Главная / Газета 21 Января 2013 г. 00:00 / Общество

Все лучшее – взрослым

В России все чаще стали выселять детские медучреждения из «привлекательных» зданий

ДАНИЛ ЛЫКОВ, Санкт-Петербург, АНАСТАСИЯ МАЛЬЦЕВА

Вчера в Санкт-Петербурге прошел народный сход протестующих против закрытия детского онкологического отделения 31-й городской больницы. Власти хотят сделать там элитный медицинский центр для судей Верховного и Высшего арбитражного судов, переезжающих из Москвы в Санкт-Петербург. Против закрытия детского онкологического медучреждения уже собрано более 40 тыс. подписей. Это не первый случай, когда взрослые отбирают здания у больных детей. В Подмосковье уже третий год женский монастырь пытается забрать землю, на которой стоит один из корпусов реабилитационного центра для детей-инвалидов.

Если больницу закроют, будут потеряны и уникальное оборудование, и связи с благотворительными фондами.<br>Фото: EPA
Если больницу закроют, будут потеряны и уникальное оборудование, и связи с благотворительными фондами.
Фото: EPA
shadow
Сообщения о возможном переводе Санкт-Петербургской городской клинической больницы №31 с Крестовского острова в другое место появились 16 января. В больнице располагаются детское онкогематологическое отделение, центр рассеянного склероза, центр пересадки почки, кардиологические детское и взрослое отделения. На этом месте появится госпиталь для обслуживания сотрудников Верховного и Высшего арбитражного судов. Инициатором перепрофилирования стала рабочая группа, занимающаяся переездом судов из Москвы в Санкт-Петербург. Представители рабочей группы рекомендовали Управлению делами президента (УПД) лечить судей именно в этом учреждении.

Каким образом расформируют расположенное с 1975 года в одном из самых живописных уголков Петербурга – на Крестовском острове – медицинское учреждение и куда переведут его подразделения, до сих пор не известно. Глава петербургского комитета по здравоохранению Валерий Колабутин 16 января заявил, что губернатором Георгием Полтавченко уже создана комиссия, которая «рассматривает варианты перевода отделений 31-й больницы в другие медучреждения города». На следующий день пресс-секретарь УДП Виктор Хреков сообщил, что никакого «решения не принято», а этот вопрос находится в компетенции городских, а не федеральных властей. Начальник управления по связям с общественностью Высшего арбитражного суда Анна Ковалева в свою очередь заявила, что «Высший арбитражный суд РФ надеется, что планирующийся переезд двух высших судов в Петербург не приведет к ухудшению условий лечения детей».

Окончательное решение будет принято 25 января. Что оно, скорее всего, будет не в пользу сохранения больницы, говорит хотя бы то, что правительство Санкт-Петербурга уже пообещало в кратчайшие сроки построить новый детский онкологический центр и даже объявило, что он появится на базе Детской городской больницы №1.

В Интернете продолжается сбор подписей против переезда больницы. 18 января обеспокоенные родители, чьи дети проходят стационарное или амбулаторное лечение в ГКБ № 31, вместе с сотрудниками больницы направили петицию федеральным властям. Под документом, который адресован президенту Владимиру Путину, управляющему делами президента Владимиру Кожину, председателю Высшего арбитражного суда Антону Иванову, председателю Верховного суда Владимиру Лебедеву, министру здравоохранения Веронике Скворцовой и губернатору Георгию Полтавченко, по данным на минувшее воскресенье, уже подписались более 40 тыс. человек. В петиции заведующая отделением детской онкологии и гематологии Городской больницы № 31 Маргарита Белогурова отмечает, что ежегодно в Петербурге заболевает онкологическими заболеваниями около ста детей, из них половина проходит лечение в этой больнице: «За десять лет мы добились снижения смертности с 75% до 25%. Я думаю, что люди, которые решили расформировать нашу больницу, думают, что это простая процедура – как передвинуть кровать. Но это не так, в случае расформирования больницы будет уничтожена уникальная технология лечения детей».

В Петербурге уже несколько дней проходят одиночные пикеты. Люди стоят с плакатами: «Руки прочь от больницы», «Страдают самые беззащитные», «Нет уничтожению больницы». Вчера обсуждение тактики защиты больницы активисты продолжили на народном сходе, а массовый митинг намечен на 23 января. Он пройдет в центре города на Марсовом поле.

Сейчас на территорию больницы представителей СМИ не пускают. Известно, что петербургские чиновники уже потребовали от персонала медучреждения максимально сократить количество контактов с прессой. Однако корреспонденту «НИ» в Санкт-Петербурге все же удалось пообщаться с онкобольными, которых непосредственно затрагивают эти проблемы. Фамилии и диагнозы собеседников по понятным причинам опущены.

Новость о грядущем «расформировании» больницы дошла и до маленьких пациентов клиники. «О том, что больнице грозит переезд, мне стало известно от родителей», – сообщил в интервью «НИ» подросток Артем. Он в отличие от детей с более тяжелыми формами заболевания проходит в отделении детской онкологии амбулаторное лечение. «Большинство пациентов у нас – это маленькие дети, которые ни о чем, понятное дело, не знают. Есть несколько ребят постарше, вот мы и обсуждаем», – рассказывает Артем. По его словам, «заведующая уже собирала родителей, старалась всех успокоить, заверила всех в том, что мы никуда не переедем, пока на новом месте не будут созданы как минимум такие же условия, как сейчас». Однако мальчик боится, что в результате перемен ему некуда будет идти долечиваться.

В защиту больницы уже собрано более 40 тысяч подписей.
shadow «Пусть судьи лечатся, как все»

По данным депутата Законодательного собрания Петербурга Ольги Галкиной, на инфраструктуру этой больницы за последние годы было затрачено более 200 млн. рублей: «Это отделение не может переехать куда угодно. Нужны специальные материалы, особые стены. Прерывать лечение детей, которые лежат в этом отделении, нельзя ни на один день. Любой стресс может ухудшить течение болезни. Кроме того, большая часть оборудования из этого отделения не поддается транспортировке, оно будет потеряно».

Потеряться могут и связи с частными фондами, которые наладило руководство больницы. Сейчас фонды оплачивают львиную долю расходов родителей на дорогостоящие операции, благодаря чему здесь лечат детей с самыми тяжелыми формами рака, с самыми жуткими осложнениями и из любых городов России. По словам активистов, здесь получают помощь даже те, кому все другие российские больницы отказали.

«Наше государство и так дает нам, больным детям, не очень много, – продолжает Артем. – Лекарства оплачиваем сами, или, что чаще происходит, благотворительные фонды помогают. Теперь у нас забирают наше здание, и это при том, что буквально напротив есть новая больница, где судьи уже обслуживаются». Речь идет о расположенном поблизости от ГКБ № 31 консультационно-диагностическом центре, в котором лечатся судьи Конституционного суда. «В Москве, например, есть Рублевка, куда доступ простым смертным заказан, видимо, и с Крестовским островом хотят сделать то же самое», – полагает наш собеседник.

Взрослые пациенты из других отделений ГКБ № 31 обеспокоены не меньше. «Почти ничего не известно. Люди тревожатся, – рассказал «НИ» Андрей Васильевич, один из посетителей больницы. – Нам остается только смириться и молиться». Еще один пациент, бизнесмен Виктор, назвал всю эту ситуацию абсолютно несправедливой: «Государство одним слоям населения уделяет значительно больше внимания, чем другим, и то, что это несправедливо, просто очевидно. Единственный способ исправить положение – это, действуя в рамках закона, проявлять гражданскую активность».

Однако проявлять гражданскую активность готовы не все. Посетительница больницы Светлана Кулакова сказала «НИ», что в эффективность уличных акций не верит, хотя подпись свою под обращением к городским властям поставить готова. Еще одна посетительница больницы Людмила заявила «НИ»: «Я считаю, что судей можно обслуживать так же, как и всех. У меня тут муж лежит, прекрасная больница, пусть судьи тут тоже лечатся».

Занятие реституцией

Ситуация, когда больные дети находятся под угрозой выселения, к сожалению, характерна для нашей страны. В частности, в Домодедовском районе Подмосковья Крестовоздвиженский ставропигиальный женский монастырь пытается отобрать землю, на которой расположен один из корпусов реабилитационного центра «Детство». В год в центре бывают около 25 тыс. пациентов. Здесь есть уникальное оборудование, которое позволяет врачам работать с детьми, которым поставлены очень тяжелые диагнозы: синдром Дауна, ДЦП, олигофрения, шизофрения, аутизм, нефрологическая патология, миопатия.

За земельным спором монастыря и реабилитационного медучреждения редакция «НИ» следит давно. Подробно о ситуации можно прочитать в материале «Крест на здоровье» (номер «НИ» от 16 апреля 2012 года). Судебные тяжбы за право владения участком земли площадью около шести тыс. квадратных метров, на котором сегодня стоит один из двух корпусов реабилитационного центра «Детство», начались еще в 2010 году. Поводом для тяжбы стало то, что женский монастырь, расположенный по соседству с лечебным учреждением, был образован задолго до появления центра «Детство» – в 1887 году. С приходом советской власти на территории монастыря был создан санаторий и Республиканский центр реабилитации и восстановительного лечения детей. «Детство» – его преемник. В 1992 году 32 гектара из 34, принадлежавших тогдашнему Минздраву, получил монастырь. Ему же было передано 12 построек из 14. В итоге у центра остались всего два здания. В 1995 году администрация Ленинского района выделила центру еще 15 га, в том числе участок, на котором расположены второй корпус и дорожка, соединяющая два здания.

20 марта прошлого года Арбитражный суд Московской области постановил отдать землю, на которой построен корпус, монастырю. «Парадоксальным» назвал «НИ» решение суда представитель администрации центра «Детство» Валентин Кольте: «В деле значится, что Ленинская районная администрация все документы на право пользования этой землей центру «Детство» выдала правильно, а из решения следует, что мы пользуемся землей неправильно». Центр обратился с апелляционной жалобой, но суд оставил решение первой инстанции без изменений. Потом руководством центра была направлена вторая кассационная жалоба, и в конце минувшего года Десятый арбитражный суд отменил решение первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение. В результате у медучреждения появилась надежда, что новый процесс принесет им победу. А пока, по словам г-на Кольте, «центр как работал, так и работает». В корпусе, стоящем на спорной территории, недавно закончился ремонт. В нем сейчас действуют два отделения и одна поликлиника.


ПЕРЕЕЗД ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ИЗ МОСКВЫ СПАСЕТ ДВА АРХИТЕКТУРНЫХ ПАМЯТНИКА
Пока Высший арбитражный суд (ВАС) располагался в Москве, борцы за архитектурный облик столицы не могли спасть спокойно. В конце 90-х здание ВАС построили на месте, где до этого располагался сквер с бюстом Сергея Чаплыгина – известного физика, одного из основоположников гидро- и аэродинамики. Из-за строительства бюст пришлось перенести на несколько десятков метров. Затем неподалеку от здания ВАС снесли здание школы № 613. Оказалось, что и перенос памятника, и снос школы связаны с расширением территории Высшего арбитражного суда (ВАС) «в целях реализации федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2007–2011 годы». Согласно прежнему плану правительства Москвы новые корпуса ВАС должны были бы расположиться еще по двум адресам: Большой Харитоньевский переулок, 13А и Малый Харитоньевский переулок, 9/13. Сейчас там находятся два жилых здания конца XIX века, которые, скорее всего, будут спасены от сноса благодаря переезду служителей Фемиды в Северную столицу.

Опубликовано в номере «НИ» от 21 января 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: