Главная / Газета 6 Июля 2012 г. 00:00 / Общество

Нелегалы по вызову

Шашечки у подпольных таксистов исчезли, а сами «бомбилы» остались

Владимир ЕРКОВИЧ

До 5 тысяч рублей увеличился с июля штраф для нелегальных таксистов. Однако эта мера пока никак не сказалась на рынке «левых» перевозок. В этом убедился корреспондент «НИ», поработавший таксистом в подмосковном Наро-Фоминске: даже после вызова машины по телефону официальной фирмы за вами приедет, скорее всего, «бомбила» – без шашечек и без лицензии. Принимают же на эту работу любого, невзирая ни на состояние автомобиля, ни на навыки самого таксиста.

Столичные стоянки такси оккупировали провинциалы (на фото площадь у трех вокзалов).<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Столичные стоянки такси оккупировали провинциалы (на фото площадь у трех вокзалов).
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
На работу я устроился по объявлению: «Требуются водители с личным автотранспортом». Позвонил по указанному телефону, и мне сказали прийти в офис. В офисе сидел полный мужчина, который спросил про опыт работы таксистом и марку машины. «Не работал. «Мицубиси Лансер», 2005 года», – сознался я. Мужчина объяснил, что есть два варианта работы: «на стоянке» и «на рации». В первом случае, «на стоянке», таксисты ждут, пока клиент сам подойдет. «На рации» – надо ездить по указаниям диспетчера. Я выбрал второй вариант. «У вас прикуриватель при выключенном зажигании работает?» – поинтересовался работодатель. На мой отрицательный ответ последовал подробный рассказ о том, как сделать, чтобы рация работала при выключенном двигателе: «Покупаете разветвитель прикуривателя и протягиваете от него провод напрямую к аккумулятору. Важно, чтобы «плюс» был на «кончике» а «минус»…» Мужчина нарисовал на листочке схему, назвал график работы (два дня, две ночи, два выходных) и спросил, тружусь ли я где-то еще. «Да так, лежит трудовая…»

Автомаскировка

На следующий день снова приезжаю в офис: «Добрый день. Вы мне вчера сказали протянуть провод от аккумулятора. Сделал. Посмотрите?» – «Ну чего там смотреть. Сделал, значит, сделал. Завтра к семи подъезжайте, можете выходить на смену. Но без шашек. А то сейчас гаишники гоняют».

Осмотра автомобиля я опасался, так как до сих пор не поменял резину на летнюю, а на панели приборов горит «чек» – нужно ехать на ремонт. Но в службе такси мой автомобиль так и не увидели. Только переписали данные водительского удостоверения и провели инструктаж. Оказалось, что у каждой службы в городе есть свои стоянки. Их называют «точки». Чужих туда не пускают. Если нет заказов, водители едут на свою точку и отмечаются у диспетчера. Диспетчер дает заказы на точке всем по очереди. Раньше приехал – раньше уедешь.

Потом механик выдал мне рацию. Пользоваться рацией несложно, только необходимо все время регулировать громкость. Уезжаешь дальше от базы – рация начинает шипеть. Значит, надо прибавить мощность. Приближаешься к базе – убавляешь, так меньше помех. А когда проезжаешь мимо гаишников, руку надо держать на ручке выключения, чтобы вырубить рацию, если остановят. Наличие рации я объяснил бы тем, что слушаю пробки на волне дальнобойщиков. Ведь с «официальным» такси у меня общего было лишь то, что вызвать меня можно было через телефон официальной службы. А по закону я считался человеком, который нелегально занимается извозом, и выдавала меня длинная антенна, закрепленная магнитом на багажнике.

Утром выхожу на работу. Заказы следуют один за одним. За час подвожу трех молодых мамочек с детьми до разных поликлиник. Почти каждый раз возникают проблемы с опознаванием меня как такси. Шашечек-то нет. Выхожу из машины: «Такси ждете? Это я». – «А почему без шашечек?» – «Ну пока так. Волокита с переоформлением, пока просили работать без шашечек». На самом деле после повышения штрафов сотрудники ГИБДД стали устраивать рейды. На днях одного таксиста вызвали в суд, другой отдал на месте две тысячи. Вести в профессиональной среде распространяются быстро, и теперь все, у кого нет лицензии, поснимали шашечки и таксуют без опознавательных знаков.

Жара. Включаю кондиционер. Борюсь с холодными струями воздуха, чтобы не дуло на меня. Но больше жары и кондиционера напрягает рация. Она периодически шипит без причины. Постоянно подкручиваю ручку приема, но дело, похоже, не в ней. Это специфика самого способа связи. Делаю тише. Мне кажется, что пассажиров шипение также бесит, и поэтому постоянно то убавляю, то прибавляю звук. Хочется послушать передачу на «Серебряном дожде», но рация мешает, а выключать ее нельзя.

Пьяный поворот, крестик и пластик

Забираю парня и девушку. Она открывает ему дверь и помогает сесть назад. У парня обе руки загипсованы под прямым углом, двойные переломы. Едем в больницу. Проезжаем парк, где идут приготовления ко Дню города. Девушка показывает на передвижной парк аттракционов: «В субботу на День города пойду. С девчонками уже договорилась. И ты сходи с пацанами». – «Издеваешься? Я даже выпить не смогу». – «О! А я видела такую каску, на нее можно две банки пива поставить, и трубочки в рот. Я тебе подарю». – «А это тема!» Парочка выходит из машины в приподнятом настроении.

Женщина на заднем сиденье громко матерится в «айфон»: «Да это Серега поцарапал! Ну надо же так, во всю дверь! Нет, конечно, можно отполировать, но обидно-то как! – рассказ про поцарапанную машину плавно перетекает в разговор о шмотках. – Ага, бери и даже не думай! А балетки – они всегда будут жать, главное, чтобы по цвету подходили». При выходе из машины она протягивает мне целлофановый пакет с мелочью: «Тут сто рублей».

Везу врача-дерматовенеролога от клиники. Женщина по телефону консультирует пациента: «Ну запах, и что? Есть у нее такой недостаток. Но мазь Вишневского – это лучшее средство». Я делаю рацию потише: «Вас не бесит это шипение? Просто меня раздражает, и кажется, что пассажиров тоже». – «Что вы, нисколько. Это типичный случай проекции. Вы проецируете на других свои проблемы. А на самом деле никакой проблемы нет. Она есть только в вашей голове». Едем долго. Дерматовенеролог рассказывает, как она лечит кожные заболевания, грибок на ногах и выпадение волос на голове. В конце маршрута у меня начинают чесаться ноги в кедах. Наверное, тоже проекция.

«Тридцать пятый, Вова! Новый въезд, девушка будет ждать», – сообщает рация. Самую большую сложность в определении адресов вызывают народные топонимы. С конкретными адресами хорошо справляется навигатор, а где «Новый въезд», надо понять самому. «Пьяный поворот», «Крестик», «Пластик» – все эти определения может знать только местный. С Нового въезда забираю девушку. Она всю дорогу рассказывает забавные истории про свою маленькую дочку и домашних животных: «У нас дома целый зверинец. Кошка, черепаха, шмель в банке, гусеница. Моя Соня обожает кота. Мучает его постоянно, аж жалко».

Когда высаживаешь пассажира, надо сообщить диспетчеру, где ты освободился. Всегда стараются найти «обратку», чтобы не ехать на точку порожняком. Если сразу нет обратного заказа, диспетчер говорит: «Покури пять минут». Если за пять-десять минут заказа не находится, то можно не спеша выдвигаться на точку. Но иногда просят подождать подольше. В каждом районе должны быть хотя бы одна-две машины. «Тридцать пятый – базе. Скурил томик Есенина, выезжаю на точку», – не удерживаюсь от сарказма.

Борьба с таксистами-нелегалами создала у клиентов трудности с их распознаванием.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow Занести диспетчеру

С двух до четырех дня – затишье. Все стоят на точке, два водителя вяло общаются около одной из машин. Эта картина напоминает тихий час в больнице. На точке таксисты музыку не слушают. В любой момент по рации может прийти заказ. Пользуясь случаем, стараюсь отдохнуть. Откидываюсь в кресле и пытаюсь поспать. Даже если диспетчер молчит, рация иногда издает резкие шипящие звуки. Но тише не делаю. Боюсь проспать вызов.

Водители по очереди сообщают, что отъезжают на обед. Никаких ограничений по времени перерыва нет. Обедай сколько хочешь. Можешь вообще с половины дня домой уехать. Главное – предупредить диспетчера. Водители перед сменой сдают норму, и что они делают дальше – это их дело. Если работаешь на своей машине, то норма в дневную смену – 450 рублей. Ночью – 400. Бензин за свой счет. В конце смены на руках у меня осталось около 1600 рублей. Это уже за минусом сданной нормы и стоимости бензина. На бензин ушло 500 рублей. Пробег за смену – около 170 км. Количество заказов напрямую зависит от погоды. В холодную и дождливую заказов больше. В теплую погоду многие предпочитают пройтись пешком.

Серега «восемьдесят третий» в такси уже пять лет. Пришел подработать после армии, да так и остался. Сергей вводит меня в курс дела: «С диспетчером познакомься. Ночью, когда начальства нет, занеси ей рублей триста-пятьсот и не парься. Она будет тебе скидывать хорошие заказы не по рации, а по телефону. В Москву, например, в аэропорт. И заработаешь, и не будешь по городу метаться, как раненый. Меня лично бесит по городу ездить. Уж лучше на дальняк».

Коля «двадцать восьмой» таксует седьмой год: «Тебе не обязательно работать по графику. Ты можешь купить рацию и выходить, когда захочешь. Новая около пяти тысяч стоит, а подержанную можно и за две найти». Колина «Нексия» оборудована под такси. Основной блок рации привинчен к панели, микрофон крепится на специальном крючке. Коля в отличие от большинства ездит с шашечками. У него есть лицензия. Для получения лицензии надо либо работать на служебной машине, либо зарегистрироваться в качестве ИП. Коля – индивидуальный предприниматель. Получением лицензии занималась служба такси. Он толком и не знает, как ее получить самостоятельно. Даже ни разу не сдавал налоговую отчетность.

Самая распространенная проблема – это когда клиент не платит. Чаще всего так бывает с пьяными. Если у водителя возник конфликт, он подает в рацию позывной «База 300». Это значит, что нужна помощь, и все свободные водители едут к нему. Водитель тоже может «развести» пассажира, но это касается скорее тех таксистов, кто работает «на стоянке», а не «на рации». Они могут объявить клиенту любую стоимость, их никто не обязывает держать определенный тариф, да и проверить реальную цену никак нельзя. Но это возможно только с приезжими. Например, видят, что родители первый раз приехали к сыну в воинскую часть. Не знают, что до дивизии можно доехать на маршрутке, берут такси. Тут можно при желании «навариться».

Помимо ГИБДД таксистов должна контролировать Административно-транспортная инспекция (АТИ). Но ее сотрудники сконцентрировались на маршрутных такси, вычисляют «нелегалов» там. В Наро-Фоминске есть такая особенность: весь общественный транспорт прекращает ходить после 22 часов, хотя по расписанию ходит до 23. После десяти вечера по городу можно проехать только на такси. Автобусное начальство говорит, что в это время ездить невыгодно, низкая загрузка, хотя как раз в это время приходят электрички с теми, кто работает в Москве. В администрации города кивают на АТИ. Представитель же АТИ рассуждает о правильности существующего порядка с характерной для чиновников логикой: «Если люди работают в Москве, то у них больше денег, и они могут себе позволить ездить на такси».

А я после двух дней работы решаю уволиться. В голове прокручиваю различные варианты, как сделать это максимально безболезненно. Но оказалось, что достаточно просто сдать вечером рацию и следующим утром не выйти на смену. Никто мне не позвонил и за прогул не отчитал. Оно и понятно, ведь недаром объявление о наборе водителей с личным транспортом висит все время.

Опубликовано в номере «НИ» от 6 июля 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: