Главная / Газета 18 Сентября 2012 г. 00:00 / Общество

Разжигатели безнаказанности

Борьба с экстремизмом в Интернете остается виртуальной

МАРГАРИТА АЛЕХИНА

Российские правоохранители борются с экстремизмом в Сети все более усердно, но все менее эффективно, следует из опубликованного вчера доклада информационно-аналитического центра «Сова». В результате количество уголовных и административных дел за разжигание вражды и ненависти в последние годы растет, однако множество приговоров являются неправомерными, а на действительно опасные материалы силовики закрывают глаза.

От борьбы с экстремизмом страдают безобидные сайты и оппозиционно настроенные граждане.
От борьбы с экстремизмом страдают безобидные сайты и оппозиционно настроенные граждане.
shadow
Согласно докладу, давление на Рунет со стороны властей начало расти после 2006 года. Ранее «подстрекатели», в том числе и радикальные националисты, свободно выкладывали свои пропагандистские материалы в открытый доступ. «Закручивание гаек» авторы доклада связывают с ростом квалифицированных интернет-пользователей среди правоохранителей, а потом и с активизацией политической оппозиции во время возвращения Владимира Путина в президентское кресло.

Первоначально Интернет регулировался только законами «О СМИ», «О связи» и «Об информации», то есть теми, которые действовали и вне Сети. Это порождало ряд проблем: часто было сложно установить автора и источник экстремистского контента, и не была законодательно закреплена ответственность дальнейших распространителей «вредной» информации. Кроме того, не были ясны роли хостинг-провайдеров, которые предоставляли место для экстремистского контента, а также интернет-провайдеров, которые не блокировали к нему доступ.

За экстремизм в Интернете можно осудить по двум статьям Уголовного кодекса: 282 «возбуждение ненависти либо вражды» и 280 «публичные призывы к экстремистской деятельности». По данным «Совы», до 2008 года количество приговоров за пропаганду именно в Интернете было чуть ли не единичным: например, в 2007-м их насчитали всего 3 из 28 приговоров по 280-й и 282-й статьям УК в целом. В 2008-м их стало уже 14 из 45, в 2009-м – 17 из 56, в 2010-м – 26 из 72, а в 2011-м – 52 из 78.

«Экстремистская пропаганда» преследуется теперь преимущественно в Интернете», – заключают составители доклада и отмечают, что лишь за половину 2012 года российские суды успели вынести 18 приговоров за интернет-пропаганду насилия из 32. При этом если в 2009 году большинство материалов, признанных экстремистскими, размещалось в блогах, то в 2011 году уверенно лидировали соцсети. Как отмечает «Сова», в прошлом году также резко увеличилось число приговоров за реплики в соцсетях, блогах и на форумах, которые не представляли существенной опасности.

Эксперты заявляют как минимум о шести неправомерных приговорах за пропаганду ненависти в Сети. Самый резонансный из них был вынесен жителю Сыктывкара Савве Терентьеву, которого осудили на год условно за антимилицейский комментарий в блоге. Другое громкое решение суда – по делу Исламлы Ильхама Сарджаддина-оглы, которого приговорили к 8 месяцам лишения свободы за публикацию проповедей турецкого богослова Саида Нурси. Однако, заявляют эксперты, экстремизм редко наказывается реальным лишением свободы: так, из 52 осужденных в 2011 году 24 получили условный срок, 11 заплатили штраф и лишь пятеро отправились в колонию (все они помимо призывов к ненависти совершили еще и более тяжкие насильственные преступления).

По оценке «Совы», к 2010–2011 годам правоохранители почти перестали обращать внимание на реальные источники экстремистской пропаганды: преследоваться в основном стали републикаторы и комментаторы материалов, которые к тому же не были опасны или широкодоступны. «Такое противодействие выглядит имитацией борьбы с кибервраждой для количества», – пишут докладчики, отмечая, что ряд популярных ультраправых ресурсов и групп в соцсетях, где координируются насильственные акции и публикуются «расстрельные списки», функционируют свободно.

Административная ответственность за экстремизм более многообразна, чем уголовная. По данным аналитиков «Совы», в основном используются статьи 20.3 КоАП «демонстрация нацистской символики» и 20.29 «распространение контента из Федерального списка экстремистских материалов». «Сова» располагает сведениями об одном приговоре по ст.20.29 КоАП за 2008 год, двух – за 2009 год, девяти – за 2010-й и десяти – за 2011 год.

Растет за последние годы число предупреждений Роскомнадзора, вынесенных СМИ за публикацию материалов на сайтах (с одного в 2007 году до пяти в 2011-м) и число решений о блокировке доступа к интернет-контенту (с 11 в 2007-м до 30 в 2011-м). По оценке «Совы», большинство неправомерных решений судов касаются именно блокировки доступа: ей подвергаются и сайты действительно опасных организаций, и безобидных с точки зрения экстремизма.

Эксперты обращают внимание на то, что из 1448 пунктов перечня экстремистских материалов правоохранители в подавляющем большинстве случаев замечают лишь несколько: немецкий фильм 1940 года «Вечный жид», книгу «Майн кампф» Адольфа Гитлера, фильм «Россия с ножом в спине» Константина Душенова, книгу «Удар русских богов» Владимира Истархова, «Белый букварь» и песни барда чеченского вооруженного подполья Тимура Муцураева. «Такая избирательность еще раз подтверждает крайнюю неэффективность, чтобы не сказать бесполезность, существования Федерального списка экстремистских материалов. Кроме того, она косвенным образом свидетельствует о непрофессионализме правоохранителей», – полагают эксперты центра «Сова».

Еще одно свидетельство низкого качества борьбы с экстремизмом – разная квалификация одних и тех же нарушений. В качестве примера эксперты приводят публикацию «Майн кампф», за которую один правонарушитель выплатил штраф по ст. 20.29 КоАП, другой получил 100 часов обязательных работ по статье 282 УК РФ, а третий отделался предостережением от прокуратуры. «Такое правоприменение является не просто избирательным, а становится просто хаотичным», – подытоживается в докладе.

Исследование экспертов «Совы» особенно актуально в контексте заявления депутата Госдумы Сергея Железняка, который на прошлой неделе выдвинул инициативу ввести в УК нормы, касающиеся преступлений с использованием Интернета, заявил «НИ» медиадиректор интернет-компании SUP media Антон Носик. По его мнению, за преступления в Сети и так судят слишком активно: «Сова» не учитывала оскорбление представителя власти, пропаганду войны, шантаж, мошенничество и лишь по двум статьям УК насчитала 130 приговоров за пять лет».

Правоохранители, наказывая граждан и организации по «экстремистским» статьям, уделяют призывам к смене власти куда больше внимания, чем пропаганде национальной и религиозной нетерпимости, говорит «НИ» директор Московского бюро по правам человека Александр Брод. По его данным, сейчас в Рунете функционируют более 1000 сайтов, разжигающих национальную и религиозную ненависть, при этом их авторы никакой ответственности не несут: «Мы много раз обращались в прокуратуру по поводу списков, сопровождаемых инструкциями по убийству, но нам отказывали, ссылаясь на то, что их составителей трудно установить. Хотя они даже не скрываются».

Опубликовано в номере «НИ» от 18 сентября 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: