Главная / Газета 21 Июня 2013 г. 00:00 / Общество

Руководитель проекта Mars Direct Роберт Зубрин

«Термоядерный двигатель позволит достичь Красной планеты за месяц»

Евгений АРХИПОВ

Вчера мир облетела сенсационная весть – британские ученые с помощью марсохода Spirit нашли доказательства того, что около 4 млрд. лет назад атмосфера Красной планеты содержала большое количество кислорода. Это значит, что наша космическая соседка была вполне пригодной для возникновения и развития жизни. Марс можно сделать пригодным для жизни и в ближайшем будущем, нужно лишь изменить его атмосферу, водную систему и температуру, приблизив тем самым условия на этой планете к земным. Об этом «Новым Известиям» рассказал американский ученый, руководитель проекта Mars Direct Роберт ЗУБРИН. По его словам, современные технологии позволяют не только долететь до Марса, но и обустроиться там, после чего можно будет начать полеты и за пределы Солнечной системы.

shadow
– Говорят, что НАСА «застряло» на околоземной орбите. С чем связан застой в космической отрасли США?

– В настоящее время проблема НАСА – это отнюдь не отсутствие денег. Основная проблема – отсутствие цели и какого-либо стремления. А цель есть – человеку следует быть на Марсе через 10 лет, и мы можем это сделать. Нам не нужны гигантские космические корабли с ядерно-ионными двигателями для отправки людей на Марс: это действительно потребовало бы затрат и доработок. Настоящая цель космических кораблей – полет к новым мирам, а не кружение на околоземной орбите. Сегодня только политики и их решения создают препятствия в колонизации Марса.

– Мы готовы к полету на Марс уже сейчас?

– С технической точки зрения мы уже готовы лететь на Марс. Мы намного лучше подготовлены, чем в 1961 году, когда начали готовиться к полету человека на Луну. И спустя всего восемь лет мы достигли спутника Земли! Если будет политическое решение лететь на Марс, то мы достигнем этой планеты в течение 10 лет. Ведь еще в 1969 году НАСА планировало осуществить к 1981 году пилотируемый полет на Марс. Программа была свернута администрацией президента Никсона. С тех пор мы ни разу не смогли достичь консенсуса в вопросе о необходимости освоения Марса. В 1989 году Джордж Буш-старший заявил о необходимости вернуться на Луну и поднял вопрос о полете на Марс. Но бюрократы из НАСА представили столь дорогостоящую программу, что наша политическая элита отвергла ее. В 2004 году Джордж Буш (уже младший) принял новую программу, но растянутую по времени: возвращение на Луну планировалось только к 2020 году, то есть через 16 лет, в отличие от первой высадки на Луне, к которой удалось подготовиться за 8 лет. Но произошла смена администрации, и программа была свернута.

– Можем ли мы уменьшить продолжительность полета на Марс, например, с помощью термоядерного двигателя?

– Современные технологии позволяют нам достичь Марса за шесть месяцев. Конечно, сократить время в пути было бы желательно, но сегодня в этом нет острой необходимости. Я бы сказал так, шесть месяцев – это путь из Англии в Австралию в XVIII веке, шесть месяцев – время нахождения космонавтов на МКС. Первые колонисты отправятся на Марс на космических кораблях, которые их доставят туда за полгода. Когда на Марсе возникнет цивилизация, появится стимул разработать более совершенные космические корабли и термоядерный двигатель, который позволит нам достичь Красной планеты всего за месяц. Более того, этот позволит нам путешествовать за пределы Солнечной системы. Если сейчас такая миссия требует не менее шести лет, то с помощью новых технологий мы сократим путь до шести месяцев. Колумб плыл по Атлантике на обычном судне, и в течение следующих 50 лет все плавали на обычных судах, потому что не было необходимости в разработке трансатлантических лайнеров. Но после того, как европейская цивилизация стала трансатлантической, мы двинулись вперед, сконструировали массу океанских лайнеров и в конце концов создали Боинг-747. Нечто подобное будет и в случае с освоением космоса. Первые колонисты полетят на Марс на таких кораблях, что когда их внуки будут узнавать о техническом оснащении своих предков, они поверить не смогут, что на этих конструкциях вообще было можно добраться хоть куда-то, настолько они будут казаться несовершенными.

– Можно ли считать низкую гравитацию на Марсе одним из главных препятствий на пути колонизации планеты?

– Самый существенный негативный эффект невесомости – потеря витаминов, которая может быть компенсирована приемом тех же витаминов. Во избежание атрофии мышц действительно необходима искусственная гравитация. Например, во время полета мы можем достичь гравитации с помощью вращения космического корабля, создав центробежную силу. Это физическое явление изучено и неоднократно использовалось в проектировании кораблей.

– Вы сторонник терраформирования Марса, создания на нем условий, аналогичных земным. Как вы это планируете делать?

– Когда люди будут жить на Марсе, они будут постоянно вести работу по обеспечению на планете условий, пригодных для жизни. Но если описать процесс поэтапно, то он должен завершиться созданием на Марсе парникового эффекта путем запуска фабрик по производству фторуглеродных газов. Мы будем производить парниковые газы на Марсе подобно тому, как мы производим их на Земле, в промышленных масштабах – 5 тысяч мегаватт мощности. Это сравнимо с мощностью большого города, например Чикаго. Производимые газы смешаются с диоксидом углерода и другими газами марсианского происхождения и сконцентрируются в атмосфере, и через сто лет на Красной планете потеплеет на 30–40 градусов. Появится вода в жидком виде, реки вернутся в русла, возникнут озера – начнется круговорот воды на Марсе. Пойдет дождь, выпадет снег. Далее можно будет реализовать мой проект, который заключается в переработке диоксида углерода в кислород, доводя атмосферу и природу Марса до привычных нам земных значений. Конечно, это крупный проект, но с развитыми технологиями будущего его можно существенно ускорить.

Опубликовано в номере «НИ» от 21 июня 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: