Главная / Газета 17 Апреля 2013 г. 00:00 / Общество

Чужие

Большинству выпускников детдомов не удается адаптироваться к самостоятельной жизни

ДИАНА ЕВДОКИМОВА

Детдома обяжут отвечать за то, в какой мере их воспитанникам удалось получить жилье и насколько они подготовлены ко взрослой жизни. Такие поправки в законодательство представила в понедельник рабочая группа думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей. Пока же, по данным помогающих сиротам общественных организаций, адаптироваться к самостоятельной жизни удается не более 10% выпускников детдомов. При этом четверть бывших детдомовцев не идут никуда учиться, 40% оказываются без жилья, а каждый десятый в течение года после выпуска совершает самоубийство. Власти же с этого года ставят нуждающихся в жилье детдомовцев в общую очередь.

Брошенные один на один со своими проблемами в детстве, выпускники детдомов часто остаются в одиночестве и во взрослой жизни.
Брошенные один на один со своими проблемами в детстве, выпускники детдомов часто остаются в одиночестве и во взрослой жизни.
shadow
Выпускницы одного из детдомов Санкт-Петербурга Татьяна Белова и три ее сестры (одна из которых инвалид детства) оказались в ветхой коммуналке, построенной более ста лет назад. Горячей воды в доме не было, и мыться сестры ходили в баню, а когда летом она не работала, напрашивались к друзьям, рассказала «НИ» Татьяна Белова. Ждать пригодную для жизни квартиру пришлось более двух лет. После многочисленных обращений к властям, в том числе писем к президенту, Беловых переселили в «трешку». Правда, девушка считает, что их обманули и здесь: четверым сестрам приходится жить в трех комнатах, две из которых малогабаритные – 11 и 12 квадратных метров.

По статистике фонда «Поможем друг другу», бездомными оказываются 4 из 10 выпускников детских домов, а 85 тыс. детей-сирот не имеют закрепленного жилья. Между тем с 1 января 2013 года вступили в силу поправки в законодательство, согласно которым сироты будут ждать жилье в общей очереди нуждающихся. По закону на квартиры могут претендовать как не имеющие жилья, так и те, чье жилье за время пребывания ребенка в детдоме пришло в негодность. Потом с сиротой заключат договор социального найма, причем в первые пять лет квартиру нельзя будет ни продать, ни обменять. Это сделано, чтобы бывших детдомовцев не обманули квартирные мошенники.

Однако на практике многие выпускники детдомов вынуждены соглашаться на самое худшее жилье, чтобы иметь хоть какую-то крышу над головой. Так произошло с Натальей Борисовой из Башкортостана. Девушку поселили в старом деревенском доме, в котором не было ни света, ни воды, ни газа. «Я взяла что дали. Затем поехала в органы опеки и попечительства и начала задавать вопросы, каким должно быть жилье для сирот. Мне ответили, что им ничего не известно», – рассказывает «НИ» г-жа Борисова. Тогда девушка приватизировала дом и обратилась в управление архитектуры, чтобы признать дом аварийным. Приехала комиссия, которая вынесла заключение, что дом подлежит сносу, а Борисовой положено новое жилье. Его девушка ждет уже шесть лет.

Проблему с нехваткой квадратных метров для сирот в каждом регионе решают по-своему. Например, в Санкт-Петербурге есть социальная гостиница «Мечта», существующая за счет средств города. Туда селят бездомных выпускников детдомов. «Гостиница должна быть промежуточным звеном между закрытым учреждением, таким как детский дом, и самостоятельной жизнью», – сказала «НИ» директор «Мечты» Вера Магомедова. «В Санкт-Петербурге задолженность в отношении предоставления жилья выпускникам уже длительный период отсутствует», – заверяет «НИ» ведущий специалист Комитета по образованию Санкт-Петербурга Светлана Жукаускиене. По ее словам, ребенок, которому необходимо отремонтировать жилое помещение, ставится за год до выпуска на учет и выпускается только после того, как будет осуществлен ремонт.

По закону органы опеки должны отслеживать, как живут выпускники детдомов до достижения 23 лет. Однако, по словам экспертов, в большинстве случаев следить не успевают, а помогать – тем более. Ежегодно из детских домов выходят 13–15 тыс. выпускников. По данным общественной организации «Успешные сироты», устроиться во взрослой жизни удается только 7–10% из них. В вузы поступают не более 5–7% детдомовцев, около 70% поступают в ПТУ, а примерно четверть не учатся нигде. При этом каждый десятый бывший детдомовец в течение года после выпуска совершает самоубийство.

Помимо жилищных проблем выпускники детских домов сталкиваются с затруднениями социального, психологического, бытового и юридического характера. Многие детские дома благодаря большому общественному вниманию к сиротам забыли о материальных проблемах. Не думают о них и дети – им готовят, за них убирают, объясняет «НИ» координатор адаптационного центра постинтернатного сопровождения на базе общественной организации «Домик детства» в Самаре Станислав Дубинин: «Детский дом создает благополучие здесь и сейчас. К этому благополучию дети привыкают. У детей теряется мотивация на будущее, на развитие, ведь у них все есть. Поэтому они выходят и год-два живут в состоянии эйфории, свободы, считая, что, если что-то с ними произойдет, им обязательно помогут».

Станислав Дубинин, по его словам, уже помог примерно сотне бывших детдомовцев: «Дети-сироты часто социально не адаптированные. Ко мне как-то пришла девочка, села в коридоре и плачет навзрыд. Оказалось, получила стипендию, сняла 500 рублей и потеряла карточку. Рыдает, спрашивает, как жить дальше. Я повел ее в банк, сняли наличные, заблокировали карточку и заказали новую. Она даже заявление на новую карточку переписывала три раза, так как не была приучена к подобным процедурам».

shadow «Нам чуть ли не каждый день вдалбливали, чтобы мы взрослели, учились всему, говорили, что пригодится. А я не хотела этого, жила одним днем. Думала, что выпущусь и все будет так же легко, как в детском доме. Только потом я поняла, что в жизни совсем по-другому, другие люди, другие правила. Только там, в любимом доме детском, мир крутился вокруг нас», – рассказывает «НИ» одна из выпускниц самарского детского дома Кристина Морозова. Она подтверждает, что «по выходу из детского дома мы не научились распоряжаться режимом дня, могли позволить себе проспать учебу, с деньгами обращались неэкономно, на что глаза смотрели, то и покупали, и столкнулись с тем, что, оказывается, совсем не умеем находить общий язык с окружающими». Кристина до сих пор не может быть одна и даже до магазина ходит с подружками. Ей пришлось решать и жилищную проблему. Она выпустилась в апреле 2012 года и до сих пор собирает документы для получения собственной квартиры: «Собирать их нелегко: то туда отправят, то там откажут, то нагрубят и пошлют куда подальше».

«Когда мы выпустились из детского дома, мы были как слепые котята», – рассказывает «НИ» другая подопечная Станислава Дубинина – Софья Столярова. Девушка признается, что успела совершить несколько ошибок: «Я взяла в кредит телефон и не подумала о последствиях».

Формально в детских домах существуют предметы, посвященные социальной адаптации, причем преподаются они с 5-го класса. По мере взросления ребенка ему дается информация на социально-бытовые темы, о том, как обращаться в различные инстанции, например в больницу или на почту. «В детском доме, пытаясь готовить детей к самостоятельной жизни, воспитатели побуждают детей к самостоятельному решению своих проблем, а после выхода из учреждения эта мотивация пропадает. Нет сопровождающего лица, которому ребенок доверял бы, нет человека, который смог бы подтолкнуть его к определенным действиям», – поясняет «НИ» руководитель проекта «Успешные сироты» Александр Гезалов: «Умение заполнять заявление в рамках детского дома не гарантирует, что воспитанник заполнит заявление в каком-то другом месте».

«Система детских домов построена так, что в этих закрытых учреждениях нет адаптации к самостоятельной жизни», – считает психолог, руководитель социального проекта «Подготовка детей-сирот к жизни после детского дома» Елена Прудникова. По ее словам, там, где дети-сироты еще ходят в школы, есть хотя бы опыт общения с другими людьми. Там же, где обучение проходит в стенах детского дома, никакой адаптации не происходит. Такие дети даже не знают, как поехать куда-то на общественном транспорте. Г-жа Прудникова полагает, что в этом виноват и персонал детдомов: «Воспитатели заинтересованы в том, чтобы дети были послушными. Толпой управлять легче, чем каждой отдельной личностью, имеющей свое мнение». При этом и Елена Прудникова, и Станислав Дубинин указывают, что сирот сложно готовить к жизни в рамках детского дома еще и потому, что любая их работа будет расценена проверяющими ведомствами как использование запрещенного законом детского труда.

В некоторых детских домах все же пытаются экспериментировать. Так, в ульяновском детском доме «Соловьиная роща» воспитанники живут в восьми квартирах, вмещающих до десяти детей каждая. Ребят еще в юном возрасте приучают самим себя обслуживать: стирать собственные вещи, гладить их. По выходным дети сами готовят еду. Именно в этом детском доме в конце марта по инициативе ульяновского регионального благотворительного фонда «Дари добро» прошел первый социальный ЕГЭ. Старшим детям были выданы деньги и задание: приготовить блюдо. Ребята должны были пойти в магазин и купить все необходимое, уложившись в определенную сумму. Справились все, а воспитатели отметили, какие трудности возникли в ходе акции.

По словам Елены Прудниковой, в московском детском доме № 59 она совместно с психологами учреждения проводит фильмотерапию с детьми от 14 до 18 лет: «Мы подбираем такие фильмы, которые связаны с их проблемами. Смотрим, обсуждаем». По словам г-жи Прудниковой, дети, глядя на героев фильмов, решают собственные проблемы. Александр Гезалов в свою очередь развивает онлайн-консультирование детей-сирот: через сайт проекта «Успешные сироты» детдомовец может получить помощь юриста, психолога, узнать подробнее об учебе, работе, жилье, семье, отдыхе. Кроме того, у проекта есть офис, куда можно лично прийти и получить помощь.

Постинтернатным сопровождением занимается и благотворительная организация «Росток». Она оказывает поддержку бывшим воспитанникам Бельско-Устьенского дома-интерната для умственно отсталых детей в Псковской области. У «Ростка» несколько проектов. Есть социальная гостиница – деревенский дом, в котором временно проживают ребята после выпуска и где их обучают навыкам самостоятельной жизни. Также можно поселиться в учебном доме самостоятельного проживания. В нем нет воспитателей и помощников. Ребята предоставлены самим себе, и у них есть возможность применить полученные знания и опыт. Также существует социальный дом для девушек. Их учат вести домашнее хозяйство, готовить, вязать. Есть детская деревня «Федково» – дом из четырех автономных квартир. В них проживают пять детей в возрасте от 13 до 21 года в двух приемных семьях. Ребята считают друг друга братьями и вместе работают над построением отношений. Помимо этого они учатся ведению домашнего хозяйства, планированию бюджета, работают.

«Зачастую у умственно отсталых детей один путь: из специализированного детского дома их помещают в интернаты для взрослых психоневрологического профиля или в дом престарелых», – говорит психолог «Ростка» Юлия Курчанова. Она считает, что дети с ограниченными возможностями здоровья тоже могут социализироваться, но их к этому нужно подтолкнуть.

В понедельник в Госдуме пришли к выводу, что необходимо на детдома возложить ответственность за обеспечение бывших детдомовцев жильем и за их подготовку к самостоятельной жизни. Станислав Дубинин уверен, что для успешной адаптации нужно от крупных детдомов переходить к малокомплектным, в которых живут по 7–10 сирот. Кроме того, «нужно позволить детям раньше быть самостоятельными – чаще выводить детей в театры, музеи, в которых действительно интересно» По словам г-на Дубинина, современная ситуация приводит к тому, что неустроенные выпускники приходят в детский дом и начинают заставлять младших что-то для них воровать либо идут на преступление сами и попадают в тюрьму.


ЧТО ПОЛОЖЕНО ДЕТЯМ-СИРОТАМ
При выходе из детдома дети-сироты получают выплату, размер которой в каждом регионе свой. В Москве выплата составляет 24 тыс. рублей. С 2013 года сироты утратили право льготного поступления в вузы, но если они туда поступят, то могут рассчитывать на двойную стипендию, а также ежегодное пособие в 6 тыс. рублей на покупку учебников и канцелярских товаров. Когда сирота заканчивает учебное заведение, ему положена выплата в размере 79,4 тыс. рублей. Кроме того, если сирота сразу же не найдет работу, в течение полугода ему положено пособие в размере средней зарплаты по региону. В Москве это составляет 45 тыс. рублей, в Калужской области – около 32 тыс. рублей, а в Красноярском крае – около 28 тыс. рублей. Кроме того, до достижения 23 лет сиротам положен бесплатный проездной на все виды общественного транспорта, кроме коммерческих маршруток.
Подготовили Диана ЕВДОКИМОВА и Татьяна РЫЧАГОВА

НЕМЕЦКИЕ СИРОТЫ БОРЮТСЯ С ПОПЕЧИТЕЛЯМИ ЗА САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ
Поскольку Германия государство «социальное» и защищены все граждане во всех отношениях – медицинская страховка, крыша над головой, денежное пособие для не имеющих работы, стипендии для учащихся, то каких-то особых привилегий для выпускников детских домов просто не требуется. Жилье в Германии имеют все. Но есть так называемые социальные квартиры, которые сдаются по сниженной цене. Если у человека недостаточно денег для оплаты и такой квартиры, он получает доплату от специального ведомства, или же социальная служба полностью берет на себя оплату жилья. Если у молодого человека совсем нет средств к существованию, то до того момента, как он найдет работу, он, естественно, будет получать пособие, его квартира будет оплачиваться так же, как и его медицинская страховка. В немецкие университеты вступительных экзаменов нет, поэтому если средний балл аттестата после окончания школы соответствует условиям поступления на тот или иной факультет, то молодой человек будет зачислен. Скидок в связи с тем, что ребенок вырос в детском доме, не предусмотрено. Но поступить учиться, чтобы приобрести ту или иную специальность, проблем нет. Организация, ведающая положением детей, – Югендамт – не оставляет молодых людей из детских домов и после 18 лет. Иногда молодые люди даже хотят отделаться от этого пристального внимания, чтобы чувствовать себя более самостоятельными и свободными, но это им удается с трудом.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

Опубликовано в номере «НИ» от 17 апреля 2013 г.


Смотрите также

Около тысячи подмосковных сирот обрели в этом году новые семьи


Точечное давление

Вологодские власти отстаивают строительство сиротского «гетто»

Семьи за семью печатями

За последние 10 лет число иностранных усыновителей российских детей сократилось десятикратно

Семейный бизнес

Усыновление сирот в России постепенно теряет популярность

Деньги на жилье для сирот пустили на зарплату чиновников


Москва дала «добро»

Испанцам официально разрешили усыновлять детей из России

Госдума разрешила усыновлять детей в Испанию


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: