Главная / Газета 16 Августа 2012 г. 00:00 / Общество

Военно-врачебная тайна

Треть новобранцев весеннего призыва могут быть уволены досрочно по состоянию здоровья

СВЕТЛАНА БАШАРОВА

Сегодня врачи военного госпиталя в Санкт-Петербурге должны решить, сможет ли продолжать службу в армии призывник из Тульской области Кирилл Гребенюков. По словам родственников, парня призвали с болезнями, с которыми служить не положено. В Союзе комитетов солдатских матерей говорят о тысячах таких же больных солдат и утверждают, что среди призванных нынешней весной по состоянию здоровья подлежат увольнению не менее трети. В Минобороны число солдат, уволенных по болезни, скрывают. Эксперты говорят о «скрытом недоборе» в войсках и о коррупции, когда за положенное по закону досрочное увольнение больного солдата его родителям приходится давать взятку. Ущерб бюджету от призыва заведомо больных солдатские матери оценивают в 1,5 млрд. рублей.

Проверять состояние здоровья призывников нужно до отправки молодых людей в армейские казармы, а не после.<br>Фото: EPA
Проверять состояние здоровья призывников нужно до отправки молодых людей в армейские казармы, а не после.
Фото: EPA
shadow
Родные Кирилла Гребенюкова еще несколько месяцев назад не думали, что он может попасть в армию. Невролог районной больницы, расположенной в городе Ясногорск Тульской области, нашел у молодого человека смещение позвонков и межпозвоночные грыжи и написал в медицинской карте Кирилла, что он попадает в категорию «В» – «ограниченно годен к военной службе» (копия документа есть в распоряжении «НИ»). В военкомате Кириллу должны были вручить военный билет и отправить его в запас. «В медицинской комиссии в военкомате сидел тот же самый невролог, – рассказала «НИ» сестра Кирилла Дарья Карпова. – Но неожиданно в личном деле он поставил категорию «Б3» – «годен к военной службе с незначительными ограничениями». Когда брат стал доказывать, что у него другая категория, его отправили на независимую комиссию в Тулу. Он вернулся оттуда в шоке. Пришел он, по его словам, а там все чай пьют, никто его осматривать не стал, он им бумаги передал, а врачи их пролистали и говорят: «Ну что, годен ты, мы тебя пошлем в такую армию, где ты не будешь ни бегать, ни прыгать». И отправили его в Республику Коми».

Кирилл прослужил неделю, и его положили в госпиталь: начались сильные боли в спине. «Он попал в армию с двумя межпозвоночными грыжами и протрузией межпозвоночного диска, – уточнила «НИ» Дарья Карпова. – Если по-русски, диск между позвонками стерся, и при ходьбе позвонки просто бьются друг о друга. Страшно представить, какую боль он испытывал в армии».

Сегодня врачи военного госпиталя в Санкт-Петербурге, где находится Кирилл, проведут консилиум, чтобы решить, может ли он служить в армии дальше, или его нужно уволить по состоянию здоровья. «Брат сам видел, что невролог из госпиталя в карте уже поменял ему категорию «Б3» на «В», – говорит Дарья. – Мы с мамой молимся, чтобы его комиссовали».

Досрочная отправка домой больных призывников стала в последние годы обычным делом, рассказывает «НИ» председатель Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова. По ее словам, в нынешний весенний призыв больных было особенно много, и число комиссованных будет не менее трети. «НИ» направили запрос в Министерство обороны, но на момент подписания номера в печать ответ не получили. Если ведомство предоставит свои данные по числу военнослужащих по призыву, уволенных досрочно по состоянию здоровья, мы опубликуем эту информацию в отдельном материале. «У нас есть памятка, где подробно написано, что надо делать призывникам и их родителям: какое заявление принести в военкомат, как описать состояние своего здоровья, как оспорить решение комиссии в суде, – говорит Валентина Мельникова. – Если ничего не делать, а просто надеяться на справедливость сотрудников военкомата, они отправят в армию любого – и с кровоточащей язвой, и с психопатией».

Обращения в Союз комитетов солдатских матерей подтверждают: отправка в армию с болезнями, с которыми Положение о военно-врачебной экспертизе призывать запрещает, – это обычное дело. Например, у новобранца из Саратова среди диагнозов была умственная отсталость, а новобранец из Новотроицка попал в армию с «травматической болезнью головного мозга». У призывника из Ульяновской области диагностировано ночное недержание мочи, у призывника из Московской области – бронхиальная астма. Не останавливали сотрудников военкоматов ни гипертоническая болезнь призывника, ни нарушение функции почек, ни плоскостопие третьей, максимальной степени.

По словам экспертов, в армию могут призвать и с умственной отсталостью, и с грыжей позвоночника, и с одной почкой.
shadow Андрей Петров из Нижнего Новгорода был призван, несмотря на порок сердца, и едва не умер в первый же день службы на утренней зарядке. Парень принес на медкомиссию в военкомат справку о том, что у него пролапс митрального клапана, и рассказал про частые боли в области сердца и непереносимость физических нагрузок. Но проводить кардиологическое исследование врачи не стали, а просто сообщили Андрею, что к службе он годен. 25 апреля парень прибыл в часть, и на следующий день во время утренней зарядки чуть не потерял сознание. «Я еле передвигался и чувствовал невыносимую боль в груди», – написал Андрей Петров в обращении в Комитет солдатских матерей Нижнего Новгорода. На четвертый день службы его отправили в госпиталь. Сейчас он уже дома. «А вдруг бы он умер?», – в ужасе говорит «НИ» мать Андрея Галина Петрова. Если бы Андрей умер, отправивших его в армию врачей никто бы не наказал, поясняет Валентина Мельникова. По ее словам, отвечали бы за смерть парня его командиры в воинской части. А так как командиры тоже хотят снять с себя ответственность, тысячи больных новобранцев месяцами «несут службу» в военных госпиталях.

Те же, кто стремится уволиться в связи с болезнью, нередко вынуждены давать взятку врачам госпиталя, рассказывает «НИ» председатель Военной коллегии адвокатов Владимир Тригнин. По его словам, особенно распространено вымогательство взяток у тех, кто хоть и болен, но не настолько однозначно, чтобы быть комиссованным: «Попал солдат в госпиталь, скажем, с бронхитом, а врачи ему говорят: давай мы найдем у тебя язву и комиссуем».

Призывают заведомо больных ради выполнения плана, считает Валентина Мельникова. С отчетами у Минобороны действительно все гладко. 16 июля ведомство сообщило, что в весенне-летний призыв план был выполнен, и под ружье встали 155 тыс. новобранцев. Однако из-за того, что многие из них сразу попадают в госпиталь и увольняются, в армии существует постоянный скрытый недобор, говорит г-жа Мельникова. Руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок подтверждает «НИ»: вместо заявленных Минобороны миллиона военнослужащих реальная численность армии едва превышает 900 тыс. человек.

По словам Анатолия Цыганка, типичный путь больного призывника в армии такой: месяц жалоб в части и около полугода в госпиталях, после чего следует увольнение. «Все это время он оторван от своих близких и привычной обстановки. И на все это тратятся деньги налогоплательщиков», - возмущается г-н Цыганок. Валентина Мельникова утверждает, что месяц пребывания солдата в госпитале обходится бюджету в 80 тыс. рублей, что сопоставимо с зарплатой трех контрактников. В целом же призыв заведомо больных, по расчетам Союза комитетов солдатских матерей России, в минувшем году обошелся бюджету в 1,5 млрд. рублей. Сюда вошли расходы на обследование в военном госпитале, вещевое и денежное довольствие несостоявшегося защитника родины, а также проезд до места службы и обратно.

Мать новобранца Максима Борисова (имя и фамилия изменены по ее просьбе) собирается подать иск в суд на главного врача Бутовского военкомата Москвы. В армии Максим отслужил две недели, потом три недели провел в госпитале, и сейчас дожидается, когда будут оформлены документы на его увольнение. Как сказано в обращении Союза комитетов к начальнику медицинской службы Внутренних войск МВД РФ, еще до призыва у парня выявили «грыжи пищеводного отверстия диафрагмы», рефлюкс-эзофагит (воспаление пищевода. – «НИ»), гастрит (воспаление желудка), бульбит (воспаление кишечника), а также клиновидную деформацию пяти позвонков, остеохондроз, плоскостопие второй степени и кифосколиоз (нарушение осанки) второй степени, в связи с чем, по словам матери Максима, у него ярко выраженная сутулость.

Наказать врачей и сотрудников военкомата призванные незаконно и их родственники пытаются очень редко, констатирует Валентина Мельникова. Владимир Тригнин поясняет, что шансы на это невысоки: «Чтобы взыскать через суд компенсацию морального вреда, нужно предоставить документы о том, что обострилось заболевание. Четкого денежного эквивалента, в котором можно измерить моральный вред, не установлено, и судья оценивает его исходя из своего внутреннего убеждения. Поэтому добиться значительной компенсации трудно».

Однако некоторым засудить руководство военкомата удается. Так, житель Волгоградской области Евгений Неманов взыскал 100 тыс. рублей компенсации морального вреда. Деньги выплатит администрация Палласовского района, которая своим решением создала медицинскую комиссию и за действия которой несет ответственность. Как сказано в решении Палласовского районного суда Волгоградской области, парня признали годным к службе «без проведения обследования и учета состояния здоровья призывника», хотя у Неманова врожденное отсутствие правой почки, а также остеохондроз поясничного отдела позвоночника с болевым синдромом. В воинской части парню месяц отказывали в медицинской помощи, а потом еще 2,5 месяца переводили из госпиталя в госпиталь, пока не комиссовали.

Опубликовано в номере «НИ» от 16 августа 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: