Главная / Газета 11 Декабря 2012 г. 00:00 / Общество

Заключительная сделка

Правозащитники получают десятки жалоб на многотысячные поборы в местах лишения свободы

АНАСТАСИЯ МАЛЬЦЕВА

За десять дней правозащитная ассоциация «Агора» получила несколько десятков жалоб на «горячую линию» по незаконным поборам в колониях. Бывшие заключенные и их родственники утверждают, что в местах лишения свободы приходится платить за свидания с родственниками, за положительные характеристики для УДО и просто за жизнь без постоянной травли и побоев. Рекордсменом по количеству жалоб стала Челябинская область, где в ноябре произошел бунт в ИК-6. Во ФСИН от комментариев отказываются, ссылаясь на незавершенность следствия.

Из звонков на «горячую линию» следует, что самая неблагополучная обстановка в колониях Челябинской, Оренбургской, Волгоградской, Свердловской и Новосибирской областей. В ассоциации «Агора» «НИ» сообщили, что звонившие смело называли имена конкретных сотрудников колоний, которые занимались вымогательством. Мужчина, отбывавший наказание в одной из колоний Челябинской области и недавно освободившийся, сообщил, что руководство колонии требовало у всех прибывших «оказать гуманитарную помощь колонии». Заявитель сказал, что примерно месяц отказывался делать «добровольные пожертвования», но из-за усугубившегося туберкулеза был вынужден сдаться. Его брат и сестра привезли в колонию пластиковые панели для стен на сумму 15 тыс. рублей. Бывший заключенный утверждает, что на руках у него имеются чеки на приобретение этих панелей и акт о приемке от родственников материальной помощи. Только после этого ему было предоставлено длительное свидание с родственниками.

Формат добровольного пожертвования – один из способов легитимизации поборов, подтверждает «НИ» председатель столичной Общественной наблюдательной комиссии по соблюдению прав человека в местах принудительного содержания Валерий Борщев. По его словам, выбиваемые из заключенных «добровольные пожертвования» ничем не отличается от «откровенного классического вымогательства».

Самый распространенный повод для вымогательства – плата за условно-досрочное освобождение, говорит «НИ» создатель портала «Gulagu.net» эксперт Совета по правам человека Владимир Осечкин: «За деньги сотрудники колонии готовы написать заключенному хорошую характеристику, чтобы вопрос об УДО был рассмотрен в его пользу. А тот, кто платить отказывается, даже при самом примерном поведении по УДО не выйдет, так как выговор можно получить даже за незастегнутую пуговицу».

Стоимость УДО, по словам позвонивших на «горячую линию», может меняться в очень широких пределах. Женщина, чей сын отбывал наказание в одной из колоний Саратовской области, утверждает, что решить вопрос с УДО за деньги ей предлагали неоднократно. В декабре 2011-го цена составляла 300 тыс. рублей, в апреле 2012-го выросла до 1 млн., а в июле упала до 750 тыс. рублей. Мать осужденного заверила правозащитников, что платить отказалась. Другой звонивший рассказывал про колонию Волгоградской области, где тариф на УДО составлял 120–150 тыс. рублей вне зависимости от оставшейся неотбытой части срока.

Кадровые чистки во ФСИН, как начавшаяся после бунта в копейской колонии, проблему не решат, утверждает правозащитник Борщев: «Поборы в тюрьмах – это давно сложившаяся система, корни которой лежат в правовом поле». Владимир Осечкин, который тоже ведет прием звонков по вопросам нарушений прав заключенных, напоминает, что «по закону заключенным не разрешаются длительные свидания с незарегистрированными женами», но за деньги вопрос решался. По информации правозащитника, во взбунтовавшейся копейской колонии за такую встречу брали либо стройматериалами, либо по 5 тыс. рублей.

Платят заключенные и за послабление режима и получение более легкой работы. Отбывавший наказание в колонии Магнитогорска сообщил, что смог устроиться на работу в клубе после взятки в 50 тыс. рублей. Другой осужденный за перевод из колонии, где он подвергался травле и избиениям, выложил 10 тыс. рублей. Г-н Осечкин добавляет, что заключенным приходится платить также за хранение таких формально запрещенных вещей, как спортивный инвентарь. Еще одна услуга – перевод заключенного из общего помещения в маломестную, на 6–10 человек, камеру для некурящих. Проживание в такой камере обходится как аренда отдельной комнаты на окраине Москвы – до 10–15 тыс. рублей в месяц.

На запрос «НИ» по поводу собранной правозащитниками информации о вымогательствах в колониях пресс-служба ФСИН РФ ответила, что «пока следствие над случившимся в колонии ИК-6 в Копейске не закончится, мы не имеем права давать никаких комментариев». Аналогичный запрос редакцией был отправлен в Главное управление ФСИН по Челябинской области. Однако на момент подписания номера ответ получен не был. Когда во ФСИН сочтут возможным прокомментировать сложившуюся ситуацию, «НИ» готовы опубликовать комментарии ведомства.

Все полученные на «горячей линии» данные по колониям в Челябинской области «Агора» направила руководителю Следственного управления Следственного комитета России по Челябинской области Павлу Чеурину. В заявлении «О совершении действий, содержащих признаки преступлений» содержатся факты семи обращений граждан. По всем ним правозащитники просят провести «проверку полученных фактов и в случае подтверждения принять меры по возбуждению уголовных дел в отношении лиц, причастных к совершению преступлений». По всем остальным обращениям «Агора» в ближайшие дни будет писать заявления в Следственный комитет, Генпрокуратуру и ФСИН РФ.

Опубликовано в номере «НИ» от 11 декабря 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: