Главная / Подмосковье / 15 Мая 2013 г.

Сын за отца не получает

Офицеру отказываются давать квартиру, не признавая приемного ребенка членом семьи

АННА АЛЕКСЕЕВА

Семье подполковника Константина Баштырева чиновники жилищного департамента Минобороны предлагают отказаться от положенной ему двухкомнатной квартиры. Вчера подполковнику прислали очередную отписку, гласящую, что приемный сын Баштырева, которого офицер вырастил, членом его семьи не является. Опрошенные «НИ» юристы утверждают, что в законодательстве нет понятия «приемный – неприемный». Чиновники же находят все новые поводы не включать членов семей военнослужащих в число нуждающихся в жилье.

Редкому офицеру жилье достается без боя.<br>Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
Редкому офицеру жилье достается без боя.
Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
shadow
О семье Баштыревых «НИ» уже рассказывали в 2011 году. Подполковник Константин Баштырев, отслуживший в ракетных войсках стратегического назначения более 20 лет, был уволен из армии еще в 2010 году. Тогда Константин Баштырев подал заявку на квартиру в подмосковных Балашихе или Подольске, но ни там, ни там ему квартиры не нашлось, а нашлась в Серпухове. Подполковник согласился на Серпухов и в июне отправил документы в Западное региональное управление департамента жилищного обеспечения Минобороны. Там документы потерялись.

По словам супруги подполковника Натальи Баштыревой, судьба документов была неизвестна до октября 2012-го. К тому времени, как документы нашлись, сын Натальи от первого брака, проживающий с матерью и отчимом, стал совершеннолетним. И в департаменте жилищного обеспечения Минобороны у Баштыревых потребовали написать добровольный отказ от двухкомнатной квартиры взамен на однокомнатную, ссылаясь на то, что «ребенок не является членом семьи военнослужащего», рассказала «НИ» г-жа Баштырева. По ее словам, «нас заставляют отказаться от двухкомнатной квартиры, положенной по квадратным метрам и на моего сына. Сейчас наша семья проживает в общежитии на 17 квадратных метрах. Это служебное жилье мы обязаны сдать». Супруга подполковника говорит, что она и ее муж пытались получить хоть какие-то официальные документы, из которых было бы понятно, на основании чего им не выдают договор соцнайма на двухкомнатную квартиру: «Написали заявление, муж принес в департамент на Садовую-Спасскую. Там отказались принять заявление: дескать, мы таким не занимаемся».

По словам экспертов, отказ включать приемного сына в число членов семьи незаконен. Военный юрист Арам Хачатрян пояснил «НИ», что, «если ребенок был включен в личное дело военнослужащего, он считается членом семьи» и «подполковник должен истребовать из военного комиссариата справки о составе семьи, а свидетельские показания о том, что он воспитывал все эти годы ребенка, заверить у нотариуса». Председатель общероссийского профсоюза военнослужащих Олег Шведков в беседе с «НИ» подтверждает: «Если сын был записан в личном деле на этапе подачи документов на квартиру, нет понятия приемный – неприемный».

Однако г-жа Баштырева говорит, что ребенок не был включен в личное дело мужа: «Нужно подавать в суд для того, чтобы ребенка внесли в личное дело. У нас на тот момент оснований для этого не было, а по умолчанию детей в дело не заносят. Мой ребенок ездил за отчимом по казармам и общежитиям, а теперь получается, что он не «член семьи» и на улучшение жилищных условий не претендует». Женщина опасается, что, пока будут длиться разбирательства, семья может оказаться на улице: «Общежитие, где мы сейчас проживаем, – единственное жилье. Хорошо, что пока нас не трогают. Но рано или поздно нам скажут: жилье вам предоставлено два года назад, почему вы до сих пор здесь?»

После майских праздников Наталья Баштырева обнаружила в почтовом ящике очередное письмо-отписку, адресованное ее мужу: «Сын вашей жены не является членом семьи военнослужащего, он может претендовать на квартиру при наличии решения суда и занесении молодого человека в личное дело отчима». Теперь Баштыревы собираются подавать заявление в суд, чтобы сына признали членом семьи нанимателя жилого помещения.

В департаменте жилищного обеспечения на звонки «НИ» не ответили. Кого из членов семьи считать или не считать нуждающимся в жилье – одна из самых обсуждаемых тем на интернет-форумах военнослужащих. Например, на супругу офицера, прописанную у родителей, квадратные метры не положены, даже если она живет не с родителями. Бывает и так, что жена офицера получает в наследство полдома в глухой деревне и ее вычеркивает из списка нуждающихся. Если женщина продает эту лачугу, ее признают «намеренно ухудшившей свои жилищные условия».

В феврале 2013 года «НИ» рассказывали о подполковнике Александре Шевченко, семье которого отказывались предоставить двухкомнатную квартиру в подмосковной Балашихе под предлогом того, что минимальные нормы обеспечения жильем за время, пока подполковник ждал квартиру, уменьшились с 15 до 10 квадратных метров, а проживающая вместе с офицером внучка членом его семьи не является. Однако после публикации «НИ» квартиру подполковнику Шевченко дали.

Тем самым новое руководство Министерства обороны наглядно продемонстрировало, что отношение в армии к офицерам-очередникам заметно изменилось. Вопрос лишь в том, когда эту тенденцию увидят и чиновники среднего звена. Но теперь семья офицера Баштырева надежды не теряет.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 мая 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: