Главная / Газета 5 Декабря 2013 г. 00:00 / Общество

Экономия на здоровье

«Скорые» госпитализируют меньше пациентов, чем раньше

МАРГАРИТА АЛЕХИНА

На днях активисты движения «Вместе за достойную медицину» обратились к министру здравоохранения РФ Веронике Скворцовой с открытым письмом, в котором выразили протест против «реорганизации» лечебных учреждений. Процесс сокращения числа больниц, как неоднократно сообщали «НИ», наблюдается не только в столице, но и по всей стране. В послании к министру упоминается и отмененный приказ московского департамента здравоохранения, где работникам «скорой помощи» рекомендовалось не госпитализировать пациентов с некоторыми серьезными диагнозами. Как пишут активисты, хотя приказ и был признан недействительным, негласное распоряжение госпитализировать лишь в крайних случаях действует в столице до сих пор. Активисты и медики полагают, что и «реорганизация» больниц, и новый порядок работы «скорой» – две стороны одной медали под названием «коммерциализация здравоохранения».

Лишь четверть вызвавших «скорую» попадают в больницы.<BR>Фото: VSEGDDA.RU
Лишь четверть вызвавших «скорую» попадают в больницы.
Фото: VSEGDDA.RU
shadow
Как сказано в обращении, автором которого является активистка Алла Фролова, приказ департамента здравоохранения Москвы №3764, который был отменен Росздравнадзором в августе этого года, продолжает действовать: «Нет приказа на его отмену. От руководства поступают устные указания не госпитализировать людей, и если сотрудники бригад «скорой помощи» его нарушают – их штрафуют».

О приказе №3764 «НИ» написали еще этим летом (материал «Домашний пациент» в номере от 27 августа). В документе приводился перечень диагнозов, при которых медикам «скорой» после оказания помощи рекомендовалось не госпитализировать пациента, а обеспечить ему «динамическое наблюдение» в поликлинике. В список попали гипертонический криз, приступы бронхиальной астмы, эпилептические припадки («без травмы головы, в том числе при судорогах»), инфекции кожи и воспаления («абсцессы без локализации на лице и шее, карбункулы и фурункулы любой локализации»), вирусный гепатит, заболевания вроде кори и скарлатины («в т.ч. и при температуре тела выше 39 градусов»). Такие больные должны рассчитывать лишь на регулярные посещения терапевта или помощь «неотложки».

Ко времени выхода статьи в «НИ» документ под названием «О тактике ведения больных и пострадавших на догоспитальном этапе» действовал три недели и успел привести к драматичным последствиям, по крайней мере, в одной московской семье. В августе пользователь «Живого Журнала» Анна Новикова рассказала в своем блоге, как несколько дней добивалась госпитализации своего мужа Дмитрия, страдавшего остеомиелитом (гнойным воспалением костного мозга). Медики, прибывавшие по вызову, объясняли женщине, что случай – не экстренный и везти мужчину в стационар смысла нет. Бригада «скорой» согласилась доставить мужчину в больницу только на пятый день и после беседы с представителями департамента здравоохранения, при этом в карте вызова медикам пришлось завысить пациенту температуру тела. В ходе срочной операции Дмитрий лишился пальца ноги.

После скандала Росздравнадзор организовал проверку московских станций «скорой помощи», после чего 10 сентября приказ был признан недействительным. Однако соответствующее устное распоряжение действует по-прежнему, подтвердил в беседе с «НИ» врач кардиореанимации Московской клинической больницы №29 Алексей Эрлих: «В самом приказе не было никакого запрета на госпитализацию, была всего лишь рекомендация при определенных диагнозах после лечения оставлять человека под наблюдением амбулаторных медиков. Запрет был устный. В ряде случаев врачам приходилось его обходить, кое-где приукрашивая диагноз. Теперь приказ формально признан недействительным, а устное распоряжение, существовавшее независимо от него, осталось».

Это распоряжение, по словам г-на Эрлиха, существенно снизило количество госпитализаций в Москве. Открытые данные о количестве выездов «скорой», а также о количестве госпитализаций публикуются практически ежедневно на сайте департамента здравоохранения Москвы. Так, 2 декабря столичные «скорые» совершили 9885 выездов, госпитализировав 2566 человек. 27 ноября вызовов было 9136, а в больницу доставили 2365 пациентов. 19 ноября бригады медиков получили 11517 просьб о помощи, а в стационарах после этого оказались 2386 человек.

По сравнению с аналогичным периодом прошлого года количество госпитализируемых заметно сократилось. Так, 3 декабря 2012 года «скорые» совершили 9589 выездов, забрав в больницы 3232 человека. 22 ноября 2012 года было 9276 выездов и 2937 госпитализированных, а 6 ноября того же года бригады отправились на 10078 вызовов, госпитализировав 3278 человек.

«В конце лета, когда действовал приказ, разница между текущими сводками и сводками годичной давности была катастрофической», – говорит Алексей Эрлих. По его словам, сейчас разрыв сократился: если год назад госпитализировали 29% вызвавших «скорую», то сейчас – 24%. «Тенденция есть, но насколько она значима, судить пока сложно. В частности, при не очень серьезных кардиологических патологиях (вроде нарушений сердечного ритма) есть установка не госпитализировать при первом выезде. Это отчасти и снижает процент госпитализаций», – объяснил медик. По его словам, снижение доли госпитализируемых – «основной тренд департамента здравоохранения Москвы».

Врачи и фельдшеры «скорой помощи» объясняют сокращение числа госпитализаций и другими причинами. «Если человеку показана госпитализация, он будет госпитализирован в любом случае», – заявил «НИ» председатель независимого профсоюза работников «скорой помощи» «Фельдшер.ру» Дмитрий Беляков. По его словам, приказ №3764 был призван облегчить работу врачей «скорой»: «Сейчас половина вызовов совершается пожилыми людьми и алкоголиками, которым нужна, скорее, социальная помощь, чем медицинская. Большой процент вызовов также приходится на заболевания, которые спокойно лечатся дома и в амбулаториях. Тот приказ был направлен на благое дело, но был составлен так, что медики на местах не поняли, что от них требуется, не говоря уже о пациентах».

На вопрос о том, правда ли, что при прочих равных пациента раньше госпитализировали бы, а сейчас оставили бы дома, г-н Беляков ответил: «Раньше в Москве было меньше народу, а больниц больше не стало. Более того, их стало меньше. У нас количество бригад вводится из расчета одна машина на 10 тысяч населения. Но имеется в виду население только официальное, зарегистрированное, а процентов 30 у нас нелегалов, которым тоже бывает нужна «скорая».

«Если надо – госпитализируем. К примеру, приступ бронхиальной астмы госпитализации не требует, он спокойно купируется на месте. То же самое – подъем артериального давления: «скорая» лечит больного дома и едет на другой вызов», – вторит коллеге в беседе с «НИ» врач «скорой» Михаил Каневский. Однако, по его словам, приказ №3764 был «сырым и недоработанным»: «В список попало много заболеваний, которые действительно требовали госпитализации».

Проблема необоснованных вызовов стоит объективно остро, пояснил «НИ» президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский: «37% выездов приходится на необоснованные вызовы, помимо этого во многих случаях пациент и его близкие считают, что основания для госпитализации есть, а врач – что их нет. Приказ стал сигналом, что такая проблема есть». По словам г-на Саверского, августовский приказ «ничьих прав не нарушал, так как врачу вменялось оценить состояние больного, а то, что ответственность возмутилась, тоже можно понять, но это – эмоциональная реакция».

Целью приказа было разгрузить стационарные медучреждения с тем, чтобы в дальнейшем закрыть часть больниц и перенести нагрузку на амбулатории, уверен Алексей Эрлих: «Курс на разгрузку стационаров и передачу части нагрузки амбулаториям верный, но выполняется он неверно. Чтобы амбулаторная служба смогла принять на себя эту нагрузку, нужен не год и не два кропотливой работы».

Сокращение числа госпитализированных пациентов, равно как и сокращение числа больниц, направлено на коммерциализацию медицины, убеждена активистка движения «Вместе за достойную медицину» Алла Фролова. «Все так называемые объединения ЛПУ прежде всего делаются для извлечения коммерческой выгоды, ради интересов чиновников, а не населения и медицинских работников. Реорганизация продиктована стремлением чиновников постепенно вытеснить бесплатную медицину. Делая поликлиники «филиалами» одного крупного амбулаторно-профилактического центра, власти облегчают процесс его продажи коммерсантам или сдачи в концессию», – говорится в ее обращении к министру Скворцовой.

По словам активистки, с июня 2013-го она не получила ответа ни на одно из своих обращений к руководству департамента здравоохранения Москвы. Единственный отклик, который получила г-жа Фролова, – приглашение на круглый стол в департаменте здравоохранения Москвы 21 ноября. По ее словам, на мероприятии прозвучало предложение «прекратить перекрестный огонь в СМИ».

Отметим, что и на диалог с «НИ» пресс-служба ведомства так и не выходит, хотя за последние несколько месяцев мы направили уже несколько запросов с просьбами прокомментировать ситуацию в столичном здравоохранении.


В США БРИГАДАМ «СКОРОЙ ПОМОЩИ» ПОМОГАЮТ ПОЖАРНЫЕ
Ежегодно в американских больницах проходят лечение 37 млн. человек при населении страны в 315 млн. Всего в стране 7,6 тыс. больниц, в которых работают около 5 млн. человек. В нынешнем году было открыто еще около сотни новых больниц. «Численность населения страны постоянно растет. Следовательно, должна расти и численностей врачей, особенно специалистов в области лечения сердечных заболеваний и рака. Но, к сожалению, мы уже сейчас испытываем нехватку врачей», – говорит «НИ» профессор медицины из Калифорнийского университета Ричард Олдс. В американской Ассоциации медицинских колледжей прогнозируют, что к концу десятилетия дефицит врачей в клиниках страны достигнет 150 тыс. человек.
Службы «скорой помощи» в США размещаются в каждом районе города. В Чикаго, например, таких служб 68. Врачи «скорой помощи» обязаны прибыть на место назначения не позже чем через 10 минут после вызова. За нарушение этого правила врач может лишиться работы или даже попасть под суд, если задержка с оказанием медицинской помощи повлекла тяжкие последствия для пациента. В дорожных пробках «скорые» не застревают – их пропускают другие водители под угрозой штрафа в 100 долларов. А чтобы ни при каких обстоятельствах не было срывов в вопросе своевременного прибытия к больному врача «скорой помощи», медиков страхуют пожарные команды, в которых также имеются врачи. После получения вызова пожарные срываются с места одновременно со «скорой».
Борис ВИНОКУР, Чикаго

Опубликовано в номере «НИ» от 5 декабря 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: