Главная / Газета 12 Декабря 2012 г. 00:00 / Общество

Священный долг

В армии ждут массовой мобилизации служителей веры

АНАСТАСИЯ МАЛЬЦЕВА

В российской армии будет возрожден институт военных священнослужителей, пообещал вчера министр обороны РФ Сергей Шойгу. Глава оборонного ведомства отметил, что «в армии должно быть религиозное оформление по всем конфессиям». Пока же в вооруженных силах служат около тридцати православных священников и два муллы. Представители ислама утверждают, что два муллы на всю армию – это недостаточно, так как в последние годы участились конфликты на религиозной почве. Православные эксперты со своей стороны опасаются, что под видом мулл в войска могут проникнуть приверженцы радикального ислама.

На священников хотят возложить обязанности политруков.<br>Фото: EPA
На священников хотят возложить обязанности политруков.
Фото: EPA
shadow
Указ о введении должности армейский священник тогдашний президент России Дмитрий Медведев подписал еще в 2009 году. В июле 2011 года Минобороны РФ сообщило, что ввело в штатное расписание воинских частей 240 священнослужителей. Силовики ожидали тогда, что успеют заполнить все вакансии до конца года. Однако по прошествии полутора лет удалось «призвать» лишь 30 православных священников и двух мулл, заявил вчера начальник управления по работе с верующими военнослужащими Минобороны РФ Борис Лукичев на заседании в Общественной палате РФ. Представителей других конфессий привлечь в армию не удалось вовсе.

Для священников проводятся специальные сборы, где им объясняют, как устроена современная армия, отмечают в Минобороны. У каждого штатного священника двойная задача: как человек церкви, он должен выполнять богослужения с теми военными, которые добровольно на них придут, а как человек, работающий в рядах российской армии, он должен участвовать в воспитательной работе. По мнению президента информационно-аналитического центра «Религия и общество» Алексея Гришина, на священников переложили ту работу, которую в советской армии выполняли политруки: «Священник в условиях отсутствия идеологии принимает на себя стержневую задачу – создание мотивации на самопожертвование».

На должности военных священников в подавляющем большинстве случаев берут православных, отметил Борис Лукичев, сославшись на то, что большинство военнослужащих также исповедуют православие: 67% против 10% исповедующих ислам и 1% – буддизм. Однако в Забайкалье доля буддистов в войсках достигает 18%, и в Минобороны признают, что буддистский священнослужитель там необходим. Ввиду нехватки мулл в войсках оборонному ведомству следует юридически закрепить связь с местными исламскими религиозными организациями, которые есть в каждом районном центре мусульманских регионов, говорит проректор по учебной части Московского исламского университета Раис Измайлов.

Алексей Гришин считает этот путь крайне опасным: «Девять лет я возглавлял в администрации президента направление по взаимодействию с мусульманскими религиозными организациями и скажу, что российский ислам не един». По словам г-на Гришина, в войска смогут легко проникнуть религиозные экстремисты: «Сегодня закон о свободе совести позволяет легко регистрировать муфтиев. По нему могут собраться десять человек, предоставить свои паспорта и создать местную религиозную организацию. А три такие организации могут выбрать своего муфтия». И нет никакой гарантии, что выбранный таким образом священнослужитель не будет проповедовать радикальный ислам. Алексей Гришин утверждает, что не подвержены экстремизму только две религиозные организации: Центральное духовное управление мусульман России и Координационный центр мусульман Северного Кавказа.

Опубликовано в номере «НИ» от 12 декабря 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: