Главная / Газета 14 Марта 2013 г. 00:00 / Общество

Добровольческая армия

«Народные активисты» все чаще берут на себя функции, с которыми не справляется государство

МАРГАРИТА АЛЕХИНА

В минувший понедельник в Чувашии добровольная пожарная дружина спасли от огня деревню Второе Чемерчеево. Волонтеры потушили пожар до того, как в деревню добрались профессионалы из МЧС. Труд волонтеров становится востребованным во многих ведомствах, которые все чаще создают «народные» подразделения. Зачастую это лишь подтверждает беспомощность институтов власти в решении актуальных проблем, считают эксперты. Чиновники же объясняют создание дружин не собственной неэффективностью, а необходимостью развивать гражданское общество.

В дружинники идут за правами без обязанностей, но часто получают обязанности без прав.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
В дружинники идут за правами без обязанностей, но часто получают обязанности без прав.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Пожар в чувашской деревне Второе Чемерчеево начался в понедельник утром. Вначале загорелась баня в хозяйстве 82-летней пенсионерки, затем по кровле огонь распространился на другие постройки и был готов перекинуться к соседям. Первыми на помощь подоспели местные пожарные добровольцы, сообщается на сайте управления чрезвычайных ситуаций по Чувашии. По сведениям МЧС, до приезда профессиональных спасателей дружинники успели локализовать очаг возгорания и фактически потушить пожар. Пожарным же осталось только оценить ущерб от происшествия – 10 тыс. рублей.

Добровольческие объединения зачастую оказываются эффективнее официальных профильных ведомств, однако все чаще работают под их началом, рассказал «НИ» начальник штаба Московской городской народной дружины Владимир Семерда. По его словам, сейчас в МГДН числятся 19 тыс. человек: «У нас есть спецдружины по метрополитену, по безопасности дорожного движения, транспортная дружина на вокзалах на базе МИИТа, дружина спасения на водах. Есть подразделения социальной защиты, которые занимаются бомжами и попрошайками. Мы работаем с Федеральной службой исполнения наказаний, проверяя, как живут условно осужденные». С этого года с санкции столичного департамента жилищно-коммунального хозяйства добровольцы также проводят рейды по квартирам, хозяева которых сдают их без ведома налоговой инспекции.

Самая громкая инициатива последних недель – «миграционные патрули», которые, по замыслу Федеральной миграционной службы, должны искать нелегальных приезжих «на станциях метрополитена, вокзалах, транспортных узлах и в других местах массового присутствия людей». Согласно заявлению на сайте ФМС, помимо «разъяснения миграционного законодательства российским и иностранным гражданам, выявления лиц, нарушающих миграционное законодательство», патрули будут «проводить работу по профилактике административных нарушений». Глава ФМС Константин Ромодановский уже предложил создать такие патрули в каждом российском городе-миллионнике, посетовав при этом на нехватку ресурсов у ФМС: «Незаконные мигранты могут использовать для проживания объекты различной инфрастуктуры и осуществлять на них трудовую деятельность. Это и частные дома, и квартиры, и промышленные объекты, и транспортные узлы, и аэропорты, и общественные места. Такой объем объектов не может постоянно контролироваться сотрудниками миграционного контроля».

Привлекать граждан к решению проблемы нелегальной миграции и вообще к охране правопорядка – здравая идея, убежден в беседе с «НИ» председатель Общероссийского профсоюза негосударственной сферы безопасности Дмитрий Галочкин: «Но каждую инициативу можно довести до абсурда. Привлечь дружинников с улицы – одно дело, а набрать их из общественных организаций с историей и репутацией – другое. У организаций есть ресурсы для пропаганды, воспитания, формы юридической защиты своих членов».

Однако первыми интерес к антимиграционным дружинам проявили как раз представители общественной организации – а именно движения с красноречивым названием «Русские», во главе которого стоял бывший национал-большевик Дмитрий Демушкин. «Такие дружины вредны и опасны, так как фактически легитимизируют ксенофобские настроения в обществе. У людей появляются квазизаконные санкции реализовывать самые несимпатичные свои наклонности», – заявила «НИ» руководитель программы «Право на убежище» Института прав человека Елена Рябинина.

По словам г-жи Рябининой, создание «миграционного патруля» свидетельствует не столько о слабости ФМС перед потоком нелегалов, сколько о слабости ее перед негативными тенденциями в обществе: «Работая с ФМС, я понимаю, что она не так независима от других госорганов, как хочет казаться. Поэтому она служит инструментом дешевого популизма, основанного на ксенофобных настроениях».

Никаких полномочий, противоречащих закону, у народных дружинников быть не должно, заверил «НИ» глава комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов. По его словам, тенденция к появлению народных дружин связана с тем, что решать актуальные проблемы их только силами госорганов уже не получается, а также с активизацией гражданского общества, которое «безусловно должно помогать государству». Хотя идеи законодательно прописать полномочия народных дружин периодически возникают, сейчас в комитете г-на Нилова подобных инициатив нет: «Даже если будет такой закон – разрешения применять силу у дружинников не будет. Потому что иначе под видом хороших организаций будут создаваться банды разбойников».

Казачий патруль на столичном Белорусском вокзале распугал нищих и повеселил журналистов.
shadow Просто я работаю пособником

Бесплатный труд дружинников все чаще используется городскими подразделениями ГИБДД. Среди городов, где в прошлом или наступившем году начали действовать народные дорожные патрули – Кемерово, Красноярск, Чебоксары, Ростов-на-Дону и Киров. Правда, полосатый жезл добровольцам, как правило, не доверяют. Так, в Красноярске волонтеры с сентября прошлого года служат чем-то вроде штативов для видеофиксаторов: их задача – сидя в укрытии, снимать нарушения на камеру и передавать полученные данные сотрудникам ГИБДД. В Чебоксарах добровольцев год назад стали брать в ночные рейды. Однако всё, что они имеют право делать в ходе патрулирования – наблюдать за работой инспекторов. В Ростове-на-Дону в декабре прошлого года дружинников даже подключили к оформлению протоколов о нарушении Правил дорожного движения, однако не на постоянной основе – акция продлилась всего пять дней, в «тестовом» режиме. О результатах «теста» пока ничего не известно, но повторять акцию городские власти не спешат.

Привлекая к своей работе добровольцев, ГИБДД расписывается в собственном бессилии, убежден в беседе с «НИ» глава Коллегии правовой защиты автомобилистов Виктор Травин: «Я налоги плачу не для того, чтобы государство перекладывало проблему черного рынка извоза или нарушений ПДД и на плечи граждан». По словам Виктора Травина, идея наделять добровольцев всеми функциями инспекторов заведомо плохая: «Категорически никаких функций, кроме как стоять, открыв рот, у таких дружинников не может быть. Дружинник беспомощен, а потому бесполезен».

В постсоветской России попытки нарядить граждан в жилет автоинспектора предпринимались неоднократно, однако хорошие результаты приносили редко. Например, в 2009 году тогдашний губернатор Пермского края Олег Чиркунов описал в своем блоге коррупционную схему, при которой граждане за взятку получали у сотрудников ГИБДД удостоверения «внештатных сотрудников»: такая «ксива» наделяла их неприкосновенностью на дороге. Торговля документами, по словам Чиркунова, принесла местному главку ГИБДД около 15 млн. рублей. Спустя год пользователи ЖЖ-сообщества санкт-петербургских автомобилистов (spb_auto) пожаловались, что дружинники вымогают взятки ничуть не менее успешнее обычных гаишников, однако привлечь их к ответственности за это практически невозможно, потому что должностными лицами госавтоинспекции они не являются.

Казаки-разбойники

Вчера мэр Краснодара Владимир Евланов поручил местным казачьим дружинам контроль за правопорядком на футбольных матчах. Московские же власти в сомнительной эффективности добровольцев с нагайками уже убедились. Так, в ходе ноябрьского рейда на Белорусском вокзале в Москве казаки прогнали с насиженных мест двух попрошаек и одну торговку без лицензии, которые вскоре туда вернулись. Работа патруля настолько впечатлила мэрию, что тем же вечером она поспешно от рейда открестилась, объявив его «личной инициативой атамана».

В сентябре прошлого года казачья дружина в Москве попыталась сорвать выставку изображений участниц Pussy Riot «Духовная брань». В день открытия выставки казаки заблокировали вход и выход выставочного центра «Винзавод». Акция кончилась потасовкой с полицией, однако задержанные казаки вскоре были отпущены. Несколькими днями ранее активисты «казачьей милиции» под знаменем «борьбы с сектами» сорвали кришнаитский фестиваль «Харинама» в Сочи, самовольно задержав одного из членов кришнаитской общины Константина Склярова. Дружинники посадили участника мероприятия в автозак, где продержали сорок минут, после чего отпустили. Незаконное задержание Скляров обжаловать не смог: у казаков не было нагрудных знаков, а удостоверений они ему не предъявили, и кришнаит так и не узнал имен своих обидчиков. Отметим, что приказ о формировании казачьих дружин при полиции был подписан в августе прошлого года, а инициатором появления таких подразделений стал вице-губернатор края Николай Долуда. Входит ли в полномочия казаков борьба с еретиками, «НИ» выяснить не удалось.

В отличие от дружин поборников русских традиций и нравственности движение «Молодежный антинаркотический спецназ» (МАС) возникло не по инициативе Федеральной службы наркоконтроля, а путем самоорганизации. И в отличие же от казаков, противоправные действия членов МАС безнаказанными не остаются. 3 марта трое подростков из МАС разгромили киоск в одном из рабочих районов Волгограда. Как пояснили юноши в полицейском участке, взяться за биты они решились после многодневного наблюдения за палаткой, в ходе которого подтвердилось их предположение, что в ней торгуют запрещенными курительными смесями. Осуществив контрольную закупку, молодые люди вернулись к ларьку во всеоружии: с кувалдами и в медицинских масках.

Однако волгоградская полиция инициативу молодых людей не поощрила. «Свою активную гражданскую позицию по недопущению фактов распространения наркотиков и психотропных веществ на территории региона недопустимо выражать такими незаконными способами. Если Вы располагаете достоверной информацией о продаже запрещенных веществ, Вы можете сообщить об этом в УФСКН Волгоградской области», – говорится на сайте местного ГУ МВД. Теперь «спецназовцам» грозит до пяти лет лишения свободы по статье 167 УК РФ («Умышленное уничтожение или повреждение имущества»).

Опубликовано в номере «НИ» от 14 марта 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: