Главная / Газета 4 Июля 2013 г. 00:00 / Общество

С вещами на выезд

Россию обвинили в выдаче политических беженцев из Средней Азии

МАРГАРИТА АЛЕХИНА

Вчера международная правозащитная организация Amnesty International опубликовала доклад, посвященный незаконной экстрадиции и выдворению граждан среднеазиатских республик из России и Украины. По данным правозащитников, российские спецслужбы нарушают международные соглашения, запрещающие возвращать политических беженцев в страны, где их ждут пытки. В последние годы участились случаи «загадочных исчезновений» граждан Узбекистана и Таджикистана с последующим появлением в тюрьмах родины.

Доклад правозащитников, озаглавленный «Возвращение к пыткам: экстрадиция, принудительное возвращение и выдворение лиц в страны Центральной Азии», начинается с письма 27-летнего Савриддина Джураева. В нем таджикский беженец описывает свое похищение 31 октября 2011 года возле метро «Университет» в Москве. «Человек в штатском побежал за мной. Я не останавливался. Прогремел один или два выстрела… меня схватили. Я потребовал позвонить своему адвокату. Меня били, смеялись надо мной, ударили дубинкой». По словам Джураева, его поместили в автомобиль, где избили. Затем на другом автомобиле его подвезли прямо к самолету и передали таджикскому конвою. «В четыре утра я прибыл в аэропорт Худжанда. Конвой меня избил. Меня допрашивали без адвоката».

Пятью годами ранее Джураев бежал в Россию: на родине преследовался по обвинению в принадлежности к радикальному исламскому течению, к которому, по версии таджикских властей, он примкнул в 1992 году в семилетнем возрасте. В России Джураева вначале по запросу Таджикистана арестовали и полтора года продержали в СИЗО, так как экстрадиция была приостановлена Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ), который применил так называемое «правило 39» своего регламента, запрещающее выдачу задержанного, если на родине он может подвергнуться пыткам. Затем мужчину отпустили, но вскоре похитили и выдали в Таджикистан. 25 апреля этого года ЕСПЧ взыскал с России 36 тысяч евро компенсации в пользу Джураева.

Проблема незаконной выдачи беженцев властям среднеазиатских республик стоит с начала двухтысячных, заявила «НИ» адвокат Анна Ставицкая: «Тогда вопросы об экстрадиции не были законодательно закреплены, и дела решались так, как хотелось спецслужбам. Одного из моих подзащитных экстрадировали в Туркменистан, хотя он был гражданином России». По словам же руководителя программы «Право на убежище» Института прав человека Елены Рябининой, ситуация резко обострилась в последние полтора-два года.

«С августа 2011 года мы знаем о девяти заявителях ЕСПЧ из Таджикистана и Узбекистана, которые, несмотря на приостановку процедуры экстрадиции, были похищены», – рассказала «НИ» г-жа Рябинина, принимавшая участие в подготовке доклада. По ее словам, причастность спецслужб к этим похищениям «доказывается элементарно: вывозят их практически всегда на самолетах притом, что они, как правило, не располагают документами, по которым могли бы пересечь границу. Это невозможно без санкции пограничной службы, которая, как известно, входит в состав Федеральной службы безопасности».

Как заявляют в своем докладе эксперты Amnesty International, практика незаконной выдачи беженцев из Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана, Кыргызстана и Казахстана сложилась из-за «тесных связей» между спецслужбами стран СНГ, которые были бы всем во благо, если бы в странах Средней Азии соблюдались права человека. Однако «во всех пяти центральноазиатских государствах сотрудники правоохранительных органов и спецслужб повсеместно применяют пытки и другие виды жестокого обращения с задержанными», жертвами которых, по данным авторов доклада, за последние 20 лет стали тысячи граждан этих стран.

Страны СНГ, по словам докладчиков, подписали международные конвенции, запрещающие возвращать людей в страны, где им грозят пытки. Такие нормы, в частности, содержатся в важнейших документах Организации объединенных наций (ООН): Конвенции против пыток (КПП) и Международном пакте о гражданских и политических правах (МПГПП). Однако спецслужбы СНГ, как полагают авторы доклада, руководствуются не этими документами, а соглашениями о совместной борьбе с угрозами национальной безопасности.

Пренебрежение к международным договоренностям, по мнению экспертов Amnesty International, позволяет спецслужбам постсоветских стран откровенно злоупотреблять своим сотрудничеством: «Запросы об экстрадиции редко встречают отказ. Гораздо чаще им идут навстречу, весьма активно и даже незаконно». Так, в 2009 году Генпрокуратура приняла решение об экстрадиции гражданина Таджикистана Абдуразока Гафорова, который на родине преследовался за принадлежность к движению «Хизб-ут Тахрир», три месяца провел в подвалах спецслужб, подвергаясь избиениям и пытке электрическим током. Спустя два года после побега в Россию Гафорова задержали в Москве, удовлетворив ходатайство таджикской Генпрокуратуры о его выдаче. Решение об экстрадиции Гафоров обжаловал, однако Московский городской суд его жалобу отклонил, отметив, что «Таджикистан является участником практически всех международных соглашений по защите прав человека, тем самым он подтверждает свое намерение построить светское демократическое государство, основанное на верховенстве закона».

Однако если таким нарушениям препятствует ЕСПЧ, в ход идут похищения. По словам Елены Рябининой, так произошло в декабре прошлого года с узбеком Юсупом Касымахуновым: «После освобождения из-под ареста он пошел вынести мусор – так до сих пор и выносит. Нам удалось получить письмо узбекской авиакомпании, из которого следует, что в тот же вечер он вылетел самолетом в Ташкент. Паспорта у него не было». Последний похожий инцидент произошел 13 июня: в этот день гражданин Таджикистана Икромджон Мамаджонов, находившийся под административным арестом в Оренбурге, должен был быть освобожден по отбытии максимального срока содержания под стражей. «Его адвокат дежурил у ворот

СИЗО с 6 часов утра. Около 8.00 ему сообщили, что полчаса назад Мамаджонов был освобожден и исчез. Он не мог пройти мимо адвоката. Это значит, что его вывезли в автозаке или просто в служебной машине через служебный выезд», – рассуждает в беседе с «НИ» г-жа Рябинина, добавляя, что сейчас о судьбе Мамаджонова ничего не известно.

Комментируя положение доклада Amnesty International о том, что чаще всего жертвами подобных манипуляций оказываются приверженцы радикальных религиозных течений, которые, по мнению спецслужб, могут представлять террористическую угрозу, г-жа Рябинина заявила «НИ», что «гражданам необязательно принадлежать к этим группировкам, чтобы подозреваться в принадлежности к ним, причем такие подозрения далеко не всегда обоснованы». Генеральный директор Национального антикриминального и антитеррористического фонда полковник КГБ в отставке Олег Нечипоренко в беседе с «НИ» полагает, что в борьбе с террористической угрозой без ущемления прав обойтись практически невозможно: «Борьба за безопасность требует отказа от некоторых благ. Проходя контроль в аэропорту, мы же позволяем себя щупать ради своей безопасности. Вспомните побочные эффекты мировой борьбы с терроризмом: создание специальных негосударственных армий, частные тюрьмы, тюрьму Гуантанамо, частных дознавателей».

Опубликовано в номере «НИ» от 4 июля 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: