Главная / Газета 12 Сентября 2013 г. 00:00 / Общество

Здоровье купишь

В погоне за прибылью чиновники продолжают планомерно уничтожать государственные больницы

МАРГАРИТА АЛЕХИНА, ВЕСТА БОРОВИКОВА

На днях сотрудники двух столичных больниц сообщили об их возможном закрытии и последующей реорганизации в платные медцентры. Под коммерциализацию медицины за последний год уже попали несколько московских медучреждений, на базе которых появятся отделения платных клиник. Такой же процесс идет и в других регионах. Чиновники заявляют, что имеющееся количество бесплатных койкомест стране попросту не нужно, а увеличение доли частных медуслуг пойдет российской медицине якобы на пользу. Эксперты возражают, подчеркивая, что создание коммерческих клиник на базе государственных нарушает права граждан, а множество квалифицированных медиков в результате «реорганизации» окажутся без работы.

Закрытие больниц обычно начинают с запрета госпитализировать туда, чтобы потом объявить медучреждение неэффективным.<br>Фото: EPA
Закрытие больниц обычно начинают с запрета госпитализировать туда, чтобы потом объявить медучреждение неэффективным.
Фото: EPA
shadow
О возможном закрытии столичной клинической больницы №59, что на улице Достоевского, «НИ» рассказал профессор Московской медицинской академии им. Сеченова Павел Воробьев: «Как минимум в нескольких больницах, в том числе и в 59-й, доктора обратили внимание на то, что внезапно сократилось количество больных. Они перестали поступать по скорой, терапевты в поликлиниках больше туда не направляют. На мой взгляд, это косвенный признак того, что больницы готовят к закрытию, продаже или концессии». Ранее в соцсети Facebook г-н Воробьев отметил, что в ГКБ №59 практически прекратили работу отделения травматологии и кардиологии. В больнице №59 «НИ» получить комментарий не удалось: сотрудница справочной говорить с нами отказалась, а предложенный ею телефон заместителя главврача оказался неработающим.

Наблюдения профессора ММА им. Сеченова подтвердила и одна из врачей ГКБ №11 на улице Двинцев: «Занятная информация от одной из пациенток СВАО. Попросила у своего терапевта направление в нашу клинику, а ей ответили: «Туда не направляем, больница закрыта». А мы открыты! И госпитализируем вовсю. И свободные койки есть». Дежурная сотрудница ГКБ №11 по телефону заявила «НИ», что пока сокращения количества пациентов у них не наблюдается: «Только оторвалась от дел и присела покушать. Больные поступают, и очень активно».

«Это схема старая и известная. Поступает распоряжение не направлять больных в определенную больницу. Койки начинают простаивать. Через месяц приходит комиссия и говорит, что коек слишком много, они никому не нужны, больница неэффективна. Ее закрывают и реорганизуют в платное учреждение», – пояснила «НИ» координатор движения «Вместе за достойную медицину» Алла Фролова. По ее словам, речь идет о «целенаправленном сокращении больничного фонда»: «Такова политика московских властей в сфере здравоохранения. Преследуется одна цель – коммерциализация здравоохранения».

По такому же сценарию развивались события и в столичной ГКБ №63, которая будет окончательно закрыта в октябре, однако, фактически не функционирует уже сейчас. Согласно решению Московского правительства больница будет передана Европейскому медицинскому центру (одному из крупнейших коммерческих лечебных учреждений в Москве) по «концессионному соглашению». Это значит, что юридически она останется государственной, однако работать на ее территории будет частный медцентр. При этом «неэффективной» 63-ю можно было назвать лишь с очень большой натяжкой. Ежегодно в ней проходили лечение и обследование 20 тыс. человек, работали 10 лечебных отделений и несколько вузовских кафедр, штат сотрудников насчитывал более 500 человек. «Терапевтическая служба была очень большая. Это не Боткинская, но хорошая большая больница с грамотными врачами. Я была очень удивлена», – рассказала «НИ» одна из бывших сотрудниц учреждения. Сейчас, по ее словам, больница «не совсем закрыта», и медики по-прежнему ходят на работу, однако делать им там больше нечего: «Сотрудников распределили, многих отправили в Первую градскую, однако там вакансий не было. Никакого выходного пособия не заплатили. Люди пытались писать письма, кто-то – через депутатов. Жители района тоже писали. Но достучаться ни до кого не удалось».

Около двух месяцев назад «НИ» официально обратились к заместителю мэра Москвы по вопросам социального развития Леониду Печатникову с просьбой объяснить, почему крупная скоропомощная больница в центре города вдруг оказалось «неэффективной» и почему ее потребовалось перевести на концессионные рельсы. Ответа мы не получили до сих пор (теперь приходится «обращаться» посредством данной публикации и напоминать о нормах закона о печати, устанавливающем жесткие правила реакции чиновников на обращения СМИ). Зато мы выяснили, что 63-я была вовсе не первым и даже не десятым по счету московским медучреждением, закрытым на реорганизацию за последние месяцы. С 1 июля прекратила работу рассчитанная на тысячу коек ГКБ №60 в Новогиреево, которую называли «ветеранской» – в советские годы она считалась элитной, а в наши дни славилась уникальным гематологическим отделением. Больница продана платной гастроэнтерологической клинике. В декабре прошлого года были закрыты больница № 45, специализировавшаяся на бронхо-легочных заболеваниях, а также 47-я урологическая больница. Вместо первой планируется сделать платный неврологический центр, а вместо второй – реабилитационную клинику для спортсменов.

shadow Глазной центр при Морозовской детской больнице, рассчитанный на 70 койкомест, был реорганизован в платный центр сестринского ухода за пожилыми людьми, а 6-й родильный дом им. Абрикосовой в ближайшие месяцы будет реогранизован в платный перинатальный центр. Координатор движения «Вместе за достойную медицину» Алла Фролова отмечает, что большинство из этих учреждений находятся в центре города: «А значит, это вопрос земли».

Еще ряд медучреждений подвергся масштабным сокращениям бесплатных койкомест: так, в ГКБ №7 «бюджетная» часть отделения аллергологии и иммунологии оказалась сокращена в три раза: из 45 коек 30 отвели под платную терапию.

Уже снесены здания двух детских инфекционных больниц, закрытых в сентябре прошлого года – №8 в Хамовниках и №12 в районе метро Белорусская, причем на их месте планируется возвести по гостинице, что, по мнению Аллы Фроловой, незаконно: «Перепрофилирование земель не может произойти без разрешения множества комиссий на разных уровнях. Совершенно точно этих разрешений нет. Вместо больницы должна быть построена только больница». Активистка добавляет, что по плану строительство гостиниц должно начаться в марте: «Так что мы еще повоюем».

Аналогичный процесс, по сведениям активистов Независимого профсоюза медработников «Действие», набирает обороты и в регионах. Так, «НИ» неоднократно писали о закрытии роддомов в селах и районных центрах Ярославской области, которые предлагается объединять в крупные перинатальные центры с большими платными отделениями. С 1 января этого года был закрыт туберкулезный санаторий «Плес» в Ивановской области, где ежемесячно восстанавливали здоровье до 300 пациентов, а также костно-туберкулезный санаторий «Советск» в Калининградской области. По пять больниц было закрыто в течение прошлого года в Кировской и Тульской областях, по три – в Оренбургской и Рязанской. В Курской области после закрытия больницы в селе Ивановское более 5 тыс. человек оказались вынуждены искать медпомощь в райцентре. «Эта тенденция началась в прошлом году и не снижает оборотов. По сути, идет упразднение медицины», – комментирует «НИ» сопредседатель профсоюза «Действие» Эдуард Каляманов. К слову, 29 сентября профсоюз планирует провести в Москве митинг против сокращения лечебных учреждений.

В начале сентября Леонид Печатников в беседе с журналистами все-таки прокомментировал сокращение числа койкомест и закрытие целых учреждений. По его словам, этот процесс вызван «реальными потребностями»: превратив муниципальные койки в коммерческие, учреждения смогут пополнить бюджет, повысить качество обслуживания и зарплаты сотрудников. При этом высвобождать койки предлагается за счет пациентов, лежащих в больницах на обследованиях, которые можно пройти и амбулаторно. Сравнив московскую систему здравоохранения с сеульской, г-н Печатников отметил, что при сравнимой численности населения в южнокорейской столице почти в четыре раза меньше больничных коек.

«О том, что в стационарах люди в коридорах лежат, мы слышим постоянно», – опровергает слова чиновника в беседе с «НИ» президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. По его словам, сокращение стационарных медучреждений должно происходить совсем иначе: «Это должно быть естественное освобождение коек за счет усиления амбулаторной медпомощи. А у нас амбулатории не усилили, а койки сокращают». Организация платных медцентров на базе государственных, по его словам, нарушает конституционное право граждан на бесплатную медпомощь: «Концессия – это сложный процесс подмены инфраструктуры с государственной на частную. Возникает ситуация, когда учреждение сохраняется, а бесплатных медуслуг не оказывает. Те 40% ОМС, которые оставили в 63-й больнице – это просто приманка, потому что бесплатно их там лечить теперь никто не будет».


ОТМЕНЕН ПРИКАЗ СО СПИСКОМ БОЛЕЗНЕЙ, ПРИ КОТОРЫХ «СКОРАЯ» НЕ ДОЛЖНА ГОСПИТАЛИЗИРОВАТЬ ПАЦИЕНТОВ
Об отмене документа во вторник сообщил сайт Росздравнадзора: «При проверке Станции скорой и неотложной медицинской помощи имени А.С. Пучкова Росздравнадзор признал выпущенный главным врачом учреждения приказ «О тактике ведения больных и пострадавших на догоспитальном этапе» противоречащим законодательным актам Российской Федерации и Департамента здравоохранения Москвы и добился его отмены». Ранее «НИ» писали о том, как мужчина лишился пальца на ноге потому, что «скорая», ссылаясь на данный приказ, отказала ему в госпитализации. Эксперты «НИ» также указывали на незаконность документа. После публикации фельдшер скорой помощи сообщил «НИ», что начались проверки: «Скорее всего, этот приказ отменят!»
В итоге после проверки Росздравнадзора главный врач Станции скорой и неотложной медицинской помощи им. А.С. Пучкова Валерий Фетисов приказ от 07.08.2013 отменил. «Данный документ предписывает оставлять пациентов с перечисленными нозологическими формами заболеваний под динамическим наблюдением амбулаторно-поликлинического звена, что идет в разрез с приказом Департамента здравоохранения города Москвы № 283 от 28.03.2013 «Об утверждении алгоритмов оказания медицинской помощи бригадами службы скорой медицинской помощи города Москвы», согласно которому такие больные подлежат госпитализации», – сказано на сайте ведомства. Там добавляют, что главный врач, в отличие от Департамента здравоохранения Москвы, не может издавать приказы, которые определяют маршрутизацию пациентов в системе здравоохранения субъекта РФ.
Диана ЕВДОКИМОВА

С НЕМЕЦКИХ ПАЦИЕНТОВ БЕРУТ ДЕНЬГИ ЗА ЗУБЫ И ИСКУССТВЕННОЕ ОПЛОДОТВОРЕНИЕ
Недавно в немецкой прессе живо обсуждался скандал, связанный с отказом суда в иске транвестита к больничной кассе, отказавшейся оплачивать пластическую операцию по приданию более мужественных черт его лицу. Претензии истца не были уж столь необоснованными: ведь по немецким законам в случае, если психиатр подтвердит, что какой-то изъян внешности (оттопыренные уши, отвислая грудь и т.д.) наносит вред психике больного, больничная касса оплачивает необходимую для душевного равновесия дорогостоящую пластическую операцию. В редких случаях после длительного и серьезного психологического обследования больничной кассой может быть оплачена и операция по смене пола. Все операции, связанные с пересадкой органов, производятся по жизненным показаниям бесплатно. Равно как и все остальные жизненно необходимые операции, от сложных операций на сердце, головном мозге, суставах и глазах до относительно легких, например, на носоглотке для избавления пациента от храпа. Если того требуют медицинские показания, больничная касса оплачивает курс массажа, но не чаще чем раз в квартал.
Доплаты пациентом из своего кармана также имеют место. Например, за пребывание в больнице любой пациент доплачивает одинаковую сумму в 10 евро за день, за протезирование же зубов кассы, как правило, берут на себя оплату лишь 30% от общей суммы. Самостоятельно приходится платить за дорогие очки и контактные линзы и за лекарства, использование которых не является жизненной необходимостью. С недавнего времени некоторые виды обследований в гинекологии, например маммография, являются бесплатными только в том случае, если женщина отнесена врачом к группе риска и необходимость серьезного контроля за состоянием молочных желез не вызывает у специалистов сомнения. А за процедуру искусственного оплодотворения больничная касса оплатит лишь половину суммы и только за первые три попытки.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

Опубликовано в номере «НИ» от 12 сентября 2013 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: