Главная / Газета 24 Февраля 2014 г. 00:00 / Общество

Праздник со слезами на глазах

Саид БИЦОЕВ
shadow
На фоне вчерашних событий в Сочи и на Украине практически без внимания осталась одна чрезвычайная дата – ровно 70 лет назад произошла поголовная депортация чеченцев и ингушей. 23 февраля 1944 года коренных жителей Чечено-Ингушской АССР за один день погрузили в товарные вагоны и отправили в Среднюю Азию и Казахстан. Спустя семь десятилетий никто не собирал по этому поводу траурных митингов, не проводил конференций, «дней памяти» или конкурсов в школах на лучшее сочинение. 23 февраля – общенародный праздник, День защитника Отечества, так стоит ли омрачать его трагическими воспоминаниями?

Доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН Николай Бугай во вчерашнем интервью одному из сетевых изданий привел любопытные сведения, которые объясняют причины принятия Сталиным решения о массовой высылке вайнахов. «Недружелюбному отношению Центра к этническим общностям способствовали… неудовлетворенность степенью реализации лозунгов революции на местах, выступления против Советов. На поверхность вытаскивалась общая оценка – «неблагонадежность».

Выступления, точнее восстания в горах Чечни и Ингушетии, действительно имели место. Причем не с началом войны, как ошибочно принято считать (что могло бы спровоцировать изгнание), а еще с 1925 года, когда на юге страны завершилось «триумфальное шествие» новой власти. И именно массовые расстрелы и аресты в период коллективизации вызывали крупные вспышки недовольства населения. Отдельные группы пассионариев, как сейчас принято говорить, уходили в горы и начинали мстить большевистским вождям и силовикам за притеснения и террор, развязанный против горцев.

«Война обострила это напряженное, – продолжает свою мысль г-н Бугай. – Проявились такие институты, как дезертирство, уклонение от службы в Красной Армии. Но я хочу напомнить, что на фронте воевали около 18 тыс. чеченцев и ингушей».

О последнем, к слову, не принято вспоминать вообще (мало воевали!), делая акцент исключительно на «дезертирах» и «пособничестве врагу». Но можно ли уж так доверять документам вождей НКВД, отправлявших в лагеря ни в чем не повинных людей по разнарядке? Тогда придется соглашаться и с обвинениями против тех миллионов жертв Гулага.

В производстве нужных фактов и идеологем Берия ни в чем не уступал своему антагонисту Геббельсу. В популярном издании «Все для фронта? Как на самом деле ковалась победа» приводятся цифры, согласно которым за все время войны из рядов Красной Армии дезертировали от 1,7 млн. до 2,5 млн. человек, включая перебежчиков к противнику! Что любопытно, лидерами по уклонительству были не наказанные Сталиным вайнахи, карачаевцы, калмыки или балкарцы – вообще не кавказцы.

Так что вопрос с дезертирством весьма неоднозначный, как и тезис о «пособничестве фашистским оккупантам». Ведь чтобы быть пособником, нужно общаться с тем самым оккупантом. Но немцев никогда не было на территории прежней Чечено-Ингушетии. Это исторический факт.

Сегодня массовые репрессии, внесудебные аресты и расстрелы по решению «троек» признаны преступлением против человечества. Миллионы жертв сталинских лагерей, сгинувших на бескрайних просторах родины, получили реабилитацию, а авторы чудовищных репрессий преданы анафеме.

Лишь выселение кавказских народностей кое-кто еще норовит объяснить «исторической необходимостью». То есть все, что делали Ягода, Ежов, Берия по отношению к советским гражданам, было непростительной ошибкой и преступлением, но вот что касается депортированных народов, то тут к НКВД вопросов, выходит, нет – чекисты просто были вынуждены высылать?!

Из этой же серии и миф о белом скакуне с эксклюзивным седлом, который горцы якобы приготовили для фюрера. Если и существовало такое «произведение искусства», нужно было бы сохранить его в каких-нибудь запасниках. Или предъявить хотя бы раз кому-нибудь – историкам, политикам, следователям. Назвать город, село, цех, фамилии мастеров, которые под носом у НКВД отлили или вырезали сиденье из цельного куска благородного металла. Что стало с этими умельцами? Какие сроки получили, где сидели, когда вышли из тюрьмы и прочее?

На самом деле существуют разные версии, в том числе и правдоподобные, которые способствовали принятию решения о высылке целых народов. По одной из них, освобождались территории с преимущественно мусульманским населением перед угрозой открытия на юге страны «турецкого фронта».

Вот такие противоречивые сведения противоречивой эпохи. В истории преступлений Берии и Сталина останется и трагедия в высокогорном селении Хайбах, где в огромной деревянной конюшне сожгли несколько сотен больных людей, которых не могли спустить на равнину. Самому старшему из них был 101 год, а самый младший родился в ночь перед трагедией. По крайней мере, этих двоих сложно обвинить в чем-либо!

Нужно ли сегодня вспоминать о тех страшных событиях и пытаться забыть день депортации? Вряд ли! Это злодеяния преступных режимов, а не отдельных людей и не отдельных народов. Помним же мы холокост, геноцид армян, сожжение Хатыни или резню в лагерях Сабра и Шатилла...

Наверное, помнить нужно, однако не муссировать больные темы и не бередить их. И не забывать, что это наша общая и во многом противоречивая, трагическая история. И потому она должна объединять нас, а не наоборот.

Автор – обозреватель «НИ»

Опубликовано в номере «НИ» от 24 февраля 2014 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: