Главная / Газета 26 Июля 2012 г. 00:00 / Общество

Добровольцы поневоле

Новый закон о волонтерах может ударить по гражданской активности в обществе

МАРГАРИТА АЛЕХИНА, КРИСТИНА УХОВА, ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВА, ВАЛЕРИЯ РОДИОНОВА

На днях в Общественной палате РФ прошли слушания, посвященные концепции проекта федерального закона «О волонтерстве». По версии авторов концепции, закон устанавливает обязательства добровольческих организаций перед их членами и обеспечивает волонтерам необходимые социальные гарантии. Волонтеры же видят в концепции очередную попытку властей обуздать рост гражданских настроений в обществе.

Волонтеров хотят поставить на учет и под контроль.<br>Фото: JUGA.RU/ЕВГЕНИЙ СМИРНОВ
Волонтеров хотят поставить на учет и под контроль.
Фото: JUGA.RU/ЕВГЕНИЙ СМИРНОВ
shadow
Текст концепции, разработанной некоммерческим партнерством «Юристы за гражданское общество», 14 июля выложил в своем «Живом журнале» депутат Госдумы Илья Пономарев. Блоггер сопроводил текст замечанием: «В таком виде это означает серьезнейшие проблемы для волонтерского движения». Целью закона, как указано в документе, является регуляция общественных отношений в сфере волонтерства и благотворительности. Согласно документу граждане, занимаясь волонтерством, должны заключить договор с юридическими лицами. Те обязываются покрывать им расходы на перемещение, проводить инструктажи по технике безопасности и в случае опасности обеспечить страхование их жизни и здоровья.

Появление законодательного новшества совпало по времени с новостями из Крымска, когда администрация района потребовала волонтеров освободить центр затопленного города. Активисты движения «Экологическая вахта по Северному Кавказу» и добровольцы партии «Яблоко» были вынуждены переместиться в палаточный лагерь на окраине Крымска. «10 июля нам объявили, что в детском саду, который мы занимали, будет ремонт. Сейчас, насколько я знаю, никакого ремонта там нет. Потом такие же процессы начались по всему городу, всех добровольцев начали отодвигать на периферию», – рассказал «НИ» активист «Эковахты» Сурен Газарян. 16 июля лидер движения «Альтернатива» Олег Мельников разместил в своем «Твиттере» постановление местной администрации, где волонтерам предписывалось занять участок, примыкающий к автодороге Крымск – Славянск за пределами города.

По мнению Сурена Газаряна, местные власти выдворяли волонтеров из города из-за конкуренции между «официальными» пунктами ликвидации последствий катастрофы и волонтерскими «добрыми лагерями». Директор Московского бюро по правам человека Александр Брод считает, что власти таким образом попытались воспрепятствовать распространению нелицеприятной для них информации: «Волонтеры, приезжая на место катастрофы, замечают просчеты власти, начинают сообщать о них, писать запросы и открытые письма. Поэтому у властей к ним отношение от настороженного до откровенно враждебного».

Добровольцы мешают властям на всех уровнях, считает член Совета при президенте по правам человека Дмитрий Орешкин. «Волонтерами становятся те же люди, которые идут в наблюдатели на выборах, в некоммерческие организации, на митинги. Государству нужно контролировать их на всех направлениях», – заявил «НИ» политолог. По его мнению, инициатива Общественной палаты вписывается в контекст поправок в законодательство об НКО, о клевете, о митингах и о наблюдателях. «Если организации, всегда работавшие на доверии, будут вынуждены отчитываться за каждый потраченный рубль, их легко можно будет устранять при помощи налоговой инспекции», – уверен г-н Орешкин. Замглавы думского комитета по безопасности Геннадий Гудков в беседе с «НИ» считает, что государство при исполнении закона будет «исходить из принципа политической целесообразности» и применять его в карательных целях.

Дмитрий Орешкин напомнил «НИ» историю активистки движения «Солидарность» Марии Бароновой, которая является одной из обвиняемых по делу о беспорядках 6 мая. 8 июля оппозиционерка организовала на Воробьевых горах пункт сбора гуманитарной помощи пострадавшим в Крымске. Свою деятельность она координировала с представителями прокремлевских движений во главе с единороссом Робертом Шлегелем, находившимся на Кубани. С подачи хакера Hell в блогах появилась информация, что Баронова оставила часть собранных денег себе, хотя, как заверяет сама активистка, в координационном центре в Крымске поступивших от нее средств насчитали больше, чем было указано в отчете. 17 июля на дверь ее квартиры нанесли оскорбительную надпись с требованием «вернуть деньги», в блогах началась кампания, которую Дмитрий Орешкин охарактеризовал как «травлю». «Несомненно, к давлению на Марию в случае принятия обсуждаемого закона подключились бы и силовые структуры», – уверен политолог. Сама Мария подозревает, что кто-то пытается расстроить сотрудничество оппозиции и провластных движений, наладившееся в Крымске.

Волонтеры воспринимают концепцию закона в штыки исключительно по привычке, уверена ее автор, юрист Дарья Милославская. «Я могу понять опасения граждан, но концепция была составлена еще в прошлом году, а опубликована в апреле текущего года. Ни о каком контроле над деятельностью волонтеров там речи нет. Мы просто пытаемся закрыть правовую лакуну, возникшую из-за разрыва понятий «доброволец» и «волонтер», – убеждает «НИ» г-жа Милославская. Понятие «доброволец» в соответствии с федеральными законами № 383 и № 235 трактуется как «физическое лицо, которое осуществляет благотворительную деятельность в форме безвозмездного выполнения работ, оказания услуг». Понятие «волонтер» же встречается только в части законодательства, касающейся подготовки к сочинской Олимпиаде 2014 года.

Закон нацелен именно на организации, занимающиеся подготовкой к Сочи-2014 и Универсиаде 2016 года в Казани, считает президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. Негосударственные же волонтерские организации он игнорирует. «Я не понимаю, почему моя организация должна быть причастна к этому закону», – заявила г-жа Альшанская «НИ». По ее словам, отношения оргкомитета Олимпиады с тысячами волонтеров можно было узаконить и на местном уровне, и на уровне уставов. «Закон имеет смысл в случае миллиардных бюджетов и тысяч волонтеров. А если мы начнем страховать жизнь и здоровье каждого нашего добровольца, нам можно будет закрываться».

Договор и возмещение расходов оправданны в случае, если доброволец подвергается риску, например, едет в горячую точку, на пожар или в зоны стихийных бедствий, полагает исполнительный директор фонда «Справедливая помощь» Елизавета Глинка. «В остальных случаях это бессмысленная волокита», – заявила «НИ» филантроп. «Мысль о необходимости подобного закона возникла в ходе обсуждения прошлогоднего закона о добровольной пожарной охране», – подтверждает «НИ» ее слова заместитель председателя Научного совета Всероссийского центра изучения общественного мнения Иосиф Дискин. Однако в отличие от Елизаветы Глинки г-н Дискин уверен, что есть необходимость и в законе более общего характера, обеспечивающем волонтерам безопасность и в менее экстремальных, чем пожары, условиях, так как волонтеры не всегда понимают, какой опасности подвергают свое здоровье.

Закон оказался бы полезен для организаций, работающих с детьми и больными, считает президент фонда помощи хосписам «Вера» Анна Федермессер. Она рассказала «НИ», что для ее организации подобный закон оказался бы полезен: «Руководители детских и медицинских организаций, принимая на работу волонтера, берут на себя огромную ответственность. Например, хоспис – это место, где работают с наркотиками. У нас нет юридической возможности потребовать у волонтера справку из психоневрологического диспансера. Этим обусловлена очень жесткая система отбора, в ходе которой мы из-за малейших подозрений отсеиваем 13 из 15 желающих стать волонтерами. Если бы мы заключали договор, предусматривающий возможность проверить, волонтеров, возможно, было бы намного больше». По мнению г-жи Федермессер, необходимость заключать договор не должна испугать волонтера, желающего работать с детьми или больными, если он осознает лежащую на нем степень ответственности. Тем не менее, оговаривается Анна Федермессер, спонтанному волонтерству закон, скорее всего, навредит.

Отсутствие регистрации позволяет организации быть максимально мобильной, рассказывает координатор такого «спонтанного» поискового отряда «Lisa Alert» Григорий Сергеев: «Если бы подобный закон был уже принят, 100 человек, которые сейчас ищут ребенка в лесу, стояли бы в очереди в какое-то окошко». По замечанию г-на Сергеева, госструктуры не несут ответственности за жизнь и здоровье своих сотрудников, следовательно, и частные благотворительные и добровольческие организации не должны.

Опубликовано в номере «НИ» от 26 июля 2012 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: