Главная / Газета 7 Августа 2012 г. 00:00 / Общество

На алтарь не ходили, православие уважают

Участницы Pussy Riot рассказали, зачем пошли в храм

МАРГАРИТА АЛЕХИНА

Хамовнический районный суд Москвы начал вчера допрос участниц группы Pussy Riot, устроившей в феврале этого года «панк-молебен» в храме Христа Спасителя. Адвокатов потерпевших уличили в связи с экспертом, который провел «обвинительную» психолингвистическую экспертизу видеоролика с «панк-молебном». Адвокатов защиты, в свою очередь, обвинили в затягивании процесса.

Утро понедельника суд посвятил обсуждению ходатайства о вызове эксперта Игоря Понкина. Он участвовал в третьей психолингвистической экспертизе материалов уголовного дела, которая, по мнению защитников Pussy Riot, и стала основой будущего обвинительного заключения: в отличие от нее, две предыдущие экспертизы не нашли в действиях группы мотива ненависти к какой-либо социальной группе. Недоумение у девушек и их адвокатов вызвал язык экспертного заключения: по замечанию Надежды Толоконниковой, текст по уровню экспрессии может соревноваться с песней «Богородица, Путина прогони». По мнению защиты, г-н Понкин, выступив в суде, мог бы многое прояснить.

Претензий к эксперту у защиты накопилось много: в пятницу адвокат Виолетта Волкова более часа зачитывала ходатайство о вызове Понкина, вчера – еще столько же, пока судья Марина Сырова не остановила ее. Однако другие защитники и подсудимые краткостью не отличались: выступление каждого длилось не менее 20 минут. Интерес Надежды Толоконниковой вызвал изобретенный Понкиным термин «анально-экскрементальная семантика слова». Адвокат Марк Фейгин же обратил внимание суда на связь Игоря Понкина с адвокатом Михаилом Кузнецовым, который представляет интересы одного из потерпевших – сотрудника ЧОП «Колокол-А» Владимира Потанькина. Кузнецов был консультантом Понкина, когда тот защищал докторскую диссертацию, посвященную «правовым исследованиям светского государства». Кроме этого, Кузнецов и Понкин совместно написали две монографии: «Бесчестная дискуссия о религиозном образовании в светской школе: ложь, подмены, агрессивная ксенофобия» и «О праве на критическую оценку гомосексуализма».

Адвокат потерпевших Алексей Таратухин, возражая против ходатайства, заявил, что с 2004 года, когда были написаны книги, Кузнецов и Понкин могли разругаться. По словам другого адвоката потерпевших Ларисы Павловой, автор книги о гомосексуализме должен разбираться и в феминизме – следовательно, вполне может проводить экспертизу действий Pussy Riot. Третий защитник потерпевших Лев Лялин обвинил защиту в демагогии и затягивании процесса, а гособвинитель Александр Никифоров упрекнул в слишком тесном, на его взгляд, общении с журналистами: «Покажите мне хоть одну страну мира, где адвокат может задерживать начало заседания на 20 минут, давая интервью!»

В ответ на отказ в удовлетворении ходатайства защита снова заявила отвод суду – в седьмой раз за время рассмотрения по существу и в восьмой за все время процесса. После перерыва и очередного отказа в отводе суд приступил к изучению письменных доказательств невиновности девушек. Виолетта Волкова после кратких препирательств с судьей Сыровой зачитала некоторые листы уголовного дела, подтверждающие, что состава преступления в действиях девушек не было. В частности, по ее словам, «отсутствие попыток проникнуть на алтарь свидетельствовало об уважении девушек к православию», а о запрете заходить на солею и амвон они просто не знали. Волкова также сослалась на протокол допроса эксперта Всеволода Троицкого, который признал, что третья экспертиза проведена с нарушениями, и потребовала новой экспертизы. Суд решил не приобщать к делу заявленные г-жой Волковой материалы.

Наконец, к пяти часам вечера ходатайства у защиты закончились, и суд приступил к допросу подсудимых. На момент сдачи этого номера «НИ» показания успела дать Екатерина Самуцевич, которая рассказала, в частности, что группа Pussy Riot, изначально исповедовавшая феминизм и скандинавскую модель социализма, была возмущена призывами патриарха Кирилла голосовать на президентских выборах за определенного кандидата. Сторона обвинения вопросов к Екатерине не имела, а единственный вопрос защиты касался отношения Самуцевич к православному сообществу.

Дело по-прежнему движется к обвинительному приговору, считает адвокат Марк Фейгин. По его мнению, слова президента Владимира Путина, который на прошлой неделе заявил, что «судить девушек так уж строго не стоит», никакого влияния на тактику судьи Марины Сыровой не оказали. «Высказывание было адресовано не суду, а западному правозащитному сообществу», – заявил г-н Фейгин в краткой беседе с корреспондентом «НИ» в одном из перерывов.


ХОДОРКОВСКИЙ ВЫСКАЗАЛСЯ О СУДЕ НАД PUSSY RIOT
Вчера отбывающий наказание экс-глава «ЮКОСа» Михаил Ходорковский опубликовал в Сети заявление по делу Pussy Riot. «Когда тебя возят из СИЗО в суд, происходит это так: подъем еще до общего завтрака, маринование, согнувшись, в «стакане», транспорт по московским пробкам – минимум два часа, – пишет Ходорковский. – В суде – либо сразу в зал, бодрой рысью вверх по лестнице, прикованным за одну руку к конвоиру, либо в «конвойку» – ждать, пока «запустят». Перерыв, сухпаек. Что в сухпайке? Сухая лапша, сухая каша… Пока лапша успевает раствориться в кипятке до кондиции – 20-минутный перерыв закончен. Но если кто-то страдает почками, такое питание – это почти убийство… Заседание закончилось, все по домам. А подсудимых пристегивают наручниками и обратно, в СИЗО, через московские пробки. Приезжают они уже после общего ужина… Если завтра судебное заседание – через 3 часа поднимут и «процедура» повторится… Пытки? Если ограничение в ознакомлении с делом и продление ареста – беззаконие обычное, то 11-часовое судебное заседание без нормального перерыва даже на обед похоже на исполнение поручения окончить судебное следствие, а может, и прения до конца Олимпиады, пока мировые СМИ заняты другим, и наш позор звучит не так громко».

Опубликовано в номере «НИ» от 7 августа 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: