Главная / Газета 27 Ноября 2012 г. 00:00 / Общество

Тайна за колючей проволокой

Правозащитники до сих пор не могут получить в полной мере объективную информацию из колонии, где подавили бунт

МАРГАРИТА АЛЕХИНА

Вчера управление исполнения наказаний Челябинской области сообщило о подавлении бунта в колонии № 6 в городе Копейске. Расследовать случившееся обещают Генпрокуратура, Общественная палата и Уполномоченный по правам человека РФ Владимир Лукин. Между тем в колонию вопреки законодательству отказались пускать членов общественной наблюдательной комиссии, а возле колонии задержали несколько десятков родственников заключенных. По Копейску же пополз слух о 20 трупах, привезенных из колонии в местный морг.

Администрация ИК-6 тщательно охраняет информацию о последствиях бунта.
Администрация ИК-6 тщательно охраняет информацию о последствиях бунта.
shadow
В понедельник на официальных сайтах уполномоченных ведомств появились заявления об «успешном разрешении конфликта» между администрацией ИК-6 и заключенными, которые, по официальной версии, требовали послабления режима и освобождения из штрафного изолятора «авторитетных» зэков (по сведениям правозащитников, истинные требования заключенных сводились к прокурорской проверке деятельности администрации, которая якобы организовывала поборы с родственников заключенных, а тех, чьи семьи были неспособны платить дань, водворяла в карцер). «Ситуация в исправительной колонии №6 сейчас стабильная и полностью находится под контролем администрации учреждения», – сообщила в понедельник пресс-служба ГУФСИН по Челябинской области. В ГУФСИН также опровергли информацию о применении спецназа и массовой голодовке: «Официальных отказов от пищи не было».

Управление внутренних дел по региону, в свою очередь, сообщило о восьми сотрудниках ОМОН, пострадавших в ходе «операции по прекращению беспорядков у колонии», однако опровергло сообщения СМИ об избиениях родственников заключенных. По информации ГУ МВД по Челябинской области, задержанные возле колонии и доставленные в отделения полиции 38 граждан были не родственниками, переживающими за судьбу заключенных, а некими «молодыми людьми, находящимися в состоянии алкогольного опьянения», которые «нарушали общественный порядок, громко выражались нецензурной бранью, бросали в сотрудников полиции пустые и наполненные водой бутылки». С полицией согласен и уполномоченный по правам человека в Челябинской области Алексей Севастьянов, который заявил в своем блоге, что «родителей в толпе было не более 70 человек, они стояли отдельно, остальные – подвыпившие молодые люди, причем готовые к провокациям».

Председатель президиума Совета общественных наблюдательных комиссий (ОНК) за соблюдением прав человека в местах лишения свободы Мария Каннабих в беседе с «НИ» связала организацию стихийного сбора у колонии с деятельностью криминальных объединений. По словам г-жи Каннабих, правозащитникам удалось проникнуть на территорию колонии: «Когда мы связались с руководством колонии, главу челябинской ОНК Анатолия Тарасюка и его коллег пустили. Кроме того, там работал заместитель директора ФСИН России Эдуард Петрухин, благодаря личному распоряжению которого правозащитники смогли работать в колонии».

По свидетельству очевидицы событий сотрудницы правозащитного центра «Русский вердикт» Оксаны Трухановой, обстановка вокруг колонии не позволяет говорить о завершении конфликта. «Стоят машины фсиновского спецназа, несколько сотен родственников осаждают колонию», – сообщила «НИ» г-жа Труханова. Членов Общественной наблюдательной комиссии, по ее словам, вопреки заявлению Марии Каннабих на территорию зоны не пускают: и правозащитники, и родственники заключенных, и журналисты продолжают оставаться в неведении относительно того, что действительно происходит в колонии. «Скорее всего, бунтуют до сих пор. Меры были приняты лишь для того, чтобы утихомирить родственников», – предполагает г-жа Труфанова. Тем временем в толпе собравшихся у забора колонии обсуждают новость о двадцати трупах без документов, одновременно поступивших в местный морг якобы из колонии.

«В колонию пропустили только правозащитников, лояльных к ФСИН, вроде Анатолия Тарасюка, о чем тут же отрапортовала Каннабих. Тех, кто действительно может рассказать правду о происходящем, оставили снаружи», – полагает в беседе с «НИ» координатор Интернет-проекта Gulagu.net Владимир Осечкин. По его словам, запрет пускать правозащитников в колонию нарушает Федеральный закон «Об общественном контроле в местах принудительного содержания» и позволяет подозревать, что администрация колонии в понедельник приняла необоснованно жесткие меры по отношению к бунтарям. Такой же информацией располагает и глава ОНК Москвы Валерий Борщев, который рассказал «НИ», что об отказе пускать общественников уже уведомлена областная прокуратура: «Есть опасения, что членов ОНК, которые узнают правду о происходящем, будут запугивать».

В ответ на информацию, полученную «НИ» от правозащитников, г-жа Каннабих признала, что первоначально их действительно не пускали из-за соображений безопасности: «Когда в колонию прибыл замдиректора ФСИН и меры безопасности были приняты, члены ОНК уже разошлись по домам». Впрочем, г-жа Каннабих заверила «НИ», что информацию о недопуске правозащитников в колонию проверит и, если нужно, добьется того, чтобы они все-таки проникли в колонию.

Челябинская область наряду с Ростовской и Свердловской входит в список регионов, где общественный контроль в сфере прав заключенных сталкивается с наибольшим сопротивлением ФСИН, говорит Валерий Борщев. Правозащитник надеется, что после вмешательства Уполномоченного по правам человека Владимира Лукина и Генпрокуратуры в колониях региона будут проведены проверки, и ситуация изменится.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 ноября 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: