Главная / Газета 1 Июля 2013 г. 00:00 / Общество

«Сибирь ориентируется не на Москву, а на Америку и Европу»

Экономист Владислав Иноземцев

ВЕРОНИКА ВОРОНЦОВА

Вчера один из крупнейших городов восточной части России Новосибирск отметил свое 120-летие под девизом «Новосибирск – перекресток мира». Роль сибирских и дальневосточных регионов в российской политике и экономике будет возрастать, рассказал «НИ» директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав ИНОЗЕМЦЕВ. Он также объяснил, сколько свободы необходимо дать российским регионам, почему не следует переносить в Сибирь столицу нашей страны и какие отрасли экономики необходимо развивать на Дальнем Востоке.

Фото: MK.RU
Фото: MK.RU
shadow
– В своей новой книге «Сибирский вызов» вы утверждаете, что экономика России держится на Сибири и Дальнем Востоке. Почему?

– Потому что более половины доходов федерального бюджета уже поступает из Сибири и Дальнего Востока. 76% полезных ископаемых, которые Россия экспортирует, добывается именно в восточной части страны. При этом почему-то многие до сих пор воспринимают территорию за Уралом как колонию, хотя очевидно, что это не так. В мире никогда не было ситуации, когда колония бы обеспечивала большую часть валового продукта метрополии. Сибирь – это стратегическая часть нашей страны. Именно поэтому восточные регионы должны стать инициаторами перемен в России. Сценарий достаточно простой: мы просто не отпускаем часть вырученных от продажи нефти денег в Москву, а оставляем «на местах». Тогда регионы станут экономически более независимыми и смогут почти наравне со столицей диктовать правила игры.

– Не приведет ли расширение прав регионов к расколу страны?

– В современном мире не существует ни одного прецедента, когда государство распадалось бы по экономическим причинам. Это случалось только по национальным мотивам. В Сибири же почти нет регионов, где бы большинство населения составляли не русские. Поэтому отделение Сибири не нужно ни местной, ни региональной власти.

– Как вы относитесь к популярной в последнее время идее переноса столицы России в Сибирь?

– Отрицательно! Это грозит лишь гигантскими бессмысленными затратами. Где-то появится новый бюрократический центр, но Москва все равно им не перестанет быть. Замечу, что ни в одной стране мира нет столицы, которая была бы радикально удалена от основных экономических центров. Не вижу смысла внедрять такое и в России.

– В вашей книге написано, что необходимо вывести на качественно новый уровень добычу полезных ископаемых в Сибири. Вы против того, чтобы Россия слезла с «сырьевой иглы» и развивала свою промышленность, науку?

– Неужели кто-то всерьез думает, что, находясь рядом с Китаем, можно всерьез конкурировать с ними в промышленности? Что касается науки, могу сказать с уверенностью: у России нет научного потенциала, как бы неожиданно для многих это ни звучало. Но самое парадоксальное, что развитие науки на данном этапе нашей стране и не нужно. Наша экономика – сырьевая, и это не плохо. Задача России сейчас – создать ощутимую экономику в этом секторе. Особенно сейчас, когда в мире нет стабильности, а Запад конфронтирует с арабским миром, Россия должна стать самым крупным и недорогим поставщиком природных ресурсов. Именно в этом наше призвание и наша «ниша».

– В России в целом и в Сибири в частности много научных центров. Например, томский, новосибирский Академгородки известны по всему миру. Вы предлагаете это все свернуть?

– Я знаю немало ученых из Томска, Новосибирска, Красноярска. Поверьте, у них всех одно желание – эмигрировать за рубеж. Почему? Потому что на родине их разработки, даже самые уникальные, никому не нужны. В России нет потребителя для инноваций, к тому же не хватает рабочих рук для воплощения этих идей в жизнь. Считаю, что на данном этапе исторического развития для России гораздо целесообразнее будет пойти по пути Китая, Малайзии и других стан Азии. Они не только копируют, созданные на Западе технологи, но и сами «доводят их до ума». Именно такой работой в массе своей и должны заниматься российские ученые. Кстати, такое копирование, на мой взгляд, как раз и способно создать ту самую потребительскую среду, которой не хватает для внедрения собственных разработок.

– Мало в какой стране мира, помимо России, есть такое четкое разделение на «столицу» и «провинцию» не только в экономическом, но и социальном, культурном, психологическом плане. Как уменьшить этот разрыв?

– Я много езжу по России и какого-то существенного разрыва в сознании и поведении, например, красноярцев и москвичей не замечаю. Скорее, наоборот: жители крупных сибирских городов больше, чем москвичи и питерцы, тянутся к знаниям, стремятся к саморазвитию. Я бы эту проблему обозначил несколько по-другому: не разрыв между Москвой и провинцией, а значительная разница в развитии общества в разных регионах. В Европейской части вся «жизнь» сосредоточена в Москве, Питере и южных областях. Большинство регионов центральной России – это, не побоюсь этого слова, гиблое место. Тверская, Владимирская, Тульская, Псковская, Липецкая области – это застой в сознании, настоящий провал и с социальной точки зрения, и с культурной. Причина в том, что, поскольку Москва и Санкт-Петербург расположены достаточно близко, все мало-мальски прогрессивные умы туда уезжают. Жизнь начинается на Урале, а продолжается на юге Сибири – Томск, Новосибирск, Красноярск, Иркутск. Могу вам сказать, что люди, живущие там, уже ориентируются не на Москву, а на Америку и Европу. Многие сибиряки, игнорируя Москву и Питер, уезжают жить и работать за рубеж. Поэтому проблема «провинциальности» России существует немного в другом ключе: три-четыре оазиса и полный провал вокруг.

– Как показывают рейтинги, у демократической оппозиции поддержка в Москве значительно больше, чем в регионах. Можно ли говорить, что жители Сибири консервативнее и больше тянутся к сильной руке?

– То, что россияне тянутся к «сильной руке», – миф, созданный и поддерживаемый как раз той самой «рукой». Россияне и сибиряки в особенности – очень продвинутые и инициативные люди. Они готовы и к организации сильного местного самоуправления, и к честным выборам. Царь-батюшка уже давно никому не нужен. Кризис 90-х годов показал, что мы умеем выпутываться из самых безвыходных ситуаций. Проблема здесь в другом: в нашем неумении жить по закону, неумении грамотно исполнять решения, принятые сверху. Мы уже много веков не можем научиться адекватно реализовывать собственные законы. Причина в том, что власти создают законы не для себя, а «для народа», соответственно, первыми их и нарушают. Это все приводит к отсутствию порядка во всех сфера жизни. Поэтому одной их главных бед России я бы назвал бардак. Это еще одна причина того, что законы для России не должны приниматься в Москве. Тогда у людей будет больше возможностей контролировать власть.

– Одна из острейших проблем Сибири – упадок на селе: экономический, культурный. Что нужно сделать, чтобы сибирские села стали привлекательными для жизни?

– Что касается села, то у российской власти странный подход – они дают деньги самим отечественным производителям вместо того, чтобы стимулировать потенциальных покупателей производимой ими продукции. Знаете, что сделали английские производители автомобилей во время кризиса 2008 года? Они стали покупать у граждан подержанные машины за 5 тысяч фунтов, а взамен стали отдавать им новые. Это был хороший ход, который решил ряд проблем. То же самое нужно делать и с сельским хозяйством: государству установить высокие закупочные цены на отечественную продукцию, и тогда сельское хозяйство выйдет из упадка. А затем и культура на селе изменится.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 июля 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: