Главная / Газета 14 Марта 2013 г. 00:00 / Общество

«Из-за ноля промилле будут невинно осужденные, как есть сейчас невинно лишенные прав»

Экс-начальник ГИБДД, член Совета Федерации Владимир Федоров

ДИАНА ЕВДОКИМОВА

Вчера Госдума приняла в первом чтении законопроект, вводящий уголовную ответственность и штраф в размере 200 тыс. рублей за неоднократное вождение автомобиля в состоянии опьянения. В интервью «НИ» член Совета Федерации и бывший начальник ГИБДД России Владимир ФЕДОРОВ рассказал, почему не голосовал бы за этот законопроект и зачем в закон нужно вернуть норму о допустимом содержании алкоголя в крови.

shadow
– Насколько целесообразно принимать законопроект об ужесточении ответственности за пьяную езду в том виде, в котором он представлен сейчас?

– На мой взгляд, нецелесообразно. Я бы за него не голосовал. Чтобы наказывать, надо определить, за что наказывать. В чем состав правонарушения? Что такое пьяный водитель? Возникает вопрос о тех же пресловутых промилле, нормативе алкоголя в крови. Необходимо определить, с какого момента водитель считается пьяным. После этого можно говорить об ответственности, ужесточении и так далее.

– А что вы думаете о существующей норме в ноль промилле?

– Ноля не бывает в природе. Ни в технике, ни в человеческом организме. Все имеет свою погрешность. Более того, существует международное соглашение, которое подписал еще Советский Союз, а мы как Россия его признали. Существует Конституция, где четко сказано, что международные договоры выше наших законов. В данном случае международное сообщество и Конвенция о дорожном движении четко говорят о том, что каждое государство должно установить свой норматив алкоголя в крови: не более 0,5 промилле. Вся Европа подписала это соглашение. Есть страны, которые определили ноль. А у нас даже ноль юридически нигде не записан и не определен.

– Как же тогда наказывают водителей?

– Наказывают за пьяное состояние, которое нигде не определено юридически. Ни в одном законе не записано, что у нас установлен ноль. Раньше в 2007 году, когда приняли мою поправку, было записано, что под состоянием опьянения понимается содержание алкоголя свыше 0,3 промилле. А потом это убрали.

– По вашему мнению, какой минимально допустимый уровень алкоголя в крови необходимо установить?

– Я не врач. Пусть это решают врачи. Сегодня они пишут, что погибший человек считается пьяным, если в его крови более 0,5 промилле. Это касается и водителей и пешеходов. А если человек остался жив в результате ДТП, то его сочтут нетрезвым при любом превышении ноля промилле. Кстати, борьба за промилле идет уже лет 15. Первоначально, в 2000 году, медики мне говорили, что надо вводить 0,2, в 2007 году согласились на 0,3 промилле. В любом случае должно быть не меньше 0,2, чтобы убрать все погрешности: и технического прибора, и человеческого организма.

– Значит, возвращать минимально допустимый уровень алкоголя в крови необходимо?

– Обязательно. Я на эту тему бывшему президенту писал, когда он собирался отменить 0,3 промилле в 2010-м. Ответ получил такой: жили с нулем и будем дальше жить. А мы жили с ним до 2007 года.

– Получается, что норма просуществовала всего три года…

– Да. Причем ничем себя не запачкала. Не стало ни больше пьяных за рулем, ни больше ДТП. В 1990 году, когда было создано МВД России, каждый четвертый в стране водитель, совершивший ДТП, был пьяным. Сегодня таких порядка 8%. Согласитесь, дистанция огромного размера. В 90-е годы около восьми с лишним тысяч гибло из-за пьяных водителей, а сегодня 2,5 тысячи. Это тоже много, но, согласитесь, есть подвижки.

– Насколько велика вероятность возврата в законодательство уровня промилле, хотя бы в 0,2?

– Я же не гадалка. Это надо спросить у Владимира Владимировича. Однако нас учили верить в светлое будущее. Бороться я за это буду, а предполагать что-то сложно. Я понимаю, что Дмитрию Анатольевичу сложно пойти на попятную. Тут уже роль играет не политика, а психология.

– Что ждет водителей, если законопроект в этом виде начнет действовать?

– Мир не рухнет, но довольно большое количество людей может получить наказание не за дело. Будут невинно осужденные, так же, как есть сейчас невинно лишенные прав. Ко второму чтению будем вносить поправки и вводить эти 0,2 или 0,3 промилле в этот же закон.

– Как вы в целом относитесь к ужесточению наказаний для водителей?

– Положительно. Я не знаю ни одной страны, где за последние 25 лет снизили наказания для водителей. Хотя одну страну я знаю – это Россия. Это произошло в 1997 году, когда отменили балльную систему. Потом пошли ужесточения. А во всех остальных странах Европы наказания все растут и растут. Нужно ужесточать, но смотреть, за что. Есть нарушения, которые влекут за собой ДТП и за них надо ужесточать ответственность. А есть формальные нарушения правил, которые не влекут за собою тяжкие последствия. За них тоже надо наказывать, но, может быть, не так жестко.

– А какие именно нарушения вы считаете серьезными?

– За разговоры по телефону надо повышать ответственность. Это очень большое отвлечение. Посмотрите сами, сколько людей ездит с телефоном у уха и одной рукой пытается что-то сделать. Не применяются у нас и детские удерживающие кресла. Посмотрите, сколько детей у нас гибнут как пассажиры. За те же непристегнутые ремни безопасности тоже надо повышать. Я сам внес такое предложение, и оно уже прошло первое чтение. Некоторые говорят: моя жизнь, хочу пристегиваюсь, а хочу нет. От этого надо уходить.

Опубликовано в номере «НИ» от 14 марта 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: