Главная / Газета 9 Июля 2013 г. 00:00 / Общество

Разогнать нельзя оставить

Что заставило ученых согласиться с необходимостью реформировать Российскую академию наук

ДИАНА ЕВДОКИМОВА

Вчера президент РФ Владимир Путин подписал указ, утвердивший Владимира Фортова в должности президента Российской академии наук. Хотя выборы нового главы РАН прошли в конце мая, указ подписан только сейчас. Закон о реформе РАН прошел два чтения в Госдуме, третье отложили на осень. Поначалу академики выступили против нового документа, но после внесенных президентом поправок решили согласиться с ним. Несмотря на то что многие академики резко выступили против нового закона, никто из них не отрицает, что необходимость в реформе РАН назрела. К проблемам относят и бюрократию, и нецелевое управление имуществом, и старение ученых, и низкие зарплаты научных сотрудников, и невостребованность достижений нашей науки как в России, так и за рубежом. По мнению собеседников «НИ», законопроектом о реформе Академии наук правительство помогло новому президенту РАН Владимиру Фортову идти на непопулярные меры – он получил возможность ссылаться на то, что его заставили это делать, потому что реформировать РАН изнутри было невозможно.

Реформа РАН может привести и к смерти российской науки, и к ее возрождению.
Реформа РАН может привести и к смерти российской науки, и к ее возрождению.
shadow
Принятый в пятницу во втором чтении законопроект о реформе РАН переименовал «ликвидацию» Академии в реорганизацию. За академией сохранится статус государственного бюджетного учреждения, хотя ранее она должна была стать общественно-государственным объединением. Имуществом РАН будет управлять отдельное агентство, специально уполномоченное правительством, и первое время это агентство будет возглавлять Владимир Фортов. Также теперь можно будет лишать людей звания академика или иностранного члена РАН. Через три года перестанет существовать звание член-корреспондента.

«Поправки только косметические. Суть законопроекта не изменилась. Да, пока Фортов возглавляет, но где обсуждение с академическим сообществом?» – сказал «НИ» член-корреспондент РАН, член политического комитета партии «Яблоко» Алексей Яблоков. Он отметил, что видит только то, как «власть хочет прибрать к рукам академическое имущество». Г-н Яблоков полагает, что, если законопроект будет принят в таком виде, российская наука потеряет много молодых людей и усилится отток молодежи за рубеж. А академические территории перейдут к лицам, не имеющим отношения к науке. «Самое страшное отложено. Посмотрим, что будет дальше», – говорит г-н Яблоков. «В законопроекте осталась ликвидация Сибирского, Уральского и Дальневосточного отделений Академии наук», – сказал «НИ» директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. Он полагает, что академики зря надеются что-то изменить в третьем чтении: «Это не тот жанр, там не бывает содержательных поправок». «Что же такого получил Президиум РАН, ради чего он пошел на сотрудничество? Он получил управление имуществом», – считает г-н Делягин, отмечая, что сохранение контроля за имуществом – это одно из главных достижений академиков.

«Фортов должен благодарить министерство. Ему помогли, поставив его в такую ситуацию, когда он, делая заведомо непопулярные реформы, может академикам объяснять, что он делает их не сам, а его заставили», – говорит «НИ» заведующий лабораториями в Институте молекулярной генетики РАН и Институте биологии гена РАН Константин Северинов.

Закон за прошлую неделю успел пройти два чтения в Госдуме, притом что внесен был 28 июня. Для всего научного сообщества он стал неожиданностью. Членов РАН удивило и огорчило то, что мнения ученых никто не спросил. Президиум РАН был уверен, что реформа приведет к краху современной науки, однако с поправками ученые согласились. «Да, Фортов заявил, что страшная реформа отложена и не будет сделана в том виде, в каком предлагалась. В этих условиях Фортову ничего не оставалось делать – либо подать в отставку, либо сказать: «Ребята, ну что-то мы сделали, не бойтесь, мы будем дальше бороться», – полагает Алексей Яблоков.

Представляя законопроект о реформе Российской академии наук в Госдуме, вице-премьер Ольга Голодец долго объясняла, почему РАН в ее нынешнем виде неэффективна. Из 95 тыс. сотрудников академии только 45 тыс. – научные кадры. Средний возраст академиков – более 70 лет. Около 56% объектов недвижимого имущества РАН не зарегистрировано надлежащим образом, а только в Сибирском отделении РАН, по данным Счетной палаты, 100 земельных участков используются по не целевому назначению. В столице же на землях РАН строится элитное жилье. «Я считаю верхом цинизма, когда на площадях РАН построили элитный комплекс. Сегодня на улице Косыгина, дом 2, продают квартиры за миллион долларов», – заявила г-жа Голодец.

Другие критики РАН ссылаются на низкий индекс цитирования работ российских академиков. С оговоркой, что этот способ оценки эффективности работы вряд ли показателен для гуманитарных наук, Михаил Делягин поясняет «НИ», что в естественных науках эти индексы все-таки работают: «По среднему числу ссылок на одну публикацию за 1996 – 2009 годы мы находимся на 77-м месте – сразу после Нигерии. При этом почти три четверти цитат приходится на счет соавторов, а более 40% являются самоцитированием. В 2005 году американский физик Хирш разработал названный его именем наукометрический индекс, оценивающий научную продуктивность на основе количества публикаций и их цитирования. Чтобы стать академиком, в США надо иметь индекс Хирша, равный 45. Во всем президиуме РАН этому критерию соответствует лишь нобелевский лауреат Жорес Алферов. Из 145 стран российские исследователи находятся на 120-м месте по публикациям научных работ. Научные показатели РАН в расчете на 1 миллион долларов, выделенный на исследования и разработки, ниже, например, показателей Германии в 4,7 раза – при более высоком уровне цен и зарплат в последней».

Все опрошенные «НИ» ученые согласны, что реформировать РАН нужно. «Академия погрязла в конфликте интересов», – говорит Константин Северинов. По его словам, академия в ее нынешнем виде – это «когда сами себя выбравшие люди получают право распоряжаться государственной собственностью». «Реформировать надо потому, что вокруг президиума РАН создалась дикая бюрократическая система», – сказал «НИ» академик РАН Юрий Рыжов. Он отмечает, что поскольку РАН – государственное учреждение, то ее все время контролируют: «Я по своему институту знаю, по МАИ. Задавили все какой-то отчетностью от Министерства образования. На моей кафедре преподаватели уже не знают, когда преподавать и консультировать: пишут и пишут».

Эту проблему признает и недавно избранный президент РАН Владимир Фортов. В своей предвыборной программе он написал, что «бюрократизм, волокита, бумаготворчество и безответственность превратились сегодня в проблему национального масштаба» и «это кардинально снижает эффективность нашей работы, почти не оставляя времени для реальных исследований, убивает инициативу, творчество и губительным образом сказывается на конкурентоспособности науки страны».

Другие академики говорят про сложившуюся внутри РАН клановость. «Внутри академии, существуют определенные течения, направления, кланы, группы. Есть определенное соперничество и стремление перетянуть одеяло на себя. Далеко не всегда, когда принимаются решения президиума, мне понятны причины, по которым приоритет отдается тому или иному вопросу», – сказал «НИ» академик, директор Института США и Канады РАН Сергей Рогов.

Демократичность РАН – миф, поясняет «НИ» старший научный сотрудник Института общей генетики им. Вавилова РАН, кандидат биологических наук Вера Мысина: «Я знаю много случаев, когда в институте научный коллектив и ученый совет выбирал себе какого-то директора, но не смог его себе получить потому, что есть отделения и президиум РАН, который спокойно может наплевать на мнение научного коллектива и поставить того директора, который им нужен».

Еще одна проблема – низкие зарплаты ученых. «У меня зарплата 30 тысяч рублей вместе со всеми прибавками за эффективность работы. Я – ведущий научный сотрудник, доктор филологических наук», – сказала «НИ» ведущий научный сотрудник Института мировой литературы им. Горького РАН Евгения Иванова. «Молодые ученые (младшие и научные сотрудники) имеют ставку 12 тысяч и 15 тысяч плюс 3 тысячи – доплата за кандидатскую. Ветераны – ведущие и главные научные сотрудники – 20 и 25 тысяч плюс 7 тысяч за докторскую степень. На такие зарплаты может идти молодежь, либо фанатично влюбленная в свое дело, либо живущая за счет родителей. Ветераны уходить с работы на пенсию в 12 – 14 тысяч тоже не могут», – говорит «НИ» заместитель директора Института философии РАН Сергей Никольский.

Академик Рогов подтверждает, что в академии есть сотрудники, которые в силу возраста уже не в состоянии заниматься наукой. Тем не менее они продолжают числиться на своих ставках, поскольку обрекать их на прозябание на мизерных пенсиях никто не хочет: «Было много предложений создать фонд, который бы платил пенсию пожилым ученым и позволил обеспечить их старость. Но пока об этой идее забыли». Сергей Никольский полагает, что из-за жалости к пожилым академикам страдает качество научной работы: «Зная, что ветерану невозможно жить только на пенсию, коллеги, решающие вопрос о качестве его исследований, смотрят на них с учетом именно этого положения».

Евгения Иванова уверена, что все траты РАН необходимо сделать прозрачными: «Никто из простых сотрудников в Академии наук не знает зарплаты директора. А такие вещи должны висеть на сайте: кто за что поощряется. Нам все время говорят, что выделяются огромные деньги, но мы их не видим. Наш родной институт сдает два дома рядом с нами в аренду. За 30 лет я не получила ни рубля от этой аренды». Президент РАН Владимир Фортов утверждает, что Академия сдает 7–8% своих помещений и получает за это 2 млрд. рублей в год. В беседе с «НИ» г-н Фортов назвал проблему с управлением имуществом РАН не первостепенной: «Главное – это невостребованность нашей науки в современном обществе».

Ученый Константин Северинов полагает, что правительству надо решать проблемы всей российской науки, а не только проблемы РАН: «У нас очень неблагоприятная инфраструктура для проведения научных исследований. Это связано со сложностями получения реагентов, со сложностями, исключительной дороговизной и медлительностью процедуры закупок оборудования, невозможностью оплаты российскими грантами, даже если они у вас есть, высокотехнологичных научных сервисов, которыми пользуются лаборатории из развитых западных стран. Мне, как человеку, который имеет лаборатории в Америке и в России, четко видно, что самый эффективный способ использования русских денег – просто отдать их в американскую лабораторию и получить результаты, по которым можно было бы отчитываться в России».

Тем не менее существующий законопроект тоже не устраивает ученых. «В проекте реформы не предусмотрена процедура какой-то чистки. В Академии есть хорошие ученые, но есть большое количество людей, которые попали туда по совершенно ненаучным заслугам. Должна быть экспертиза будущих членов Академии и последующая чистка», – считает Константин Северинов. Он опасается, что «если реформа все-таки пойдет, то будет грандиозный переполох и на несколько месяцев, а может быть, на год, вся научная деятельность прекратится».

Многие полагают, что закон ускорит процесс перемен. «Я думаю, что этот скандал послужит на пользу. Руководство академии колеблется: вроде так хорошо, дома строим, недвижимость сдаем, вроде живем-то неплохо. Мне кажется, это должно их испугать, потому что стул-то могут вынуть из-под них», – полагает Евгения Иванова, указывая, что изменения должны обязательно обсуждаться внутри РАН. Константин Северинов полагает, что РАН уже не раз показывала свою неспособность к самостоятельным изменениям. «Обсуждений было очень много, я в них участвую уже больше восьми лет. Обсуждать и переливать из пустого в порожнее уже малопродуктивно», – отметил министр образования и науки Дмитрий Ливанов, пояснив, почему законопроект не обсуждался с учеными.


НЕМЕЦКИЕ АКАДЕМИКИ ПРИСУЖДАЮТ ПРЕМИИ И РАСПРЕДЕЛЯЮТ ГРАНТЫ
Национальная академия наук Германии после многолетних сложных переговоров и дискуссий была образована относительно недавно, в 2008 году, на базе старейшей научной академии Европы Леопольдины в городе Галле. Эта академия призвана представлять Германию на международном уровне, а также консультировать политиков и членов правительства. Кроме того, в стране существует семь различных академий наук, объединенных в союз, штаб-квартира которого находится в Майнце. Общее число действительных членов и членов-корреспондентов – приблизительно 1,4 тыс. человек. Финансирование этих академий осуществляется из бюджетов федеральных земель. Академии подразделяются на так называемые классы, к примеру математико-естественнонаучный или историко-филологический. Однако сами ученые признаются, что зачисление в академию по соответствующему классу является формальностью, поскольку основным принципом в академии провозглашена междисциплинарность. Занимаются академии тем, что присуждают премии, медали и призы за научные заслуги, а также распределяют стипендии и гранты, выделенные на научные исследования.
Основную ответственность за научно-техническую политику страны несет Федеральное министерство образования и научных исследований, а также региональные министерства образования и науки и министерства экономики. Научно-исследовательскими изысканиями в Германии занимаются государственные и частные научно-исследовательские организации, вузы и научно-исследовательские подразделения промышленных компаний. Практически при каждом крупном университете существует множество научных сообществ и центров. Свою лепту в финансирование научных исследований и конструкторских разработок вносят предприниматели: в перспективные направления науки щедро инвестируют средства крупные компании и концерны. Такая поддержка научной мысли продиктована немецким прагматизмом: граждане понимают, что недостаток природных ресурсов и полезных ископаемых Германия может компенсировать только за счет своего интеллектуального потенциала. Поэтому целесообразность финансовых вложений в науку и инновации не подвергают сомнению ни общество, ни пресса.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

СПРАВКА «НИ»
Академии наук как высшие научные организации существуют во многих странах мира уже несколько столетий. Итальянская Национальная академия деи Линчеи была основана в 1603 году. При Муссолини Академия вошла в состав новообразованной Королевской академии Италии, но после Второй мировой войны Академию деи Линчеи восстановили. Сейчас она организует конференции, присуждает премии и стипендии. В компетенцию ученых также входят консультации правительства в научной области.
Французская академия наук была основана в 1666 году. Однако в 2005 году во Франции было создано Национальное агентство по науке, которое финансирует исследовательские проекты на тендерной основе. Такая система, с одной стороны, облегчила работу ученых, так как на поиски средств для исследований раньше уходило больше времени и сил, чем на сами исследования. Но, с другой стороны, в приоритете оказалось финансирование тех проектов, которые могут в будущем принести большую прибыль. По мнению критиков такого порядка, он может тормозить развитие фундаментальной науки.
В Соединенных Штатах Америки существуют две академии наук. Нью-Йоркская академия наук, созданная в 1817 году, является некоммерческой организацией с платным членством. На данный момент в состав академии входят 25 тыс. членов из 140 стран мира. Сумма взноса для вступления в академию составляет 108 долларов для жителей США и 129 долларов для иностранцев. Задачами академии названы «продвижение научных исследований и знаний, поддержка научной грамотности и содействие в решении глобальных проблем человечества». В 1863 году была создана Национальная академия наук США. Эта организация работает на общественных началах. Академией руководит совет из 12 членов во главе с президентом. Все члены организации, включая президента, избираются на шесть лет. Помимо академий наук в стране действует Национальный научный фонд – независимое агентство при правительстве США, занимающееся выдачей грантов на исследования.
Израильская академия наук консультирует правительство по научным вопросам и представляет страну в международных научных организациях. Членство академиков является пожизненным, однако в число постоянных 50 членов не входят ученые, достигшие 75 лет. Президент Академии избирается членами организации на трехлетний срок и утверждается премьер-министром Израиля.
В Великобритании существуют два ведущих научных общества: созданное в 1660 году Лондонское королевское общество по развитию знаний о природе и основанное в 1737 году Королевское общество Эдинбурга. Оба этих общества финансирует государство через субвенции. Также существует Британская академия для общественных и гуманитарных наук, которая является самоуправляемой и независимой организацией. Ежегодно в Академию избираются до 35 новых членов.
Что касается республик бывшего СССР, то Национальная академия Белоруссии подчинена президенту и отчитывается перед Советом министров страны. А на Украине были созданы три академии наук: Национальная академия наук Украины, Национальная академия аграрных наук и Академия наук высшей школы.
Подготовила Анна КУЦ

Опубликовано в номере «НИ» от 9 июля 2013 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: