Главная / Газета 3 Февраля 2014 г. 00:00 / Общество

Наблюдается разлад

Противостояние между бывшими сотрудниками ГУФСИН и правозащитниками в региональных ОНК обостряется

МАРГАРИТА АЛЕХИНА

Вчера председатель Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) в местах принудительного содержания Свердловской области Дмитрий Рожин был задержан во время семинара для членов ОНК, организованном аппаратом уполномоченного по правам человека в РФ. Инциденту предшествовал конфликт между членами ОНК. А когда на семинар приехала полиция, Рожина обвинили в краже телефона и забрали в участок. Соратники задержанного винят в «кампании» против него бывших силовиков из Союза ветеранов Афганистана, которые этой осенью вошли в состав областной ОНК. Напомним, раскол между правозащитниками и бывшими силовиками возник в десятках региональных ОНК, в том числе и в московской. Однако «на тропу войны» общественные наблюдатели и бывшие силовики доселе не выходили.

Право защищать права заключенных также нуждается в защите.<br>Фото: THINKSTOCK
Право защищать права заключенных также нуждается в защите.
Фото: THINKSTOCK
shadow
Как рассказали «НИ» члены свердловской ОНК, инцидент случился на второй день семинара «Защита прав человека в деятельности ОНК», который проходил под эгидой российского уполномоченного по правам человека и Совета Европы. «Были представители Верховного и Конституционного судов, аппаратов региональных уполномоченных, доктор права из ЕСПЧ, коллеги из ОНК четырех регионов. У них глаза по полтиннику сделались от происходящего», – заявил «НИ» глава комиссии Дмитрий Рожин, который в момент разговора находился в отделе полиции.

«Я пришла немного позже начала и увидела, что в зале посторонние люди, но не обратила на них внимания», – заметила в беседе с «НИ» член областной ОНК Лариса Захарова. Во время лекции один из этих людей встал и начал, грубо оборвав оратора, громко задавать присутствующим вопросы: «Почему здесь нет нашего председателя? Почему нарушаются наши права?» К нему присоединились еще трое, которые вели себя не менее вызывающе. Собравшиеся попытались утихомирить «бунтарей», а затем начали снимать происходящее на камеры. По словам Ларисы Захаровой, увидев это, мужчины начали вырывать телефоны у правозащитников. Сама Лариса Захарова узнала тех, кто выражал недовольство, это были ее коллеги – члены ОНК, которых, впрочем, она видела второй раз в жизни: «Мы установили их имена – Виталий Глухов и Павел Яковлев. Они привели с собой еще двоих, о которых мы ничего не знаем. Вели себя провоцирующе».

Правозащитники вызвали охрану отеля, где проходило мероприятие, и возмутителей спокойствия из зала удалили. Однако в обеденный перерыв Дмитрия Рожина вызвали в полицейский участок, куда он и отправился, дождавшись адвоката. «Оказывается, они пошли в полицию и написали заявление, что якобы я похитил у одного из них телефон, хотя все было точно наоборот: телефон они пытались вырвать у меня, но я его отвоевал и говорю по нему с вами. Я был приглашен в отдел полиции, где и нахожусь уже три часа. Даже не знаю, в каком я статусе. Объяснение я дал», – рассказал Дмитрий Рожин.

Попытка срыва мероприятия, по мнению Ларисы Захаровой, была продиктована желанием «силовой» части членов ОНК видеть ее председателем Ашурбека Манасова, который возглавлял комиссию в прежнем созыве (до ноября прошлого года). Будучи членом местного союза ветеранов войны в Афганистане, г-н Манасов, по словам Ларисы Захаровой, был вхож в региональное управление Федеральной службы исполнения наказаний: «Предыдущая комиссия работала плохо – проблемы не решались, в отдаленные «пыточные» колонии (например, в Ивделе) никто не ездил. Я приходила к Манасову в офис, рассказывала о каком-то из заключенных, а он спрашивал: «Деньги-то у него есть?»

«У нас к главе предыдущего созыва ОНК есть объективные претензии. Когда членов комиссии не пускали в колонии, он ни разу не посодействовал обращениям в суд, не делал заявлений по преследованию членов ОНК. Вообще, в законе «Об общественном контроле» есть положение, что выдвигать кандидатов в ОНК могут только организации, у которых в уставе прописана защита прав и свобод. У ветеранских организаций такого положения нет. Не совсем понятно, на каком основании Манасов является членом ОНК. Этот вопрос мы адресуем к нашей УПЧ Татьяне Мерзляковой, которая покровительствует Манасову», – говорит Дмитрий Рожин.

Отметим, что сам Ашурбек Манасов подозрения в сотрудничестве со ФСИН отвергал. «Я никогда на службе во ФСИН не состоял, никогда у них не числился. А то, что кто-то не может с кем-то найти общего языка и поэтому подозревает всех остальных в сговоре, – это проблемы этих людей», – говорил г-н Манасов одному из местных изданий.

В новом же созыве свердловской ОНК официальный глава – один Дмитрий Рожин, а фактических – двое. «11 ноября прекратились полномочия прежнего созыва. Тогда же Общественная палата области получила мандаты в новую комиссию, но затягивала с их выдачей. В это время места принудительного содержания оставались без контроля. Мы пошли в ОП и потребовали мандаты, чтобы начать работать. Нам выдали половину, и мы половиной голосов избрали главой Диму Рожина. Через неделю мандаты получили все остальные, и люди Манасова возмутились», – рассказала Лариса Захарова.

До последнего времени две группы членов ОНК работали независимо друг от друга. «Нам не было интересно с ними общаться, и мы спокойно работали, не контактируя. Мы инспектировали колонии, а они то заявление в прокуратуру на нас подадут с требованием проверить нашу деятельность на соответствие закону «Об общественных объединениях», которым ОНК вообще не регулируются, то в полицию пожалуются», – говорит Дмитрий Рожин.

Теперь же все может измениться: по закону «Об общественном контроле» полномочия члена ОНК приостанавливаются, если на него заведено уголовное или административное дело. Случилось ли это с Дмитрием Рожиным, на момент подписания номера известно не было.

Как сообщили «НИ» в региональном ГУ МВД, полиция сейчас проводит проверку по факту инцидента. В беседе с полицейскими заявивший о краже телефона член комиссии сказал, что Дмитрия Рожина главой ОНК не считает: «Виталий Глухов написал заявление в ОВД, в котором пояснил, что в тот день все они находились на семинаре в помещении гостиницы, а он лично производил видеосъемку мероприятия на свой мобильный телефон. Д.А. Рожин представился собравшимся председателем данной комиссии, хотя таковым не является. Когда он увидел, что его речь записывают, подошел к Глухову В. Ю. и отобрал телефон, после чего ушел и закрылся в туалете, а когда вышел, сообщил, что мобильника заявителя у него нет», - говорится в сообщении главка МВД.

«Наша ОНК расколота, как в Москве», – отметила в беседе с «НИ» Лариса Захарова. Напомним, что ситуация в комиссии по Свердловской области не уникальна: так, главой столичной ОНК в ноябре был избран бывший сотрудник ФСБ глава организации «Офицеры России» Антон Цветков. Представители «либерального крыла» комиссии тогда выразили недовольство исходом голосования и покинули здание. Как ранее докладывала правозащитная ассоциация «Агора», бывшие силовики составляют большинство в комиссиях Новосибирской области, Татарстана, Мордовии и Марий Эл.

Опубликовано в номере «НИ» от 3 февраля 2014 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: