий осуществляют земельные правительства и отделы строительной инспекции муниципалитетов. Каждый проект проходит две экспертизы – государственную и общественную. Государственную экспертизу по заказу местных властей проводят независимые эксперты, причем им запрещено заниматься предпринимательством в строительной сфере, а также состоять в финансовых, профессиональных и родственных связях с участниками строительной организации, которая будет осуществлять проект. Общественная же экспертиза включает в себя опросы населения и обсуждение целесообразности потенциального строительства в СМИ. Проекты генеральных строительных планов вместе с экспертными заключениями должны быть выложены в Интернете для публичного ознакомления минимум за месяц до окончательного решения. В течение этого времени проходит публичное обсуждение проекта, проводятся открытые общественные слушания, подаются судебные иски. Если же в результате полемики достичь консенсуса не удается, по поводу стройки может быть проведен общегородской референдум.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

Опубликовано в номере «НИ» от 23 июня 2014 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: