Главная / Газета 29 Мая 2013 г. 00:00 / Общество

Молчание и золото

Минюст и Генпрокуратура отказались сообщать, откуда взялся и куда делся зарубежный миллиард для НКО

МАРГАРИТА АЛЕХИНА

На днях сразу два ведомства – Генпрокуратура и Министерство юстиции РФ – ответили на запросы общественников о миллиарде долларов, которые российские некоммерческие организации, по словам президента Владимира Путина, получили из-за рубежа. Обе структуры отказались сообщать, откуда взялась эта цифра и кто был адресатом денег. При этом надзорное ведомство заявило, что некорректно было бы разглашать такие данные до окончания массовых проверок НКО, а Минюст сослался на гриф «для служебного пользования», который имеет запрошенная информация. Авторы запросов пришли к разным выводам: то ли миллиарда и вовсе не существует, то ли государство почему-то стесняется публиковать список получателей зарубежных грантов.

Правозащитная организация «Артикль 20» направила обращение в Генпрокуратуру еще 11 апреля. В письме общественники напоминали, что цифра в 28 млрд. руб. (около 1 млрд. долларов) впервые прозвучала в интервью Владимира Путина 5 апреля: по его сведениям, такую сумму российские НКО получили из-за рубежа всего за несколько месяцев действия нового закона «об иностранных агентах». «Поскольку прозвучавшие в интервью цифры по меньшей мере в десятки раз превышают наши представления об объемах иностранной поддержки российским НКО, то нам и самим хотелось бы знать, что за организации получают такие деньги», — отмечалось в обращении.

Ответ от Генпрокуратуры пришел в конце прошлой недели. Из него следует, что до окончания массовых проверок НКО, которые третий месяц проводятся по всей стране, сведения о происхождении и расходовании миллиарда правоохранители публиковать не планируют: «В связи с тем что проверка до настоящего времени не завершена, направить запрашиваемые сведения не представляется возможным». Однако в ведомстве заверили, что информация о результатах проверки (в частности, об источниках зарубежного финансирования и расходовании полученных средств) будет доступна в Интернете.

Таким образом, была разглашена непроверенная информация, заявила «НИ» учредитель организации «Артикль 20» воронежский адвокат Ольга Гнездилова. По ее словам, миллиарда либо не существовало, либо его получили организации, названия которых государство предпочитает не обнародовать: «Это могут быть структуры, аффилированные с властью: оргкомитет Олимпиады в Сочи, госкорпорации вроде Роснано или Росатома – по закону они тоже НКО».

По словам г-жи Гнездиловой, заявление о миллиарде долларов должно было настроить общество против НКО: «Ведь люди уверены, что НКО – это структуры гражданского общества, которые в регионах консультируют кого-то. А это гораздо более широкое понятие».

В понедельник же ответ на аналогичный запрос пришел блогеру Максиму Ефимову, который скрывается в Эстонии от преследования по делу об экстремизме – в конце 2011 года блогер опубликовал в Интернете статью с критикой взаимоотношений государства и церкви. В документе, который пришел Ефимову из Министерства юстиции, говорится, что данные об иностранном финансировании НКО предназначены только для служебного пользования: «Вышеуказанные сведения относятся к служебной информации ограниченного распространения и на основании пункта 1.7 Постановления №1233 не подлежат разглашению без соответствующей санкции Росфинмониторинга». Максим Ефимов в беседе с «НИ» назвал ответ Минюста «смехотворным»: «В условиях истеричной кампании против правозащитных НКО скрывать от людей источник данных очень странно. В реальности этого миллиарда долларов просто не существует». По мнению собеседника «НИ», власть хочет «навесить на НКО ярлык «пятой колонны», организаций, которые продались врагам России и ведут здесь подрывную деятельность».

Опрошенные «НИ» эксперты также сомневаются в том, что правозащитные, благотворительные и экологические организации действительно могли получить из-за рубежа названную сумму. «Мне кажется, цифра либо просто взята из воздуха, либо стала результатом недобросовестных вычислений: скажем, кроме гранта организация получает законную прибыль от какой-то другой деятельности, а чиновники приплюсовали этот доход к полученному зарубежному гранту», – рассуждает в беседе с «НИ» заместитель директора Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ Светлана Авдашева. При этом, по ее словам, об ошибке в расчетах и речи быть не может: «Такая неаккуратность не сопровождалась бы политическими действиями в отношении НКО. Это именно попытка очернить НКО перед обществом».

Миллиард, скорее всего, был, однако получили его отнюдь не правозащитники, а госкорпорации и инвестфонды с огромным финансовым оборотом, полагает в беседе с «НИ» член Совета при президенте по правам человека Елена Тополева-Солдунова. По ее словам, чтобы избежать появления сомнительных данных, нужно реформировать закон об НКО и установить более четкие различия между разными организационно-правовыми формами НКО: «Действующий закон об НКО со всеми поправками последних лет похож на лоскутное одеяло, очень ветхое и рваное. Это и приводит к появлению некорректных финансовых данных».

Тем временем Национальный благотворительный фонд (НБФ) продолжает принимать заявки на президентские гранты для некоммерческих организаций. В этом году их совокупный объем составит аж 2 млрд. 320 млн. рублей – это более чем в десять раз меньше суммы, которую НКО, по официальным данным, получили из-за рубежа за конец 2012 и начало 2013 года. При этом, по словам президента НБФ Владимира Носова, объем президентской субсидии общественникам по сравнению с прошлыми годами увеличился в разы.

Опубликовано в номере «НИ» от 29 мая 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: