Главная / Подмосковье / 19 Апреля 2013 г.

Бомжиха с младенцем

Нехватка средств грозит выгнать на улицу женщин из приюта молодых мам

Диана ЕВДОКИМОВА, Гийом ШОВЕН (фото)

Благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» опубликовал на днях на своем сайте просьбу о помощи одному из своих проектов – «Теплому дому». Это подмосковный центр временного пребывания для недавно родивших женщин, которым больше некуда пойти. Если средства на оплату аренды не удастся собрать, мамы с детьми вновь окажутся на улице. На женщин без местной прописки помощь государства не распространяется, утверждают эксперты.

shadow
Приют для молодых мам «Теплый дом» находится в подмосковных Мытищах. Это двухэтажный коттедж, огороженный забором. Анастасия Салмина, администратор дома, проводит экскурсию для корреспондента «НИ». При входе на кухню на шкафчике висит график дежурств. Рядом – детский манеж, диван и несколько сидений для малышей. В одном из них улыбается семимесячный Ярослав. В другом – годовалая Рита грызет печенье.

Всего в «Теплом доме» сейчас проживают шесть семей. «Мы начали проект два года назад, – рассказывает «НИ» президент фонда Елена Альшанская, – Сначала у нас возникла служба по профилактике отказов от детей». Специалисты выезжали в роддом, разговаривали с мамой, и, если та решала сохранить ребенка, фонд оказывал психологическую и материальную поддержку. «Первое, с чем мы столкнулись, – большое число мам вынуждено отказываться от ребенка только потому, что им некуда с ним пойти», – говорит г-жа Альшанская. Тогда фонд решил открыть центр временного проживания. Деньги на содержание приюта собрали из пожертвований.

Семимесячный Ярослав играет в манеже, разглядывает людей в комнате и все время улыбается. Иногда мама Оксана (фамилию женщина просила не называть) берет его на руки, а мальчик вставляет в разговор взрослых свои реплики, ему одному понятные. «Сама я из Приднестровья, в 2010 году приняла гражданство России», – рассказывает Оксана. Она поступила в столичный университет и даже нашла работу по специальности – конструктором. Вскоре забеременела от молодого человека, с которым снимали квартиру. «Здесь и начались проблемы», – вздыхает Оксана. С работы ее заставили уволиться по собственному желанию. В университете пришлось взять академический отпуск. Затем последовал разрыв с молодым человеком, который «говорил, что протянем, но денег не зарабатывал», и она решила, что дальше ей придется тянуть на своих плечах обоих.

По словам Оксаны, после расставания ее молодой человек написал на своей страничке в соцсети: «Ура! Я свободен!». Оксана же вернулась домой в Приднестровье. Но вскоре разругалась с родителями и уехала обратно в Москву. До родов она жила у знакомой. А после – позвонила в фонд, и встречать Оксану из роддома приехали психологи и волонтеры. «Они привезли все необходимое для выписки. Я не могла поверить, что чужие люди проявили ко мне большее участие, чем мои родители», – говорит Оксана. Сейчас она восстановилась в университете и ищет работу. С родителями же не общается до сих пор.

Обычно женщины находят фонд сами через объявления в роддомах. Кроме того, с тремя столичными роддомами налажено сотрудничество, и оттуда могут позвонить и сообщить о потенциальных отказниках. Психолог фонда Татьяна Арчакова приезжает и разговаривает с мамой. По словам г-жи Арчаковой, убедить не отказываться от ребенка удается в 60% случаев. А если женщина осознает, что отсутствие крыши над головой – единственная причина отказа, то она с малышом переезжает в «Теплый дом».

С каждой мамой, которая сюда прибывает, заключается договор на полгода с возможностью продления. Кто-то уходит раньше, кто-то позже: самым долгим был срок в полтора года. Встать на ноги молодой маме помогают юристы фонда, которые оформляют или восстанавливают женщинам документы, занимаются их трудоустройством. Раз в неделю с обитательницами «Теплого дома» проводят занятия для молодых родителей, еще дважды в неделю – различные тренинги.

shadow Чаще всего отказываются от детей мигрантки из бывших советских республик, рассказывает психолог Арчакова: «Среди них много таких, кто готов к материнству, любит ребенка, но им физически некуда деваться – у них дома настроены против ребенка, в съемное жилье с ним не пускают». В группу риска попадают также выпускницы детских домов, у которых нет близких. Еще одна категория – приехавшие из провинции студентки столичных вузов: за все время существования «Теплого дома» таких «клиенток» была четверть.

На помощь от государства такие женщины рассчитывать не могут. В Москве, по словам г-жи Альшанской, есть два государственных кризисных центра, которые принимают женщин с детьми: «Надежда» и «Маленькая мама». «Но они принимают только жителей Москвы, и у них короткий срок пребывания. Сейчас у нас живет мама, которая имела московскую прописку, но потеряла квартиру. Для такой мамы тоже нет возможности устроиться в московское учреждение», – объясняет Альшанская.

Администратор Анастасия продолжает показывать дом. Справа от кухни – дверь в большую комнату, где рядом с тремя кроватями и манежем расположилась коричневая лошадка-качалка. На одной из кровати лежат неразобранные вещи со склада. Поднимаемся на второй этаж и попадаем в большой холл. У стены стоят шкафы, заставленные игрушками, памперсами, салфетками и другими необходимыми в хозяйстве вещами. В холле – четыре двери: первая ведет в комнату Оксаны и Ярослава. В третьей комнате живет Вера с восьмимесячной дочкой. В ее комнату удается заглянуть лишь через приоткрытую дверь: девочка спит. Дальше – просторный балкон, где черная кошка греется на весеннем солнышке.

Хотя дочке Веры восемь месяцев, в «Теплом доме» они появились лишь месяц назад. «Я тоже из Молдавии. Приехала в 2009 году в Москву. Работала продавцом-консультантом. Гражданства у меня нет», – рассказывает Вера. Сообщить родителям о своей беременности, а потом и о рождении ребенка Вера побоялась: там, где они живут, женщина с внебрачным ребенком – позор для семьи. Молодой человек Веры на беременность отреагировал спокойно, но после родов отношения разорвал. Вера скиталась по съемным квартирам, а затем жила на работе. Теперь Вера снова собирается работать. Она уже нашла жилье и вскоре съедет из «Теплого дома».

Помощи от государства приют не получает. Елена Альшанская говорит, что заявку на грант подали, но деньги если и поступят, то не раньше следующего года: «Чиновники стоят на том, что могут оплачивать только работу с людьми, которые имеют регистрацию».

«Сейчас в России мамам с детьми, особенно без прописки, деваться некуда, кроме как обратиться к общественникам», – подтверждает «НИ» председатель правления РОО «Право ребенка» Борис Альтшулер. Замруководителя департамента социальной защиты населения Москвы Алла Дзугаева сообщила «НИ», что создание центра поддержки женщин с детьми есть в планах ведомства: «Это могут быть женщины в трудной жизненной ситуации, даже иногородние». По словам г-жи Дзугаевой, сейчас решается и вопрос о субсидировании некоммерческих организаций, которые оказывают помощь молодым матерям в трудной ситуации.

Опубликовано в номере «НИ» от 19 апреля 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: