Главная / Газета 8 Апреля 2014 г. 00:00 / Общество

Карта России

Создание в РФ национальной платежной системы едва ли сможет остановить отток капитала из страны

ЭЛЯ ГРИГОРЬЕВА

Результатом введенных против России экономических санкций со стороны западных стран стало создание национальной платежной системы (НПС), которая призвана обезопасить россиян от блокирования платежей по американским картам Visa и европейским Mastercard. Поправки в закон об НПС уже прошли первое чтение в Думе. По мнению экспертов, создать национальную платежную систему сложно, но можно. Для этого необходимо привлечь в ее оборот как можно больше пользователей из различных стран. Однако удержать капитал в России новая НПС точно не сможет. Пока у правительства нет инструментов для противостояния выводу денег – за 1 квартал отток капитала из РФ составил, по данным МЭР, 65–70 млрд. долларов.

В России выпущено 200 млн. банковских карт, большинство из них обслуживают западные платежные системы.<BR>Фото: ОЛЬГА ШВЕЙЦЕР
В России выпущено 200 млн. банковских карт, большинство из них обслуживают западные платежные системы.
Фото: ОЛЬГА ШВЕЙЦЕР
shadow
Напомним, что в марте власти США ввели санкции в отношении России, в результате чего Visa и Mastercard заблокировали расчеты по картам четырех российских банков. Позднее блокировка частично была снята, однако «осадок остался». В ответ на эту ситуацию первый зампред комитета Госдумы по финансовому рынку Владимир Резник разработал поправки в закон «О национальной платежной системе», которые запрещают операторам платежной системы в одностороннем порядке отказываться от перевода средств. Для этого г-н Резник предложил запретить размещение операционных и платежных клиринговых центров за пределами территории России.

На прошлой неделе соответствующие изменения законодательства были одобрены депутатами Госдумы в первом чтении. «Смысл законопроекта о поправках к закону «О национальной платежной системе» заключается, прежде всего, в том, что те платежные системы, которые работают в РФ, не вправе в одностороннем порядке отказываться от проведения расчетов. И это главное, потому что в жизни мы столкнулись с тем, что Visa и Masterсard отказались проводить операции по карточкам конкретных банков без каких-либо причин. Вот этого не должно быть», – считает первый вице-спикер Госдумы Александр Жуков.

Стоит отметить, что три года назад при подготовке закона об НПС уже вставал вопрос о ее безопасности. Еще тогда все понимали, что использование международных систем несет определенные риски, но в тот момент они расценивались как абсолютно фантастические и их решили не брать в расчет. Сейчас времена изменились, поэтому вопрос создания собственной инфраструктуры для работы НПС вышел на первый план.

Ко второму чтению в законопроект планируется внести существенные изменения, позволяющие в короткие сроки создать отечественную расчетно-платежную систему и начать выпускать российские карточки для рублевых расчетов на территории страны.

По словам председателя правления банка ВТБ Андрея Костина, новая НПС будет построена путем «объединения уже существующих наших собственных расчетных систем, которые позволят в течение буквально одного-двух месяцев создать систему, когда уже выпущенные карточки будут работать... по всем терминалам всех ведущих российских банков и не выходя при этом за рубежи нашей родины. Это покроет примерно 90% платежей, которые наши граждане ежегодно совершают». Правда, за рубежом новыми карточками нельзя будет расплатиться. Для решения вопроса признания российских карт за рубежом, по мнению г-на Костина, можно попытаться объединиться с китайской системой Union Pay, которая давно работает.

Как рассказал «НИ» глава Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян, любая платежная система имеет свое распространение по мере того, как к ней присоединяются новые участники – процессинговые центры и пользователи. «Если мы сумеем создать такие привлекательные условия, чтобы наша платежная система и обслуживающие ее центры могли вовлекать как можно больше участников, то Россия не будет иметь проблем с НПС», – пояснил он. К примеру, в настоящее время китайская платежная система внутри страны имеет широкое хождение, а за ее пределами пользуется меньшим спросом, уступая Visa и Mastercard.

По мнению эксперта, в России необходимо создать систему, которая, во-первых, обслуживала бы жителей страны и смежных стран, активно с нами сотрудничающих. Во-вторых, необходимо создавать конкурентные преимущества, способные привлекать внешних участников. «Главное, чтобы процессинговые центры находились в своей стране и чтобы как можно больше людей вовлеклось в оборот таких карт», – полагает г-н Тосунян.

Напомним, что в России уже работает отечественная платежная система ПРО100, являющаяся частью проекта «Универсальная электронная карта» (УЭК). На данный момент к ней подключено 15 банков. По мнению вице-президента Сбербанка России, президента ОАО «УЭК» Алексея Попова, присоединение к ПРО100 остальных банков не потребует значительных финансовых затрат и технических нововведений. Речь идет о нескольких десятках тысяч долларов и примерно двух месяцах работы. «Не нужно объезжать банкоматы и торговые точки и менять там оборудование, нужно лишь удаленно прописать программное обеспечение. Для банков присоединиться к ней – это совершенно подъемная деятельность», – считает он.

Впрочем, ЦБ не хочет создавать НПС на базе Сбербанка. Первый зампред ЦБ Алексей Симановский в поправках к закону об НПС предлагает сделать оператором платежной системы некоммерческую организацию, в которую войдут российские и иностранные банки и компании, обслуживающие платежные системы. Похоже, участники рынка делят между собой кусок пирога – оператор НПС получает доход в виде комиссии от суммы проведенных платежей. А рынок зарплатных карт одних только бюджетников в прошлом году в России составил 4,2 трлн. рублей. Профильный комитет Госдумы готовит поправку, по которой все бюджетные выплаты по зарплате должны проводиться через НПС. Глава комитета не исключает, что законопроект коснется и сотрудников госкомпаний. Закон о НПС Госдума планирует принять до конца апреля.

По мнению руководителя Центра промышленных и инвестиционных исследований Института мировой экономики и международных отношений РАН Владимира Кондратьева, до последнего времени Россия была сильно зависима от международных платежных систем, а любая односторонняя зависимость опасна в случае политических пертурбаций. «Создание собственной платежной системы – это не изоляция от мира, а процесс диверсификации финансовой системы, как и создание своего финансового центра. Это не означает отказа от использования других платежных систем, но если там возникают трудности, то есть замена, – пояснил он «НИ». – Китайские карточки, к примеру, принимают в 140 странах мира».

В то же время г-н Кондратьев рассказал «НИ», что усиление оттока капитала из страны никоим образом не связано с наличием или отсутствием НПС. «Здесь вопрос скорее к интересу бизнеса вкладывать деньги на территории России, который зависит от наличия экономической стратегии в стране: какие отрасли должны развиваться, какие сегменты с помощью каких инструментов будет поддерживать государство в ближайшие годы? Такого документа в стране нет, и экономические институты здесь ни при чем», – полагает собеседник «НИ».

В России нет своей промышленности, и никто не вкладывает деньги в инновации потому, что внутри страны нет спроса на такую продукцию, считает эксперт. Однако наступило достаточно интересное время, когда данную ситуацию можно исправить. «Обратите внимание, что во время санкций Запад впервые за последние 20 лет открыто говорит, что в России нет своей промышленности, поэтому она не выдержит санкций. Прямым текстом говорят! Хотя до этого все считали, что Россия поступает правильно, разрушая собственную индустрию, так как она не нужна по причине того, что все можно купить в западных странах в обмен на доходы от экспорта, а производить самим невыгодно из-за высоких издержек, – говорит г-н Кондратьев. – Но практика показывает, что в современном мире нет друзей, есть только конкуренты – никто никому не помогает, все борются за рынки сбыта для своей продукции. Выход – развивать собственную промышленность, чтобы стать сильными и независимыми, так как на глобальном рынке ценят только силу».

В свою очередь старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара Сергей Жаворонков утверждает, что попытка финансово отгородиться от мира для России вредна, так как доля нашей страны в мировой экономике составляет всего 3%, при этом больше половины доходов бюджета страна получает от экспорта углеводородов, который идет в основном в Европу. «Да, Россия будет переориентировать свои экспортные потоки из Европы в Индию и Китай. Но здесь могут быть проблемы, так как платежеспособный спрос в этих странах невелик. К тому же Китай не готов платить такую же цену за газ, как европейцы. Трубопровод из России в Китай планировали начать строить еще в 2006 году, когда был подписан меморандум с КНР, но до сих пор проект откладывают, так как китайцы предлагают за газ цену на 30% ниже, чем хочет «Газпром», – пояснил г-н Жаворонков.

Эксперт также добавил, что у властей РФ пока нет возможности перекрыть поток денег, выводимых из страны. «Отток начался после кризиса 2008 года, и до сих пор никто не может повлиять на желание инвесторов вывезти капитал из страны. Запреты не помогут. Когда речь идет о десятках миллиардах долларов, их хозяева всегда найдут дорожку, по какой их можно вывезти», – полагает Сергей Жаворонков.


ПОПАВШИЕ ПОД САНКЦИИ БЕЛОРУССКИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ПЕРЕПИСЫВАЮТ БИЗНЕС НА ЗНАКОМЫХ
Санкции против белорусских компаний и отдельных лиц вводились США и ЕС неоднократно. При этом если европейцы наносят удар по конкретным лицам, близким к президенту Александру Лукашенко, то американцы давят на предприятия и отрасли экономики. Насколько эффективны эти санкции? Мнения на этот счет различны. Можно констатировать, что давление со стороны Америки белорусские производители в целом выдержали без особых потерь. Объясняется это тем, что коснулись они преимущественно продукции химической и нефтехимической отраслей, которую можно сбывать и за пределами Америки. Например, концерн «Белнефтехим» после введения против него американских санкций выступил с заявлением. В нем он расценил действия министерства финансов США как «проявление недобросовестной конкуренции со стороны американских производителей». В результате экспортные потоки были просто переориентированы концерном с американского рынка на рынки других стран. А вот европейские экономические санкции действительно создали неудобства отдельным бизнесменам. К примеру, крупный производитель водки, подконтрольный одному из самых богатых людей страны Владимиру Пефтиеву, в 2011 году продавал в Европу больше водки, чем любое другое белорусское предприятие. После принятия санкций эти объемы пришлось перекидывать на рынки СНГ. Но обходить и давление ЕС белорусы научились. Самый простой способ – зарегистрировать попавшие под санкции предприятия за границей в пользу своих знакомых. Этим способом производители и пользуются – благо, активным поиском людей, помогающих бизнесменам из Белоруссии, европейские власти, по существу, не занимаются.

Ольга ГОРБАЧЕВА, Минск

ИСЛАНДЦЫ ОТВЕТИЛИ НА «РЫБНУЮ ВОЙНУ» СМЕНОЙ РЫНКА СБЫТА
В конце февраля правительство Исландии неожиданно для Брюсселя объявило об отзыве заявки на вступление своей страны в ЕС. Одна из причин этого унизительного для объединенной Европы шага со стороны крошечного государства, едва оправившегося от кризиса 2008 года, – рыба. ЕС и Исландия уже который год ведут «рыбную войну», конца которой стороны не видят. Брюссель обвиняет Рейкьявик в регулярном превышении квот на добычу макрели, сельди и других промысловых видов, в то время как Исландия отметает претензии как необоснованные. По мнению островитян, они способны навести порядок в своей экономической зоне лучше «сухопутных рыбаков» из Брюсселя, которые понятия не имеют о том, как следует сберегать биоресурсы океана. ЕС угрожал Исландии санкциями, в том числе запретом на сдачу улова в европейских портах, однако предупреждение не возымело силы. «Мы занимаемся переработкой рыбы у себя дома, а если закроется европейский рынок, будем продавать товар в Россию и азиатские страны», – заявило объединение промысловиков Исландии. Такой уход от санкций выглядел вполне реальным. Два года назад ЕС подобным образом наказал Фарерские острова, автономную территорию Дании, но островитяне перенаправили свои морепродукты в другие регионы мира. Последним, казалось бы, железным аргументом Брюсселя в рыбном споре с Исландией стала угроза отказа Рейкьявику в приеме в ЕС. Однако исландцы вместо европейского братства выбрали селедку. Рыболовство после краха финансового сектора Исландии стало ведущей отраслью экономики этой страны, и островитяне хотят определять ее развитие самостоятельно.

Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

Опубликовано в номере «НИ» от 8 апреля 2014 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: