Главная / Газета 31 Июля 2012 г. 00:00 / Общество

Школа жизни

С подростковыми суицидами будут бороться специальные сотрудники образовательных учреждений

АНАСТАСИЯ МАЛЬЦЕВА, ЕКАТЕРИНА ГАЙНУЛИНА

Следственный комитет России (СКР) по Кемеровской области проводит доследственную проверку по факту смерти 9-летнего мальчика, который в минувший вторник повесился в сарае. Эксперты констатируют: для России проблема детской и подростковой смертности крайне актуальна, и корни ее в плохом социально-экономическом положении всего общества. Чтобы исправить ситуацию, в российских школах могут ввести должность «специалистов по выявлению склонности к суициду».

Тело повесившегося мальчика было обнаружено в сарае одного из частных домов Таштагольского района Кемеровской области. Как установило следствие, за день до трагедии, 23 июля, ребенок специально вдыхал пары бензина, после чего взял веревку и ушел в сарай. Когда его тело обнаружили, бутылка с бензином стояла рядом. По словам детей, с которыми общался погибший, мальчик считал, что его никто не любит. Следователи из СКР по Кемеровской области полагают, что со стороны родителей не было должного контроля. Установлено, что мальчика и раньше видели в состоянии алкогольного опьянения. На данный момент следствие не исключает версию «доведения до самоубийства». Эксперты заявляют, что проблема детских и подростковых суицидов для нашей страны крайне актуальна. По этим показателям Россия является лидером в Европе и одним из лидеров в мире. У нас на 100 тыс. подростков приходится 19,8 случая суицида, а в среднем по стране за год сводят счеты с жизнью более 200 детей и 1,5 тыс. подростков.

По словам экспертов, чаще всего в основе неудовлетворенностью жизнью лежит социальное неравенство. Именно по этой причине суициды часто происходят в сельской местности. На прошедшей вчера пресс-конференции был организован видеомост, в котором приняли участие ведущие психиатры Москвы, Астаны, Киева, Кишинева и Еревана. Разговор шел на тему «Суицид: как не переступить черту?». Президент Ассоциации психологов Армении Грант Аванесян заявил, что множество самоубийств происходит, потому что «родители даже не знают, с кем общается и чем занимается их ребенок».

«Раньше все звонили друг другу на домашние телефоны, и родители слышали, кто зовет их ребенка гулять, – говорит Грант Аванесян. – Сейчас, с приходом Интернета, жизнь ребенка скрыта от глаз родителей».

Уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов на днях выступил с предложением направить в российские школы специалистов, которые займутся выявлением склонных к суицидам детей.

На данный момент, по словам омбудсмена, 72% школ даже не имеют в своем штате психологов. Отсутствие в учебных заведениях специалистов, способных помочь детям преодолеть тяжелые переживания и оказать им эмоциональную поддержку, как считают эксперты, сильно сказывается на эмоциональном состоянии учащихся. По словам Елены Дозорцевой, руководителя лаборатории детского и подросткового возраста Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. Владимира Сербского, «служба психологической помощи в школе подвергается реорганизации: психолог выводится за пределы школы, в результате его функция ложится на учителя, а учитель не всегда может справиться».

В разговоре с «НИ» член комиссии по вопросам безопасности граждан Общественной палаты РФ Сергей Ряховский заявил, что на должности школьных психологов необходимо привлекать волевых мужчин, который смогут повлиять на детей. «У нас сейчас представители сильного пола массово изгоняются из школ, – говорит эксперт. – Если мужчины работают на должности социального педагога или психолога в школе, то люди считают, что они априори ненормальные и у них есть какие-то психические или сексуальные отклонения. А у нас множество детей воспитывается без отцов, поэтому школе нужны именно такие специалисты».

По мнению члена Общественной палаты РФ Елены Тополевой-Солдуновой, необходимо также совершенствовать систему «горячих линий» для детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. «У нас эти телефоны есть, – говорит «НИ» г-жа Тополева-Солдунова. – Но они все какие-то непостоянные: «горячие линии» то возникают, то пропадают, их то начнут рекламировать, то опять о них забудут. В итоге, я уверена, что если провести социальный опрос среди подростков, то окажется, что в большинстве своем те вообще о них не знают».

Опубликовано в номере «НИ» от 31 июля 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: