Главная / Газета 7 Апреля 2014 г. 00:00 / Общество

Как учить учителя

Попытки улучшить высшее педагогическое образование приведут к закрытию профильных колледжей и кадровому голоду

ДИАНА ЕВДОКИМОВА, МАРГАРИТА ПАНИНА, МАРГАРИТА КОЧЕРГИНА

В редакцию «НИ» обратились сотрудники московских педагогических колледжей, которые опасаются закрытия своих учреждений: в 2014 году им не выделили ни одного бюджетного места. В результате они могут не набрать студентов, ведь стоимость обучения в колледжах сравнима с вузовской. Отказ от бюджетных мест в средних учебных заведениях – это следствие попыток Минобрнауки реформировать высшее педагогическое образование, обогатив его практикой. Однако, как выяснили «НИ», пока в педагогических вузах не хватает не только практики, но и желающих работать по профессии талантливых абитуриентов. В связи с этим вузам перемены не помогут, а вот действительно эффективным колледжам – навредят.

По мнению сотрудников педколледжей, школы могут остаться без учителей через 3–5 лет.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
По мнению сотрудников педколледжей, школы могут остаться без учителей через 3–5 лет.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Москвичка Белла Иоанесян, закончив столичный педагогический колледж №1 им. Д.К. Ушинского, поступила в Московский педагогический государственный университет (МПГУ). Девушка уверена, что более качественное образование ей дали в колледже, а не в вузе. «В колледже мы прошли через большое число открытых уроков и внеклассных мероприятий, которые вели самостоятельно. Закончив его, я взяла первый класс и успешно руководила им четыре года. Мне довелось учиться в вузе на вечернем отделении и общаться с теми, кто на дневном. Если бы я пришла в школу после вуза, меня ждал бы полный провал», – рассказала «НИ» Белла. По ее мнению, вуз дал ей неплохую теоретическую подготовку, однако практика у студентов была всего одна. Девушке, уже работавшей учителем, ее просто перезачли. «Как можно учить работать с детьми, если студенты могут их даже не увидеть в течение всего периода обучения?», – недоумевает собеседница «НИ».

Министерство образования и науки, однако, пытается сделать высшее педагогическое образование более востребованным. Еще в январе ведомство подготовило и опубликовало проект Концепции поддержки развития педагогического образования. Концепция предполагает, что в будущем к минимальному уровню образования педагогов возникнут особые требования: в школы будут принимать только с дипломом бакалавра, а для работы с учащимися «со специальными образовательными потребностями» понадобится магистерский диплом. А среднее педагогическое образование, таким образом, отомрет за ненадобностью.

Но пока что умерщвлять педагогические средне-специальные учебные заведения (ССУЗы) властям приходится насильственно. На днях несколько педагогических колледжей Москвы направили президенту страны Владимиру Путину, премьеру Дмитрию Медведеву и мэру столицы Сергею Собянину письмо с просьбой «содействовать возобновлению приема студентов педагогических колледжей на бюджетной основе, не допустить разрушения системы среднего педагогического образования в столице». Документ имеется в распоряжении «НИ».

О том, что бюджетных мест им в этом году не дадут, сотрудники столичного педагогического колледжа №5 узнали в конце марта. «Нам объяснили, что мы не востребованы и Москва не нуждается в наших выпускниках», – сказала «НИ» заместитель директора по учебной работе 5-го педколледжа Елена Сегал. Заочно подтверждая слова чиновников, руководитель Департамента образования Москвы Исаак Калина еще в августе 2013 года отчитался об избытке педагогов. «Как только открывается вакансия учителя, на нее тут же начинают претендовать от 7 до 12 кандидатов», – заявил он, добавив, что абитуриенты проявляют большой интерес к педагогическим вузам. Сухие цифры, однако, этому противоречат: по статистике Департамента образования столицы, вакансий для педагогов в городе масса: «Потребность в дополнительных местах в детские сады на 2014 г. составила 4 203, а на 2015-й – 4 624 места (на примере одного из округов столицы)». «Говоря, что мы не нужны, забывают, что педагоги необходимы детским домам, садам, учреждениям дополнительного образования», – отметил собеседник «НИ» в педагогическом колледже №1 им. Д.К. Ушинского, попросивший не указывать его имя.

Лишение бюджетных мест приведет к закрытию педколледжей, а это выйдет боком сначала абитуриентам, а потом и детям, убеждена г-жа Сегал. «По закону обучение на платной основе должно стоить не меньше той суммы, которую выделяет бюджет на каждого студента. Сегодня на одного человека мы получаем 119 тысяч 900 рублей в год. За такие деньги мы наберем человек десять вместо обычных 125», – объясняет г-жа Сегал. Лишних преподавателей, по ее словам, просто придется уволить. А если учесть, что образовательное учреждение живет на подушевом финансировании, долго с таким количеством студентов оно не протянет. Последствия не заставят себя ждать: «Город в первую очередь потеряет воспитателей в детских садах и учителей начальных классов. Через 3–5 лет наступит дефицит кадров», – объясняет г-жа Сегал. Она добавила, что в колледже учится множество подростков из малообеспеченных семей, которые не могут позволить себе сидеть на шее у родителей 10–11-й класс, а потом еще несколько лет в вузе: «Мы лишаем таких детей мечты стать педагогом».

Авторы Концепции поддержки развития педагогического образования так не считают. Путем упразднения учительских ССУЗов они рассчитывают поправить высшее педобразование, которое пока оставляет желать лучшего. Как сказано в документе, «30 из 42 государственных педагогических вузов (71,43%) и 29 из 37 их филиалов (78,38%) имеют признаки неэффективности». Их студенты проходят «двойной негативный отбор»: поступают в педвузы не лучшие абитуриенты, а учителями становятся не лучшие выпускники. Средний балл ЕГЭ абитуриентов педвузов – низкий, а механизмов выявления поступающих, которые действительно мотивированы к педагогической работе, – нет. Обучение, по мнению авторов документа, ведется по устаревшим методикам, часов практики недостаточно, а связь между учебными дисциплинами и потребностями реальной школы не прослеживается. Неудивительно, что «значительная часть выпускников не трудоустраивается ни в систему образования, ни в социальную сферу»: по приведенным в документе данным 2007 года, только 10% студентов пятого курса ориентированы на работу в школе. Чтобы решить эти проблемы, в концепции предлагается ввести «программы практической подготовки педагогов (прикладного бакалавриата)». При этом документ вводит минимальные требования к уровню педагогического образования учителей: при работе с младшим возрастом – не ниже бакалавра, а с учащимися со специальными образовательными потребностями (психологи, логопеды и т.п.) – не ниже магистра.

Между тем именно средне-специальные учебные заведения сейчас готовят тех практиков, о которых мечтает Минобрнауки, считает замдиректора: «Им придется заново выстраивать уже построенную нами систему. Зачем нас ломать, когда мы готовим таких же специалистов?» – возмущается Елена Сегал. К тому же, по ее словам, зачастую выпускники педколледжей работают на тех должностях, куда человек с высшим образованием вряд ли пойдет: «Ни одни профессор не будет сажать вашего ребенка на горшок».

Педагогические колледжи дают лучшее образование, чем вузы, убеждены студенты.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow Бывшие студенты педколледжей убеждены, что ССУЗы имеют ряд преимуществ перед университетами: это и ориентация на практику, и высокий процент поступающих именно ради работы учителя, а не по остаточному принципу. «В колледже к каждому студенту был индивидуальный подход, много практики, а в университете мы предоставлены сами себе. Я знакома с учебным планом на годы обучения. Практики там – минимальное количество. Она даже не подразумевает самостоятельное ведение нами уроков. Максимум, что может предложить университет, – это просмотр уроков», – отмечает выпускница педагогического колледжа № 5 и студентка первого курса Московского государственного областного университета Ирина Овчинникова. «Я легко сдаю экзамены по тетрадям колледжа. Да и практику в вузе мы ездим проходить туда, где я уже был. Причем в колледже она была полноценная, а тут в основном ознакомительная», – рассказал «НИ» выпускник педколледжа № 1, студент МПГУ Антон Коржихин. Он добавил, что в колледже практика и теория были связаны более гармонично. Кстати, именно этой связи не хватает сегодня другой студентке четвертого курса МПГУ – Марии Бабиной: «Наша практика получилась абсолютно оторванной от учебного процесса. Мы словно находимся за какой-то изгородью, наблюдаем. Нет, по сути, прямого взаимодействия с детьми. А если мы и проводим занятия, это происходит коряво и на ошибки нам не указывают». Девушка рассказала, что на одной из пар ей довелось побывать вместе со студентами педколледжа: «Нам показалось, что они более подготовлены, чем мы». «Я скоро получу диплом и понятия не имею, что мне с ним делать и куда идти», – рассказала «НИ» студентка пятого курса МПГУ Дарья Тяникова.

Согласны со студентами и опытные педагоги. «Колледжи дают нам профессиональных воспитателей, а люди с высшим образованием хотят на руководящие должности, которых ограниченное количество. У нас, например, есть воспитатель, которая получила высшее образование и потому хочет уходить на более престижную должность», – сказала «НИ» старший воспитатель ГБОУ СОШ № 1005 «Алые паруса» Елена Акимова.

Если же обобщить ответы студентов на вопрос, сколько их однокурсников пойдут работать по специальности, выясняется, что сделают это не более 20–30%. Ректор МГПУ, бывший замминистра образования Игорь Реморенко уверен, что низкий процент трудоустройства по специальности выпускников педвузов связан с тем, что «их берут во все сферы, где нужно разбираться с документами и общаться с людьми, а не только в школу». Он напомнил, что эта проблема касается не только педагогических специальностей: во многие вузы сегодня поступают не ради профессии, а ради диплома о высшем образовании.

Вузы все больше внимания обращают на практические навыки своих студентов, заверил «НИ» г-н Реморенко: «В 2008 году вузы стали переходить на новые стандарты и получили право ставить достаточно много практики. Сегодня в МГПУ есть ряд направлений, по которым практики действительно недостаточно, но мы исправляем эту ситуацию». Среднее профобразование, по его словам, никуда не исчезнет: «Внутри структуры нашего вуза оно тоже есть, и мы получаем для него бюджетные места. Две недели назад два колледжа захотели войти в состав университета, чтобы давать ребятам возможность дальше учиться по университетским программам», – рассказал ректор. А сокращения бюджетных мест в других педколледжах, по его мнению, положительно скажется на рынке учительского и воспитательского труда: «У студентов колледжей есть серьезные риски не трудоустроиться, поэтому колледжам и не дают бюджетные места. Директора предпочитают брать педагогов с высшим образованием. И воспитателей детских садов, и в учреждения дополнительного образования все больше готовят в вузах».

Курс на обязательное практическое высшее образование – верный, однако поспешные меры вроде сворачивания среднего педобразования могут «обескровить» школы, считает в беседе с «НИ» председатель Общественного совета при Минобрнауки РФ, директор московского центра образования № 109 Евгений Ямбург. «Учителям необходима высочайшая подготовка, которой пока нет. Нет и универсального решения проблемы. Будет неправильно уволить всех педагогов со средним профобразованием, особенно там, где ощущается кадровый дефицит», – говорит эксперт. Г-н Ямбург считает, что наилучшим вариантом была бы интеграция колледжей в вузы или договоры, по которым выпускники ССУЗов получали бы высшее образование по ускоренной программе.


АМЕРИКАНСКИЕ ПЕДАГОГИ УЧАТСЯ ВСЮ ЖИЗНЬ
В США насчитывается почти 200 тысяч школ, в которых работают 7,2 миллиона учителей – таковы данные федерального Бюро переписи населения (Census Bureau). Для того чтобы стать школьным учителем, американцу недостаточно иметь только диплом об окончании университета или колледжа. Необходима еще и так называемая Teacher License – лицензия, позволяющая гражданину претендовать на работу в школе. Так гласит федеральный закон, регулирующий дошкольное и школьное образование и носящий название No Child Left Behind Act – «Не забыт ни один ребенок».
Образование американских педагогов состоит из нескольких этапов, из которых вуз – лишь первый. В университетах и колледжах будущие учителя изучают лишь определенную научную отрасль: математику, физику, историю, географию или литературу. Будущие учителя начальных классов проходят методику преподавания грамматики и счета. Получив диплом, выпускники берут еще один дополнительный курс педагогики, который завершается практическими занятиями. Лишь после успешной сдачи экзаменов американцы могут получить лицензию.
Но и на этом образование американского педагога не заканчивается: учителя должны периодически проходить курсы повышения квалификации. Их программы разрабатываются в департаментах школьного образования каждого штата. Они трехэтапные. Первый этап – это курс лекций по педагогике и психологии. Второй этап посвящен современным достижениям в профильной для педагога отрасли науки, а также политической ситуации. Третий этап – это курс взаимной преподавательской практики. Завершаются курсы итоговыми экзаменами, оценки по которым влияют на зарплату педагога. В нынешнем учебном году средняя годовая зарплата школьного учителя возросла до 52 тыс. долларов.
Борис ВИНОКУР, Чикаго

НЕМЕЦКИЕ УЧИТЕЛЯ СДАЮТ ЭКЗАМЕНЫ ПО ФИЗКУЛЬТУРЕ И РИСОВАНИЮ
В Германии будущие педагоги определяются с выбором профильной дисциплины уже на первом курсе университета. Продолжительность их высшего образования зависит от того, в какой школе выпускник педагогического вуза собирается работать. Учителя делятся на три категории: педагоги начальных школ (до 4-го класса включительно), средних школ (с 5-го по 10-й класс) и старших классов гимназий и профессиональных школ (с 11-го по 13-й класс). Все студенты педагогических вузов досконально изучают не только профилирующие дисциплины, но и педагогику, психологию и философию. В остальном же готовят их совершенно по-разному. Например, педагогов начальных классов учат разным способам подачи материала, развивают в них способность заинтересовать детей, научить их самостоятельно мыслить. А вот для учителей гимназий самым важным критерием профпригодности является глубина знания предмета, и поэтому их учеба в вузе длится в среднем на полтора года дольше.
После первых шести семестров студент получает степень бакалавра. Последующая двухгодичная учеба в магистратуре завершается получением степени «магистра образования». Затем начинается преддипломная практика в школе, которая длится 18 месяцев и завершается государственным экзаменом. Его результат складывается из оценок, полученных на экзаменах по профилирующим предметам и отзывам коллег из школы, где студент проходил преддипломную практику. Дипломная работа, которая раньше была для выпускников педагогических вузов обязательной составляющей будущего диплома, более таковой не является и в большинстве вузов вообще упразднена. В то же время на втором этапе педагогического обучения вводится большее количество стажировок в школе.
Интересно, что многие немецкие учителя ведут одновременно «несочетаемые» предметы. Один и тот же педагог может преподавать, например, математику и рисование, физкультуру и немецкий язык, химию и французский. Правда, по физкультуре и рисованию учителя, в отличие от всех остальных дисциплин, сдают вступительные экзамены.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

Опубликовано в номере «НИ» от 7 апреля 2014 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: