Главная / Газета 3 Июля 2012 г. 00:00 / Общество

«Тем, кому хочется романтики, в космосе не место»

Командир отряда космонавтов Герой России Юрий Лончаков

ЮЛИЯ АНДРЕЕВА

В минувшую субботу в Центре подготовки космонавтов (ЦПК) завершился прием документов от соискателей. В этом году набор претендентов впервые был открытым. Командир отряда космонавтов, Герой России Юрий ЛОНЧАКОВ рассказал «НИ», какие требования сегодня предъявляются к тем, кто решил связать свою жизнь с космосом, как военные космонавты уживаются с гражданскими и когда в космос вместо людей будут летать роботы.

shadow
– В прошлом году объединили три существующих отряда космонавтов – ЦПК, «Энергии» и Института медико-биологических проблем (ИМБП). Это себя оправдало?

– Теперь космонавты находятся в одном месте – в Центре подготовки космонавтов, который для этого, собственно, и предназначен. Да и работа сейчас поставлена более эффективно. Объединенный отряд включает в себя 36 человек: кроме космонавтов ЦПК, это ребята из РКК «Энергия» и Сергей Рязанский из ИМБП. Хотя космонавты всегда были одним коллективом, но сейчас мы еще и территориально находимся в одном месте, ведь наши кабинеты расположены рядом. А это большой плюс, поскольку происходит более тесное общение – не только профессиональное, но и человеческое, дружеское. Иногда можно услышать высказывания, что космонавты после ухода из «Энергии» оказались оторванными от производства. Совершенно не согласен. Когда запрашивают космонавтов на проведение конструкторско-испытательных работ, мы сами можем распределять их в зависимости от опыта. В этом заключается еще один немаловажный плюс объединения.

– Сегодня единый отряд объединяет в себе как военных космонавтов, так и гражданских. Каково руководить таким смешанным коллективом?

– Мы сразу постановили, что никакого разделения на военных и гражданских у нас в отряде не будет. И раньше это разделение было весьма условным и формальным. Какая разница, какое учебное заведение ты окончил – военное летное училище, МАИ, Бауманку или МФТИ? И летчики-инженеры, и инженеры – это одна большая дружная семья. Кстати, к концу года отряд космонавтов будет полностью гражданским. Сейчас военные космонавты находятся в процессе увольнения с военной службы, после чего поступят на работу в ЦПК на свои же «космические» должности, но уже в качестве гражданских специалистов.

– На процесс подготовки космонавтов объединение отрядов повлияло?

– Никак не повлияло. Ребята из «энергетического» отряда и раньше ездили на занятия и тренировки в ЦПК, ездят и сейчас. Часть тренировок проходят в Королеве. Объединение отрядов повлияло только на то, что коллектив стал более сплоченным.

– Все ли действующие космонавты перешли в отряд ЦПК?

– На сегодняшний день два действующих космонавта Павел Виноградов и Александр Калери не перешли в единый отряд космонавтов. Они занимают в РКК «Энергия» ведущие должности и поэтому не захотели менять работу. Александр Юрьевич Калери занимается разработкой и испытанием новых систем корабля. Он человек опытный, много раз побывавший в космосе и сейчас передает свой опыт молодежи. У Павла Виноградова очередной полет в космос намечен на весну 2013 года, и то, что он не перешел в отряд, не мешает ему заниматься подготовкой. Думаю, что после полета он также останется в «Энергии».

– Почему в этом году набор в отряд космонавтов сделали открытым?

– Мы решили перенять опыт наших партнеров из американского и европейского космических агентств, которые проводят подобные открытые конкурсы, правда, с небольшими отличиями. Создана конкурсная комиссия, которая отбирает кандидатов в космонавты.

– И вы вошли в ее состав?

– Да. Уже создано пять подкомиссий: по проведению медицинского освидетельствования претендентов, по проведению отбора на соответствие требованиям по физической подготовке, по образованию и профессиональной компетентности, на соответствие психологическим требованиям и подкомиссия по обработке заявлений и документов претендентов на отбор. Конкурс по отбору кандидатов состоит из двух этапов: очного и заочного. На заочном этапе рассматриваются документы. Если претендент соответствует всем требованиям, его приглашают для участия в очном конкурсе.

– Каковы требования к будущим космонавтам?

– Во внимание принимается профессионализм, знание английского языка, истории космонавтики, оценивается общий кругозор. Претенденту должно быть не более 33 лет, а опыт работы по специальности должен составлять не менее пяти лет и не менее трех лет на одном месте работы. Естественно, необходимо «железное» здоровье. То есть существует огромный аспект направлений, по которым можно судить, действительно ли человек хочет идти на эту сложную работу, мечтал о ней и долго к ней стремился, а не просто пришел попробовать: возьмут – не возьмут. Люди приходят из самых различных сфер деятельности. Но предпочтение отдается претендентам с инженерным образованием.

– На первом, заочном, этапе многие отсеиваются?

– Примерно 60%. Они не подходят под заявленные критерии. В космос должны летать профессионалы, тем же, кому хочется романтики или посмотреть на Землю через иллюминатор космического корабля, здесь не место.

– Когда вы проходили отбор, критерии были жестче?

– Требования остались те же. И они очень жесткие, особенно медицинские. Мы должны четко понимать, что каждый, кто приходит в отряд, полетит в космос не завтра. До этого заветного дня пройдет много времени: сначала два года общекосмической подготовки, затем занятия в группах и только потом постановка в экипаж, сначала в дублирующий, а затем в основной. У претендента должен быть запас здоровья, как мы говорим, на 10–15 лет. Когда ты находишься на орбите, тебе никто не поможет, кроме твоего экипажа и тебя самого. Вот почему так важны хорошие знания, умения, опыт, отличное моральное и психологическое состояние. Задачи, для которых отбираются будущие космонавты, – это работа на МКС, а в перспективе – участие в космических программах, связанных с изучением Луны и Марса. Это очень сложная и рискованная профессия.

– Женщин среди претендентов много?

– Среди 304 подавших заявления 43 представительницы прекрасного пола, четыре из них работают в космической отрасли.

– В последнее время все чаще поговаривают о том, что космонавтов во время полета вполне успешно могут заменить роботы. Космонавтов же целесообразнее использовать для программ освоения Луны и Марса. Согласны?

– Этот вопрос был поднят еще при Сергее Павловиче Королеве. Я уверен, как бы прогресс ни шел вперед, как бы ни совершенствовались роботы и машины, то, что может делать человек, не под силу ни одному самому навороченному роботу. Приведу простой пример. У нас есть телеоператорный режим управления – стыковка вручную грузового корабля «Прогресс» и стыковка в ручном режиме пилотируемого корабля. То есть если автоматика отказывает, командир должен взять на себя управление и состыковаться вручную. В этом случае никто, кроме человека, кроме профессионала-оператора, не сможет спасти ситуацию. Там, где человек сможет совершить ту или иную операцию на пределе своих возможностей, машина, какая бы совершенная она ни была, будет бесполезна.

Опубликовано в номере «НИ» от 3 июля 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: